РОССИЯ: ИСПЫТАНИЕ ЛИБЕРАЛИЗМОМ

19 марта, 1999, 00:00 Распечатать

Кажется, требует пересмотра ставшее уже аксиомой представление о том, что 17 августа Россия упала в глубокую экономическую пропасть...

Кажется, требует пересмотра ставшее уже аксиомой представление о том, что 17 августа Россия упала в глубокую экономическую пропасть. Вроде бы, с точки зрения современной финансовой системы Запада, проделанное С.Кириенко и К о равноценно экономическому «самоубийству». Но властная элита в большинстве своем как-то и не очень печалится о былом, а главный исполнитель «дефолта» полон планов на будущее. Более того, с приходом на премьерство Е.Примакова проявились явления и вовсе парадоксальные: уровень жизни падает, а уровень доверия к премьеру неуклонно растет. Феномен веры как бы существует вне материального содержания народной жизни. Уже этого достаточно для того, чтобы серьезно задуматься над российскими реалиями.

Вначале об основе основ национального бытия - о «русском бунте». Исторический путь СССР - России в 90-е годы в этом свете не исключение. Он зримо обозначен серией революционно - контрреволюционных ломок, которые кардинальным образом меняли властную ситуацию в стране: август 91-го - исход «союзного кризиса»; октябрь 93-го - развязка властного кризиса нового российского политического режима и др.

17 августа 1998 года - закономерное звено в этой цепи, следствие обострения кризиса системы экономического управления. По сути, это был революционный слом основ управления и функционирования финансовых механизмов и институтов общества. Но одновременно - это сугубо «контрреволюционное» деяние, фактически перечеркнувшее наработки этапа «либерального» реформирования России начала 90-х годов. По моему глубокому убеждению, происшедшее - не чисто финансовый кризис, обусловленный «азиатским вирусом», а спланированный «переворот» менеджеров (к каковым следует отнести С.Кириенко и С.Дубинина). В его результате «на царствование» «уговорили» менеджера суперкласса Евгения Примакова, а в общественно-политической сфере ярко разгорелась «звезда» политического менеджера Григория Явлинского.

Последствия «революционного» замысла впечатляют: в одночасье обрушены «виртуальные структуры» и механизмы финансового рынка, скопированные с западных аналогов. А «младореформаторы» не то чтобы «покаялись» и успокоились, а пошли на «добивание» старой системы управления - доказывать западным финансистам нецелесообразность дальнейших «развращающих» финансовых «инъекций». «Наивное» признание того, что «король голый» (в смысле современной мировой финансовой системы), серьезно встряхнуло и мировой фондовый рынок. Российский «дефолт» (всего-то в каких-то десяток миллиардов долларов) обусловил такое падение курсов акций на Уолл-стрите, которое, по подсчетам некоторых западных экспертов, эквивалентно десятку российских экономик (конечно же, в американском понимании соотношения рубля к доллару на начало кризиса).

Обрушившийся «финансовый каркас» обнажил криминальную основу как экономической, так и политической власти, особенно в российских регионах. Оказалось уже невозможным скрывать того, что и выборы в Санкт-Петербурге, и выяснение хозяйственно-экономических отношений в Красноярске, и многое другое имеют мощную криминальную подоплеку. На повестку дня поставлен вопрос о необходимости осуществления тотальной антикриминальной чистки. Ожесточенные бои вокруг отставки

Ю.Скуратова в Совете Федерации, знаковые похищения и «посадки», общественная раскрутка громких дел и многое другое - только внешний антураж сложнейших процессов перераспределения власти.

…нет у революции конца:

либеральный сценарий для России

Правительство Примакова в силу сложившихся обстоятельств жестко поставлено перед необходимостью осуществлять политический курс на основе социально-политического консенсуса. Которого придерживается со сравнительно благоприятными для себя последствиями. Экономическая политика, которую оно пытается осуществлять, все отчетливее приобретает контуры ленинского нэпа. В частности, бросается в глаза поразительное сходство некоторых обстоятельств:

- 1921 год - крах политики «военного коммунизма» и потребность возврата к эффективным механизмам хозяйствования (прежде всего к замене продразверстки продналогом) для того, чтобы сохранить основное «завоевание» революции - новый политический режим - власть Советов;

- 1999-й - крах попыток «с наскока» осуществить либеральные реформы в экономике и необходимость возврата к эффективным в прошлом производствам (прежде всего к высокотехнологическому ВПК), механизмам хозяйствования и общественно-политического управления (усиление государственного начала в управлении и регулировании в ключевых отраслях, в частности ТЭК). Но при этом правительство особо не посягает на «завоевания» периода реформ - приватизацию и ТНК типа РАО «Газпром» и «ЕЭС России». Последние явно в фаворе и только наращивают усилия, являясь своеобразными проводниками российской политики в ближнем и дальнем зарубежье.

Деятельность нынешнего правительства, несмотря на наличие в нем значительной «левой» прослойки, во многом пользуется поддержкой Б.Ельцина - политика явно либеральной ориентации. Данный парадокс может быть снят, если его интерпретировать как стремление сберечь и дать возможность полноценно развиться и окрепнуть либеральному началу в России.

Возможно существование и более жесткой альтернативы - Евгений Максимович будет пользоваться поддержкой Бориса Николаевича только до тех пор и в той мере, в которой он будет способен обеспечить сохранение либеральных начал.

Либеральное движение для России не тепличный неофит. Своими корнями только последние два столетия оно питается от идей и традиций декабристов, антикрепостничества и классического анархизма. Главный теоретик анархизма Петр Кропоткин еще на рубеже ХХ века доказал, что двигателем развития и выживания живого мира является не только конкуренция, но и кооперация. Не отрицая дарвиновской «борьбы за существование» в природе, главным фактором прогрессивного развития среди животных и людей он все же считал присущий им «инстинкт» взаимопомощи. Символично, что умер «отец» анархизма именно в год провозглашения нэпа. За два года до этого, в самый разгар военно-коммунистической вакханалии, книга выходит уже в новой редакции с весьма показательным названием - «Взаимная помощь среди животных и людей как двигатель прогресса».

Нынешняя власть - своя для либералов. Позиция главного финансиста России М.Задорнова, несмотря на сверхпрессинг, только усиливается. «Младореформаторы» сохранили свободный и даже приоритетный доступ к информационному блоку РТР (самому «проправительственному» каналу), «плотные» политические контакты с президентской администрацией. С.Кириенко демонстрирует свою лояльность новому главе правительства, а его движение даже готово поддержать его выдвижение в президенты. Более того, активно муссируются слухи (которые никто не опровергает) о выполнении экс-премьером «особых поручений» то в контактах с МВФ, то в поиске выхода из противостояния Лебедь-Быков в Красноярском крае. А сообщения о включении в число кандидатов в Совет директоров РАО «ЕЭС» С.Кириенко, Б.Немцова, Б.Федорова, Е.Гайдара или слухи о назначении то ли А.Чубайса главой президентской администрации - и вовсе не требуют комментариев.

Однако самым значимым, как видится, есть особая роль и место в новом властно-политическом раскладе Григория Явлинского - сторонника либерализма в экономике и социал-демократии в политике. Его ЦКБэшная встреча с Б.Ельциным, обросшая всевозможными слухами и домыслами (в частности, о президентских «предложениях» от вице-премьерства до «престолонаследия»), и вовсе вызвала ажиотаж. Но при этом как-то в стороне остается то, что, по сути, Григорий Алексеевич как никто другой на нынешнем политическом Олимпе чувствует «нерв» современного российского общественно-политического бытия. В нынешней революционной ситуации именно его «слабые воздействия» вызвали мощный политический резонанс с далеко идущими последствиями. Это и предложение кандидатуры Е.Примакова на премьерство, и начало кампании по борьбе с коррупцией в нынешнем правительстве. Явлинский, как и Примаков, несет в себе мощный корпоративный заряд, аккумулируя прогрессивные начала нового строя и одновременно не отвергая эффективных элементов старого. Тем более что в отличие от «младореформаторов» он успел пройти неплохую советскую школу государственного управления. В этом плане Григорий Алексеевич - реальный преемник и Ельцина, и Примакова. Так что, похоже, в случае выбора встречи с Явлинским в качестве активного стимулятора общественного интереса, и не только, политическая интуиция Борису Николаевичу уж в который раз не изменила.

Можно также предположить, что смутное предчувствие (на уровне «спинного мозга») угрозы либерализма могло, с одной стороны, ожесточить Геннадия Андреевича против Бориса Николаевича (за нынешнего премьера коммунисты еще надеются «побороться»), с другой - вызвать всплеск левого политического радикализма и экстремизма.

Однако развитие инфраструктуры, способной внедрить реальный либерализм в России, - дело не одного года. Большевики смогли приступить к демонтажу нэпа только в середине 20-х, а к его полному искоренению и осуществлению планов большого индустриального рывка - спустя десятилетие. Так что у России есть оптимистическая альтернатива общественного развития и есть время для ее реализации.

А пока Россия пошла на следующий виток своего развития. Чем он закончится - стремительным взлетом, затяжным пике или смертельным штопором?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно