РАДИКУЛИТ

16 апреля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №15, 16 апреля-23 апреля

«Он даже не мог дойти до соседней комнаты, так его скрутило», - объяснил чешский премьер-министр Мирослав Земан причины отсутствия своего коллеги Евгения Примакова на пресс-конференции в московском «Белом доме»...

«Он даже не мог дойти до соседней комнаты, так его скрутило», - объяснил чешский премьер-министр Мирослав Земан причины отсутствия своего коллеги Евгения Примакова на пресс-конференции в московском «Белом доме». Конечно, острый радикулит - не кровоточащая язва желудка. И тем не менее соревнование протокольных служб главы государства и главы правительства, изменяющих программы действий руководителей страны в зависимости от состояния здоровья двух пожилых людей, - явление весьма симптоматичное для сегодняшней России…

Телеполемика

Очевидно, что у Евгения Примакова проблемы не только с физическим здоровьем, но и с политическим самочувствием. Премьер-министру пришлось несколько раз выслушать критику в свой адрес от президента - причем критику вполне публичную, транслировавшуюся в телевизионный эфир. Кульминацией ельцинского недовольства премьер-министром стали слова Ельцина о том, что сегодня Примаков полезен, а дальше видно будет, сказанные Борисом Николаевичем на совещании с руководителями российских республик.

Для такого недовольства немало причин. Примаков все меньше выглядит стабилизатором ситуации - а ведь именно на эту роль его приглашали в «Белый дом». Вместо балансировки между Кремлем и коммунистами получается откровенная игра в коммунистические ворота. То Примаков предупреждает, что в случае отставки левых вице-премьеров одиозных Юрия Маслюкова и Геннадия Кулика он покинет премьерское кресло, - зюгановцы торжествуют! То Примаков на совещании с руководителями левых фракций говорит знаменательные слова об импичменте: он нам сегодня не нужен, так как ослабит НАШИ позиции. То проявляет такую пылкость в защите интересов Слободана Милошевича в югославском конфликте, что это грозит России уже всамделишней, а не риторической ссорой с Западом. В Кремле начинают шарахаться от одного упоминания фамилии стабилизатора и с тревогой ждать последующих его действий.

Примаков между тем действительно не собирается спускать президенту критических высказываний в свой адрес. Он вообще известен крайней обидчивостью: раздражается по поводу критических статей в прессе настолько, что не стесняется звонить главным редакторам с претензиями. И вдруг с претензиями в адрес главы правительства выступает нежурналист Ельцин! Примаков заказывает выступление по телевизору, несмотря на радикулит, энергично размахивает руками, высказывается за отставку порядком всем поднадоевшего генерального прокурора Юрия Скуратова, осуждает импичмент, но вместе с тем бросает главному телезрителю: «Успокойтесь!». Примаков утверждает, что никуда не стремится, за кресло не держится, тем более когда ему устанавливают временные рамки: сегодня полезен, а там посмотрим… И Примаков снова раздраженно машет пухлой ладошкой…

Так с Ельциным не разговаривал еще ни один из его премьеров…

Черномырдин

из табакерки

Некоторые наблюдатели рассчитывают, что Ельцин в тот же день отправит нагрубившего ему политика в отставку. Но Ельцин не таков: он действительно решил, что Примаков ему полезен, и до тех пор, пока не убедится в обратном, сохранит этого премьер-министра. В конце концов и Виктор Черномырдин, и Сергей Кириенко были отправлены в отставку совсем не за то, что грубили Ельцину. Президент вместо указа об отставке правительства встречается с Примаковым - правда, без прессы и без каких-либо отчетов о том, что реально происходило во время этого свидания. По официальной версии, обсуждалась ситуация в Югославии. Но проходит всего пара дней, и президент назначает своим специальным представителем по урегулированию югославского конфликта Виктора Черномырдина.

Это, безусловно, пощечина Примакову. Ельцин и раньше любил пугать его разными там встречами с политиками, готовыми при определенном стечении обстоятельств претендовать на премьерский пост, - тем же Черномырдиным, Лужковым, Явлинским, даже Чубайсом. Однако теперь речь идет о пренебрежении дипломатическими талантами Примакова - а миф о выдающемся министре иностранных дел в российской политической элите столь устоялся, что никто здесь даже не пытается оспорить заслуг Евгения Максимовича. И при таком-то премьере, знатоке всех ходов и компромиссов, появляется специальный посланник президента, никогда дипломатией всерьез не занимавшийся - разве что договорившийся в прямом эфире с Шамилем Басаевым… А газеты уже напоминают о больших международных контактах Виктора Степановича, о его крепкой мужской дружбе с Гором, о том, как умело он обхаживал Камдессю… Газеты пытаются наконец-то проинформировать своих читателей, что Примакову на Западе не очень-то доверяют, что если и уважают его там - то как опытного противника, но отнюдь не как партнера. И сколько бы «источники» в «Белом доме» ни уверяли, что Ельцин предложил Черномырдину новую должность только потому, что в апреле истекает срок годичного казенного обеспечения бывшего премьер-министра, - Примаков отлично понимает, что дело тут не в машине с мигалкой. А в реальной опасности ограничения правительственных полномочий за счет появления непонятных людей с президентскими мандатами. Если сегодня появился спецпредставитель по Югославии, то кто помешает Ельцину в ходе очередного раунда переговоров с МВФ назначить своего представителя на переговорах с международными финансовыми организациями - благо, прецедент уже был и Анатолий Чубайс смог сосредоточить в руках весьма серьезные полномочия, находясь на этой странной должности.

Березовский возвращается

Еще одним показателем проблем со всемогуществом премьер-министра стало решение заместителя генерального прокурора России Михаила Катышева изменить меру пресечения находившемуся в Париже Борису Березовскому. Березовский в своих многочисленных интервью, после того как Генпрокуратура выдала санкцию на его арест, довольно уверенно обещал, что он вернется в Россию и никто его там не арестует. Решение об отмене санкции на арест буквально через несколько дней после официального обращения в Интерпол с просьбой содействовать поиску не скрывавшегося Березовского - показатель не столько непрочного положения Генпрокуратуры, сколько ее зависимости от расстановки сил в верхах. Березовский и не думал обвинять прокуроров в своей травле, он уверенно назвал имя своего главного оппонента - Примаков и четко охарактеризовал кредо главы правительства как человека, возглавляющего реванш сотрудников спецслужб. Березовский не сказал, правда, еще об одной группе лиц, надеждой которых стал Евгений Максимович - аутсайдеров первого этапа приватизации, рассчитывающих на передел собственности - их-то бывшие «олигархи» и должны бояться больше всего. Но Березовский увидел, что ему противостоят не эти люди, а система, и стал бороться с системой по ее правилам. Конечно, говорить о его победе пока что очень рано, но уже сам факт ослабления сил, пытавшихся добить одного из «серых кардиналов» Кремля, свидетельствует, что язык борьбы был выбран правильно. Тем более что сегодня борьба идет скорее внутри плохо отлаженной машины власти, водители которой с трудом перебираются из комнаты в комнату. Радикулит системы - заболевание куда более занимательное, чем какая-нибудь язва. Язва анонимна, она не демонстрируется и система начинает действовать - впрочем, весьма эффективно - только в период ремиссии. При радикулите система корчится на глазах у всех - помощников, советников, заезжего премьера - только телезрителей не хватает, чтобы радикулит превратился в увлекательное шоу конца тысячелетия…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно