РЕТРАНСЛЯТОР С РЕЗНИЦКОЙ

19 декабря, 2003, 00:00 Распечатать

Месяц пребывания на высоком государственном посту — срок, мало подходящий для того, чтобы рапортовать о проделанной работе...

Месяц пребывания на высоком государственном посту — срок, мало подходящий для того, чтобы рапортовать о проделанной работе. Однако вполне достаточный для того, чтобы успеть сориентироваться на незнакомой местности и поведать общественности о своих новых мыслях и ощущениях. Геннадий Васильев не стал игнорировать это неписаное правило хорошего тона украинского чиновничества. Однако его первая пресс-конференция в ранге генерального прокурора навевает несколько противоречивые чувства. С одной стороны, общение Геннадия Андреевича со СМИ получилось довольно информационно насыщенным: с учетом специфики деятельности генпрокурора его ответы можно назвать прямыми и даже подробными. Но, с другой стороны… «Этого мы и ожидали», — в унисон твердили почти все, кто неравнодушен к происходящему в здании на Резницкой. В чем, собственно говоря, также не наблюдалось никакой интриги. Поскольку предсказуемость и прогнозируемость — не последние в списке параметров, по которым новый генпрокурор подбирался обитателями здания на Банковой.

Судя по тому, что его предшественник поплатился отставкой во многом из-за своей излишней самостоятельности, Геннадий Васильев едва ли станет проявлять подобные качества. И в этом есть свое очарование: по каждому произнесенному им слову, каждому высказыванию можно судить о реальном отношении к тому или иному вопросу главы государства и его окружения. «ЗН» как-то сообщало о том, что, вплотную подобравшись к раскрытию тайны исчезновения и убийства Георгия Гонгадзе, Святослав Пискун проявил чудеса оперативности для того, чтобы проинформировать главу государства о плодах деятельности подконтрольного ему учреждения. Президент не оценил по достоинству старания экс-генпрокурора. Взятая им пауза на раздумья о том, каким образом распорядиться полученной информацией — дать ей ход или запереть в сейф, затянулась. Возможно, этим и объяснялась излишняя горячность Святослава Михайловича, изнывавшего от нетерпения прослыть генпрокурорм дела, а не слова. Теперь же с определенной уверенностью можно утверждать: Президент больше не сомневается в отношении судьбы дела Гонгадзе. Его логического завершения вряд ли стоит ожидать до тех пор, пока Леонид Данилович на главном государственном посту.

Слова Геннадия Васильева о том, что это, возможно, наиболее актуальное, наиболее важное дело из всех, расследуемых сейчас Генеральной прокуратурой, а также о том, что он лично придает ему наибольшее значение, можно отнести к разряду ритуальных банальностей. Поскольку утверждение о том, будто пока не будет найдена голова, невозможно кого-либо привлечь к уголовной ответственности, не оставляет сомнений: в планы прокуратуры, спущенные ей, разумеется, сверху, не входит раскрытие дела Гонгадзе. Заявления предыдущего руководства Генпрокуратуры о скором его завершении г-н Васильев, изучив все материалы, назвал «необоснованными и безответственными». При этом он сослался на доклад руководителя следственной группы по делу журналиста о результатах расследования. «Я спросил его, — сообщил генпрокурор, — можно ли считать, что дело раскрыто, что есть, кого привлекать к ответственности. Он ответил — нет».

Вообще, связь между нахождением головы и привлечением к уголовной ответственности убийц Гонгадзе выглядит, по меньшей мере, странной даже на наш непрофессиональный взгляд. Следуя подобной логике, устраивать Нюрнбергский процесс и привлекать к ответственности нацистских вождей нельзя было до тех пор, пока не были найдены все части тела всех погибших во время Второй мировой войны. Интересно, виновные в терактах 11 сентября также никогда не предстанут перед судом, покуда не будут собраны воедино тела погибших под обломками Всемирного торгового центра? И потом, если найденное в Тараще тело почти со стопроцентной вероятностью принадлежит Георгию, то какое значение для привлечения к уголовной ответственности может иметь голова, от которой даже при самых благоприятных обстоятельствах уже давно остался лишь череп? «Меня беспокоят заявления Геннадия Васильева. Складывается впечатление, что общественное мнение готовят к невозможности раскрытия убийства Георгия», — прокомментировала высказывания генпрокурора в интервью Би-би-си вдова убитого журналиста Мирослава Гонгадзе. Как полный абсурд, не имеющий никакого отношения к праву, восприняло заявление прокурора большинство специалистов в области криминалистики, к которым «ЗН» обращалось за разъяснениями.

Еще одним сенсационным откровением, прозвучавшим из уст нового хозяина главного кабинета на Резницкой, стали его слова о том, что Игорь Гончаров, обвинявшийся в организации преступной группировки так называемой банды оборотней, умер ненасильственной смертью. Когда наш еженедельник поведал о том, что следствие, наконец, получило ответ на вопрос, почему умер Гончаров, никто не опроверг эту информацию. Как мы уже писали, осуществив специальную экспертизу, специалисты пришли к выводу, что подследственному была сделана серия инъекций, в частности, препарата, парализующего дыхание, который невозможно выявить при проведении обычной экспертизы. Не опроверг это утверждение и следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры Гарник, к которому «ЗН» обратилось за комментарием. Правда, и не подтвердил. Что было, с его стороны, весьма дальновидным шагом. По словам Васильева, состав следственной группы по делу Гонгадзе, включая ее руководителя, после его прихода в Генпрокуратуру, не изменился. Стимул для того, чтобы не усердствовать в удовлетворении журналистского любопытства, есть не только у генпрокурора, но и у его подчиненных.

Слухи о взаимных симпатиях, якобы существующих между Геннадием Васильевым и Юлией Тимошенко, упорно бродившие парламентскими кулуарами перед утверждением нового генпрокурора, были нейтрализованы тем фактом, что фракция БЮТ не приняла участия в голосовании за Геннадия Андреевича. Не приложила свою руку к прохождению кандидатуры Васильева через Верховную Раду и сама Юлия Владимировна, хотя накануне весьма положительно отзывалась о номинанте. Но, похоже, если главный «надзиратель» за соблюдением законности и не испытывает положительных чувств к лидеру оппозиционного блока, то по крайней мере не проявляет отрицательных. На днях, по его признанию, Геннадий Андреевич подписал письмо на имя председателя Верховной Рады, в котором говорится об отзыве представления о лишении Юлии Тимошенко депутатского иммунитета для привлечения ее к уголовной ответственности. Его объяснения по этому поводу выглядят следующим образом: «Если пришел новый генеральный прокурор, заместители прокурора, которые патронируют этот участок, то представление, которое вносилось раньше, обретает другое содержание. То есть нужно по-другому смотреть на составные этого документа». Странновато, не правда, ли? Это что же, каждый раз с приходом нового руководства в Генеральную прокуратуру любое уголовное дело обретает иное содержание и другой взгляд на него? А новому генпрокурору не чужд новаторский подход!

Но с политической, а не с правовой точки зрения в его словах, безусловно, присутствует изрядная доля истины. Действительно, зачем торопиться, решили, должно быть, на Банковой. Объем работ по делу Тимошенко, которое является лишь частью общего дела Лазаренко, велик почти до бесконечности. Там есть еще, в чем покопаться. А Юлию Владимировну, как и других фигурантов, дела Лазаренко, разбросанных нынче по разным политическим лагерям, можно будет, между тем, попытаться склонить к сотрудничеству (в приемлемой для них форме) с властями. Основание для торговли в наличии. Васильев не забыл подчеркнуть: то, что им отозвано представление бывшего генерального прокурора, вовсе не означает, что в действиях Тимошенко нет состава преступления.

А экс-генпрокурор Пискун пока может спать спокойно. Получив за свои старания повышение по службе, бывший руководитель Координационного комитета по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией, а ныне заместитель генпрокурора Ольга Колинько, судя по всему, не стала перевозить за собой в новый кабинет папки с компроматом на Пискуна, которого обвиняла в использовании служебного положения в личных целях. На вопрос, будет ли Святослав Михайлович привлечен к ответственности, Геннадий Андреевич ответствовал: «Некорректно давать какие-то оценки моему предшественнику. Давайте оставим этот вопрос». Ну, почему бы не позволить себе роскошь деликатности и великодушия, когда на то есть благословение Банковой...

P.S. Как начинающему работу на новой должности, Геннадию Андреевичу хотелось бы дать один дельный совет. Нужно всегда помнить о сказанном прежде, либо не говорить того, в разрез с чем придется действовать потом. 10 декабря парламентский комитет по вопросам борьбы с коррупцией и организованной преступностью на своем заседании обсуждал тему о способах негласного снятия информации (имеется в виду прослушка, наружка, агентурные данные). По приглашению руководства комитета, на заседание явились представители СБУ и МВД. Генпрокуратура приглашение проигнорировала. По словам главы комитета Владимира Стретовича, г-н Васильев дал указание своим подчиненным не ходить в парламент. А ведь не так давно, давая пресс-конференцию в качестве первого заместителя председателя ВР, Геннадий Андреевич так прокомментировал нежелание тогдашнего генпрокурора являться для отчета в парламент: «…Я считаю, что от Верховной Рады ему прятаться не следует. Не такую Пискун должность занимает, чтобы бегать от Верховной Рады. Все ведь имеет свое начало и свой конец. В том числе и бегание».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно