РАЗВЕИВАНИЕ МИФОВ О ГЕРМАНИИ ПРЕЗИДЕНТ УКРАИНЫ В ХОДЕ ВИЗИТА В ГЕРМАНИЮ УВИДЕЛ ВСЕ СВОИМИ ГЛАЗАМИ

7 июля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №27, 7 июля-14 июля

Когда кто-то из руководства нашей страны куда-то едет, ему готовят историческую справку о стране, в которой предстоит находиться...

Когда кто-то из руководства нашей страны куда-то едет, ему готовят историческую справку о стране, в которой предстоит находиться.

Историческую справку о Германии украинцу готовить не надо. Рассказывать о немецком характере тоже не надо. Мы все знаем — и о пунктуальности и педантизме, о войнах и мирном времени, о ФРГ и ГДР, Хонеккере и Вилли Брандте.

Правда, как кто-то справедливо заметил, большинство наших невыезжавших за границу граждан знают Германию по фильму «Семнадцать мгновений весны», а немцев представляют как сплошных оберштурмбанфюреров Холтоффов, который на самом деле — русский актер Желдин.

Люди до сих пор думают, что Германия — наш главный торговый партнер, забывая, что товарооборот — это не только ценный мех или подержанные автомашины, а еще и продукция промышленности, инвестиции и так далее.

Давайте развеивать мифы о непобедимости образа Штирлица, украино-немецком сотрудничестве и педантизме, соорудив, таким образом, нечто похожее на историческую справку, а потом будем резать правду-матку о настоящем.

* * *

Долой миф о сотрудничестве! Действительно, в этом веке украинцы и немцы успели дважды сразиться в мировых войнах, а между ними немцы, как сейчас называется, инвестировали в экономику Украины деньги и рабочую силу в виде колонистов.

Это сладкое слово «концессия»! Немцев-концессионеров наши пенсионеры помнят не хуже, чем немцев-солдат. Это они приезжали в Украину семьями, брали в концессию предприятия, завозили оборудование и работали, производя масло, сыры, станки и хлеб.

Это оборудование работает уже по шестьдесят лет, пережив войну и трудное мирное время. Эти станки было невозможно сломать или что-то у них отвинтить.

В Харькове как бы по инерции пивной завод в пос. Новая Бавария (бывшая концессия) выпускает лучшее в городе пиво. Немцы ехали в Украину группами. Группами же потом уезжали в Поволжье и Сибирь.

Когда Украина стала независимой, поначалу как-то все вспомнили про Германию, стали наперебой приглашать ехать сюда бизнесменов. Правительство Германии тоже привлекало и с помощью страхового общества «Гермес» страховало инвестиции.

В Киеве открылись представительства немецких банков и фирм, где уселись коммерческие разведчики, изучавшие инвестиционный климат. Вот-вот, казалось бы, представительства преобразуются в филиалы и настанет настоящий украино-немецкий фройндшафт.

Не настал. Странным образом с конца 1993 года по настоящий день разгоравшаяся любовь была заморожена, руководители друг с другом не общались, представительства продолжали изучать климат. Тем временем, французы уже открывали дочерние банки, а американцы вовсю утилизировали боеприпасы.

Есть две версии того, почему сотрудничества фактически не стало. Первая — от нас не зависящая — и потому безобидная.

В объятия Западной Германии свалилась Восточная и оказалось, что для исправления восточных немцев, переживших 40 лет социализма, надо много денег. Освоение Восточной Германии продолжается до сих пор, так как последствия управления страной коммунистами сравнимы с последствиями Чернобыля, включая число человеческих жертв. Поэтому на Украину не хватает денег и сил.

Вторая версия обидная. После подписания трехстороннего соглашения о ядерном разоружении все силы молодого Украинского государства были брошены на любовь с Америкой. Наше внешнеполитическое ведомство посчитало, что именно американские деньги, фирмы и правительства осчастливят наши отсталые отрасли экономики, а фирмы выложат миллиарды и вложат в наши заводы.

Фирмы вкладывать не спешат, а вот нужными связями уже обзавелись и готовы в случае чего приватизировать лучшие предприятия. «В случае чего» — это если у нас будут продолжаться реформы.

Германия, которая, пользуясь народной терминологией, живет в нашем общеевропейском доме через квартиру, достаточно ревниво отнеслась к тому, что самые выгодные контракты начали уходить к господину с соседней улицы.

Можно сто раз повторять заклинания о готовности к немедленной дружбе, но без походов в гости, бесед на житейские темы и скромных знаков внимания эти фразы только оставляют впечатление неискренности и готовности к обману.

Не надо после этого удивляться тому, что министр финансов Германии перед саммитом «Большой семерки» вдруг выступает и говорит, что предложенный Украиной план закрытия Чернобыля — не лучший для Украины. А «семерка» вдруг отсылает на доработку украинскую программу.

***

Чернобыль — самый больной для немцев вопрос, и Украина для подавляющего большинства из них — страна, где произошла эта катастрофа.

Поэтому в каждом выступлении украинского Президента немцы ждали подробного и обстоятельного рассказа о том, что он собирается делать с Чернобылем, за какие деньги, какими силами и в какие сроки.

Президент говорил об этом мало. Отчасти, наверное, потому что составители речей, увлекшись политическими и экономическими проектами, забывали акцентировать внимание на этом аспекте.

Отчасти потому, что сказать, в общем-то, было нечего — министр охраны окружающей среды и ядерной безопасности, единственный в делегации специалист по этой проблеме Юрий Костенко в течение недели проводил переговоры, пытаясь убедить немецких экспертов в необходимости строить в районе Чернобыля новую электростанцию.

Ранее, как известно, специалисты немецкой фирмы «Сименс» предложили масштабную программу реконструкции украинской тепловой энергетики. Минэнерго подписало с немецкой фирмой меморандум, как бы приглашая ее к сотрудничеству, несмотря на то, что ранее Украина подала на рассмотрение «Большой семерки» проект фирмы АВВ, предполагающий как раз строительство парогазовых блоков.

Ю.Костенко, по его словам, удалось убедить немцев в возможности комбинации двух проектов.

По словам министра, «есть техническая возможность построить станцию, которая на первом этапе будет использовать газ, на втором этапе — уголь». КПД этой станции составит около 58%, что является очень высоким показателем, отметил министр.

Успешная подготовка комбинированного проекта позволит Украине в максимально короткие сроки решить финансовые проблемы осуществления этих предложений, подчеркнул Ю.Костенко.

По словам министра, Чернобыльская АЭС может быть закрыта только при условии выполнения ряда мероприятий, среди которых не только строительство компенсирующих мощностей и обеспечение безопасности «саркофага», но и решение социальных проблем.

Министр добавил, что имеет в виду не только возможность трудоустройства сотрудников станции. «Если будет принято решение о закрытии станции и отказе от строительства блоков, завтра персонал станции разбежится», — сказал он. «Кто же в таком случае будет выполнять программы по выводу станции из эксплуатации и поддержанию ее в безопасном состоянии?» — задал журналистам вопрос Ю.Костенко.

Ни журналисты, ни немецкие эксперты ответа на этот вопрос не знали.

Крайне прискорбно, что одному человеку приходится мужественно преодолевать препятствия, выстроенные несогласованностью работы двух ведомств — Минэнерго и Госкоматома. В конечном счете, нерешенность до сих пор этой проблемы негативно сказывалась на работе всей государственной делегации. Равно как и отсутствие в ее составе специалистов по чернобыльской проблеме.

***

У Леонида Кучмы с Генеральным канцлером получился контакт. «Мы понимали друг друга на все 100 процентов», — сказал украинский Президент.

Собственно, в своем представлении украинского Президента канцлер Германии ничем не отличался от других западных лидеров. В заготовленной речи Г.Коля говорилось о том, что Л.Кучма — человек, который вселил надежду в немцев и вообще всех европейцев. Имелось в виду не только решение чернобыльской проблемы, но и, главным образом, несгибаемое желание проводить реформы.

В ходе беседы, видимо, Г.Коль еще раз убедился в этом, так как появился на пресс-конференции в хорошем настроении и шутил.

Германия, сказал он, глядя на Восток, видит не только одну столицу. Поскольку у немцев вообще избирательный подход к друзьям, то видение ими не только Москвы, но и Киева радует.

Л.Кучма сказал журналистам после встречи, что «Украина после этих переговоров может рассчитывать на значительную помощь Германии в проведении экономических реформ».

Что это может быть за помощь? Во всяком случае — не финансовая (см. выше — проблемы объединения Германии). Речь может идти о помощи специалистами, то есть — советами. Общество «Гермес» может застраховать еще кое-какие немецкие инвестиции, которые, впрочем, в Украину не торопятся. «Не верят они, что мы снова чего-нибудь не экспроприируем», — заметил Л.Кучма.

Немецкий канцлер своим весом в принципе может оказать позитивное для Украины влияние в «Большой семерке» или в МВФ, что он, кстати, обещал сделать. Хотя вряд ли ему что-то кому-то придется доказывать, так как самый большой друг Украины в мире — исполнительный директор МВФ Мишель Камдессю.

Вообще-то, имидж Л.Кучмы во всем цивилизованном мире позволяет ему решать на переговорах с западными лидерами практически любые, в принципе решаемые вопросы. Не согласившись помочь Украине, сегодня западный лидер ставит себя в положение врага развивающейся демократии и стремления к рыночным реформам.

Проблемы начинаются там, где речь заходит о конкретной экономике.

***

Председатель правления НБУ Виктор Ющенко назвал отношение немецких банкиров к экономической политике правительства «в целом позитивным». Однако, по его словам, «есть несколько моментов», которые их тревожат. «Но это волнует и нас — насколько долго нам удастся поддержать финансовую стабильность», — сказал глава НБУ.

«Одним желанием сохранить финансовую стабильность невозможно. Надо или действительно сбалансировать экономику, или жить за счет проедания фондов», — сказал В.Ющенко, добавив, что «второй вариант — на несколько недель или месяцев, но не более».

В.Ющенко сообщил, что на встрече с руководителями одного из крупнейших немецких банков шла также речь о помощи Германии в создании стабилизационного фонда для проведения денежной реформы в Украине.

По словам председателя правления НБУ, Украина в настоящее время испытывает потребность во внешнем финансировании порядка 1 миллиарда долларов для создания такого фонда. «При этом мы учитываем созданные уже резервы Национального банка, а также помощь Международного валютного фонда по кредитам STF и Stand-by», — добавил он.

Украина обратилась к Германии поддержать ее просьбу к Международному валютному фонду о предоставлении необходимых средств для стабилизационного фонда национальной денежной единицы — гривны.

Говоря о возможной «привязке» будущей украинской национальной валюты к немецкой марке, В.Ющенко высказал мнение, что это было бы «одной из форм демонстрации веры в нашу финансовую политику».

Украина и Германия 3 июля подписали соглашение «Об избежании двойного налогообложения». Стандартное соглашение, подобное тем, которые подписываются со всеми странами мира. Есть, однако, деталь — Украина стала первой страной из бывших республик СССР, с которыми Германия подписала такой документ.

Вообще же, в ходе визита украинские экономические должностные лица много и часто встречались с немецкими предпринимателями. Одному Богу известно, что из этого получится дальше, потому что, как говорят в бизнесе, «протокол о намерениях к делу не пришьешь».

Германия получила в итоге визита подтверждение, что реформы в нашей стране были, есть и будут, что прекрасно.

Прошли переговоры с десятком немецких фирм, что также было бы прекрасно, если бы работа украинских должностных лиц в этом направлении была постоянной и не создавалось впечатление обвальной переговорной кампании.

***

И остался последний миф. О педантичности и пунктуальности немцев. А заодно и об их неспособности к непредсказуемым поступкам.

Говорят, японцы никогда никуда не спешат и никогда не опаздывают. Возможно. Немцы очень любят планировать. Они планируют все действительно с дотошной пунктуальностью. Но когда планы не выполняются, они, похоже, не расстраиваются, тут же рисуя новый план.

Видимо, на национальном характере тоже сказывается объединение Европы, и в солидную, спокойную Германию переползают микробы из Италии или Испании.

Чем еще, например, можно объяснить согласие берлинского бургомистра на то, чтобы один болгарин и одна француженка завернули рейхстаг. Завернули в буквальном смысле слова — в тряпочку общей площадью в несколько футбольных полей и весом в 61 тонну.

Болгарин и француженка — Христо и Жан-Клод таким образом самовыражались. На встрече с Президентом они говорили о свободе, равенстве и братстве. О том, как радуются люди, видя завернутый рейхстаг, из которого не доносится ни одной политической речи. О том, что они уже накрыли или завернули в своей жизни — дома, реки, озера. О тряпичном заборе длиной 44 километра в Калифорнии.

Однако они так и не признались журналистам, откуда взялись потраченные на проект 12 миллионов марок и как они собираются их вернуть. «А никак», — гордо заявила Жан-Клод, добавив, что «свобода стоит дорого».

От таких ответов вдруг запахло колоссальной авантюрой. Но как бы то ни было, реализация идеи свихнувшегося работника почты — завернутый рейхстаг, действительно выглядела впечатляюще. Настолько, что, по словам Л.Кучмы, кое-кто ему посоветовал обратиться к художникам в содействии в заворачивании Верховного Совета.

«Настоящий художник не повторяется», — сказала Жан-Клод, а Христо добавил: «Лучший способ угробить идею — поручить ее нам».

Так что наш парламент еще постоит незавернутым.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно