РОССИЯ БЕРЕТ РЕВАНШ ЗА ЧЕЧНЮ

3 сентября, 1999, 00:00 Распечатать

Спустя несколько лет после чеченского конфликта россиянам представилась возможность поквитаться с «пропагандистом №1» Чечни Мовлади Удуговым...

Спустя несколько лет после чеченского конфликта россиянам представилась возможность поквитаться с «пропагандистом №1» Чечни Мовлади Удуговым. Пять лет назад федеральные власти проиграли ему в информационной войне: общественное мнение России выступило против действий федералов в Чечне. Сегодня Удугов и официальные российские пропагандисты схлестнулись при освещении событий в Дагестане. И в этом противостоянии Москва как никогда близка к тому, чтобы взять реванш: на сей раз общественное мнение России на стороне федеральных властей.

Судя по всему, россияне извлекли уроки из своего поражения. В отличие от 1995 года в российских масс-медиа представлена лишь одна точка зрения - Москвы. Недавно созданное министерство информации вообще запретило российским телекомпаниям использовать видеоряд с боевиками и предоставлять слово лидерам исламистов. На экранах телевизоров практически отсутствуют изображения разрушений в дагестанских аулах и госпиталей с ранеными российскими солдатами. Россияне активно эксплуатируют находку, разработанную западными пропагандистами, - демонизация противника. Дагестанские исламисты представляются бандитами, готовыми вырезать всех во имя воссоздания чистоты ислама.

Результат не заставил себя ждать. «В битве за информационное пространство победа досталась России, - говорит профессор Института международных отношений Георгий Почепцов. - Но это победа лишь среди русскоязычной аудитории. Что же касается двух других групп аудитории - населения Дагестана и населения Чечни, то здесь очевидно, что информационная война не выиграна. Для населения исламских республик российские сообщения демонстрируют, что Россия в какой-то степени поставлена на колени».

Россиянам помогают просчеты исламистов. В частности, последние используют идею создания независимого исламского государства Дагестан. «Во время чеченской кампании многие люди поддерживали чеченцев, поскольку они сражались с россиянами под лозунгами национально-освободительной борьбы. Конфликт же в Дагестане проходит под лозунгами воссоздания исламского государства. Русскоязычный обыватель, напуганный исламской угрозой (а этот тезис в последние годы активно эксплуатируется российскими властями), изначально занимает сторону федеральных властей», - полагает государственный эксперт Национального института украинско-российских отношений Михаил Гончар.

Однако, как и во времена чеченской кампании, официальные российские пропагандисты допустили ряд нелепостей. «По многим параметрам Россия исходит из старых пропагандистских клише. Например, в сообщениях официальных властей о количествах потерь боевиков», - считает эксперт в области информационной безопасности Александр Литвиненко. Действительно, трудно поверить, чтобы в наземных операциях потери россиян насчитывали единицы, а боевиков - десятки и сотни. Как следствие, подрывается доверие обывателей к достоверности сообщений российских СМИ. Исламистам начинают верить больше, чем российским пропагандистам.

Но, несмотря на эти оплошности, россияне, по мнению украинских экспертов в области информационной безопасности, успешно справляются со своей задачей.

Впрочем, поле битвы в информационной войне может вновь остаться за чеченцами. Конечный результат будет зависеть от двух факторов: от того, насколько минимальными будут потери россиян, а также позиции СМИ. «Пока масс-медиа поддерживают позицию российского руководства. Однако никто не может гарантировать, что в определенный момент тот, кто стоит за исламскими экстремистами, не найдет общий язык с одной из властных группировок, контролирующих ведущие российские СМИ, - Гусинского, Березовского и т.д.», - уверен Александр Литвиненко.

Пока исламисты проигрывают войну на уровне русскоязычного населения, поскольку на российском информационном пространстве действуют более мощные СМИ. Попытка использовать Интернет для контрпропаганды в русскоязычной среде (сайт www.kavkaz.org ) не достигла поставленной цели, поскольку «мировой паутиной» охвачен незначительный процент населения. Тем не менее исламисты достигли успехов, активно эксплуатируя наработки времен чеченской кампании. Пример этому - кадры поедающего арбуз Шамиля Басаева. «Это удачная находка, поскольку она делает из Басаева-террориста Басаева-человека. Подсознательно обыватели начинают испытывать к нему симпатию, поскольку видят, что Басаев такой же простой человек, как и они», - полагает Александр Литвиненко. Впрочем, это частный пример успешного противостояния другой стороны российской пропаганде.

К успехам исламистов украинские эксперты в области информационной безопасности относят и то, что Дагестан предстал отдельной стороной конфликта. На обывательском уровне разыгрывается схема: чеченские и дагестанские исламисты могут договориться с Махачкалой без участия в переговорах Москвы.

Однако эти достижения чеченцев могут оказаться последними успехами в информационной войне. 30 августа президент Чечни Аслан Масхадов изгнал Мовлади Удугова из Совета национальной безопасности. Таким образом для Удугова (не скрывающего своей ваххабитской ориентации) закрылся доступ на телевидение, контролируемое лидером Ичкерии. Это серьезно сужает возможности исламистов-радикалов влиять на информационную политику на Северном Кавказе.

Впрочем, как бы не закончилась дагестанская эпопея в противостоянии российских пропагандистов и исламистов, она будет лишь очередной битвой за умы российских обывателей. И ее нельзя выиграть только военными победами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно