Путь к себе — на месте, шагом марш!

29 декабря, 2010, 17:31 Распечатать Выпуск №49, 29 декабря-14 января

Социологи заметили, что к 2010-му украинцы перестали подчинять свою жизнь сугубо «выживанию», как это было до 2000 года, и стали прилагать больше усилий к самореализации...

Социологи заметили, что к 2010-му украинцы перестали подчинять свою жизнь сугубо «выживанию», как это было до 2000 года, и стали прилагать больше усилий к самореализации. И это тенденция.

В то же время на фоне активной политики уходящего десятилетия, по-видимому, подуставший от партийно-кандидатских атак социум демонстрирует настораживающую аморфность. По многим вопросам, с помощью которых социологи обычно меряют среднюю температуру по палате (в т.ч. желание выражать и активно отстаивать свою позицию), динамики почти нет. При этом количество украинцев, считающих политическую ситуацию в стране взрывоопасной, увеличивается.

О каких общественных тенденциях вообще свидетельствует уходящее десятилетие? От чего зависят его основные акценты и к чему, наконец, может привести Украину впавшее в апатию, но крайне чувствительное общество? Большинство членов которого (парадокс!) считают себя счастливыми людьми. Попытаемся разобраться.

Каждая отдельная жизнь — тоже политика

Уже к 2000 году факт о том, что независимая Украина превратилась в коммуно-олигархически-криминальную страну, четкое осознавался ее гражданами, — убежден заведующий отделом социальных экспертиз Института социологии НАНУ Юрий Саенко. — Так, к примеру, в 2000 году мы спрашивали у людей: «Кто руководит Украиной?» В лидеры вышла мафия (43% опрошенных), на пятки ей наступали чиновники (из бывших коммунистов) и олигархи, а в хвосте оказались политические лидеры (25%). Однако через десять лет народ «нарисовал» еще более интересную картину: оказывается, все эти структуры попросту «срослись» в единое образование во главе с политиками (37% опрошенных), остальные же проценты разделили между собой все те же олигархи, чиновники и мафия. Которые, собственно, и нивелировали ростки европейскости во власти, — заключил социолог.

Отношение нашего народа к демократии по-прежнему определяется выбором перспективы Украины: Европейский Союз или Союз России и Беларуси. Показательно, что симпатии людей к ЕС заметно снизились во время правления Ющенко. Если в 2000 году 56% наших граждан хотели в ЕС, то к концу президентства Виктора Андреевича таковых осталось уже 44%.

Союз России и Беларуси, привлекавший в 2000 году 41% опрошенных, при Ющенко нарастил число своих сторонников до 60%. Это ли не полное разочарование в некогда многообещающем проевропейском президенте? Стоит отметить, что Янукович за девять месяцев подтянул показатель еще на два процента. Дальше — еще интереснее: молодежь отдает за вступление в Союз России и Беларуси 52% голосов. При том, что люди в возрасте свыше пятидесяти лет —66%. Путь в Евразию, как модель будущего для Украины теперь выбирают 20% жителей Запада, 55% — Центра, 78% — Юга и 85% жителей Востока страны. Показательное единодушие…

При этом те же люди оценивают политическую ситуацию в Украине как напряженную и взрывоопасную. Ведь если в 2000 году она виделась таковой 46% населения, то в 2008-м — уже 65%, а в 2010 году за это высказались 61% респондентов. Готовых же активно протестовать в 2000 году было 25%, при Ющенко —30%, а в 2010 году —28%. До критической отметки в этом вопросе дошли только молодые украинцы (14% опрошенных). Да еще, безусловно, предприниматели, вышедшие на Майдан против Налогового кодекса. И хотя эти последние события в опрос не вошли, они свидетельствуют, что энергия напряжения, скапливающаяся внутри общества (что четко зафиксировано социологами) рано или поздно в той или иной форме найдет выход.

Благосостояние и культура: «эконом-вариант» или… «мизер-вариант»?

— Оказывается, в нашем обществе недостает индивидуализма: ни власть, ни общество не воспитывают в людях ответственности за собственную жизнь, — продолжает Юрий Саенко. — Отвечая на вопрос «какая модель экономики наиболее эффективна для Украины», только 17% опрошенных высказались за рыночную экономику. 50% граждан выбирают сочетание рыночных механизмов и государственного управления (так делается на Западе). Но в течение восьми лет 29—32%(!) опрошенных хотят вернуть к жизни советскую плановую экономику. Понятно, почему этого хочет половина тех, кому перевалило за шестьдесят и кто испытывает глубокую ностальгию по патернализму. Но чем объяснить тот факт, что 17% молодых людей до 25 лет хотят того же? Возможно тем, что молодые украинцы не чувствуют себя в Украине нужными и защищенными?

Неудивительно, что в стране насчитывается 40—50% экстерналов, людей, которые считают, что их жизнь зависит от внешних обстоятельств (в том числе и от воли или произвола государства). А вот интерналов (тех, кто считает, что все в жизни зависит от них самих), всего 17—20%. В то время как на Западе обратная тенденция.

По-прежнему болезненный для общества и для каждой семьи вопрос об уровне жизни. Зарплаты в Украине в несколько раз ниже, чем в Европе, а между размерами минимальных и максимальных зарплат и пенсий колоссальные разрывы (в размерах пенсий они доходят до шестидесяти раз). С 2000 года спрашиваем у людей: «К какому разряду по материальному обеспечению вы относите свои семьи?» В 2000 году 6% населения относило себя к нищим, в 2008 году, при Ющенко, их было 4%, а в 2010 году этот показатель снова вернулся к 6%. Симптоматично, что на Востоке нищих оказалось больше — 8%. К бедным в 2000 году отнесли себя 40% респондентов (в 2008 году было 39%), а в 2010 году —43%. Кризис... Характерно, что бедных меньше всего среди молодежи до двадцати пяти лет. Их, очевидно, хорошо кормят родители. После шестидесяти лет уже 53% опрошенных отмечают, что бедны. К «средним» по доходам (не путать со средним классом!) относят себя 64% молодежи, но с возрастом этот показатель тоже падает в полтора раза. Важно отметить, что наши «средние» по западным меркам — те же бедные. Обеспеченные же и богатые люди у нас, к сожалению, не входят в социологические выборки — так как не пускают социологов к себе на порог, — заключил Саенко.

По-прежнему актуальным для украинца остается вопрос: «Планируете ли вы в ближайшее время выехать за границу на временную работу?» Итак, поработать за рубежом хотят 12% молодых и… 1% тех, кому за шестьдесят. Наиболее активными трудовыми мигрантами традиционно остаются жители Запада —13%, в Центре и на Юге не отказались бы поработать за рубежом 7%, а на Востоке такую возможность для себя отрицают. В среднем в стране потенциальных трудовых мигрантов-2010 всего 6%. Впрочем, как и в 2000 году.

Вопрос о гордости украинским гражданством на этом фоне выглядит интересным. Так вот, за десять лет мы «взрастили» 49—51% патриотов. На Западе страны их больше —70%. Интересно, что среди молодежи до двадцати пяти лет 52% считают себя патриотами, а вот среди молодежи от двадцати шести до тридцати пяти лет таковых всего 40%. Чем объяснить этот «провал»? Похоже, жизненным опытом и более глубокими знаниями о стране и ее «преимуществах» в этом уже почти зрелом возрасте. А больше всего гордятся принадлежностью к Украине люди старшего возраста — 58%. Что выглядит еще более странно с учетом того, что их «адресом был Советский Союз»…

В этом контексте показательно развитие языкового вопроса в Украине. «На каком языке вы общаетесь в своем ближайшем окружении, в том числе в семье?» — не забывают спрашивать социологи у населения. В 2000 году преимущественно на украинском языке общались 39% респондентов, в 2010 году — 42%. Говорят в быту по-украински всего 39% молодежи, а среди тех, кто старше шестидесяти лет, — 54%. Преимущественно по-украински говорят 91% жителей Запада, 55% — Центра, 17% — Юга (из них на Крым приходится всего несколько процентов) и 13% жителей Востока.

Преимущественно по-русски говорят 37% населения, из них 3% на Западе страны и 64% — на Востоке. Используют и тот и другой языки в зависимости от обстоятельств в среднем 25%, а на Западе страны — 6% жителей.

Общественные ценности: меняются медленно, зато служат долго

— Изучая ценностные ориентации наших людей, мы получаем их представления о ценностных ориентациях в обществе, — рассказывает заместитель директора социологической службы Центра Разумкова Михаил МИЩЕНКО.— Так, при социализме на первое место людьми не ставились деньги, поскольку это не поддерживалось общепринятой идеологией. Вообще в советские времена люди были «общественно пассивны» и зажаты в рамки идеологических установок «сверху». Сейчас влияние прежних социальных стереотипов стало меньше. Но интересно, что законопослушание, к примеру, оценивается нашими респондентами довольно высоким баллом. В то время как эта социальная норма отнюдь не одинаково значима для большинства населения. Надо полагать, не понаслышке знакомому с коррупцией… Политика оценивается украинцами низким баллом — здесь работает стереотип, что это дело не совсем чистое.

Интересную работу как важный аспект своей жизни отмечают примерно одинаковое количество респондентов, и этот балл довольно высок, — продолжает г-н Мищенко. — В 2010 году люди оценили карьеру более высоко, что присуще обществам с высоким уровнем благосостояния. Вряд ли это про нас… Но то, что работа и карьера для украинца сегодня больше связаны с ценностями самоутверждения, самореализации, а не «выживанием», характерного для 90-х годов прошлого века, — это точно. Очень слабая, но очевидная тенденция.

Лидерами же ценностных ориентаций наших сограждан, по мнению социологов Центра Разумкова, стали уровень благосостояния, здоровье, хорошие отношения в семье и внутренняя гармония. При этом важно, что, заботясь о семье, а не о себе, наши соотечественники чувствуют себя еще и счастливыми.

Быть счастливыми несмотря ни на что…

Оказывается, уровень счастья населения можно измерить — и даже проанализировать его составляющие. Социологи Киевского международного института социологии провели исследование, посвященное этой проблеме.

— Счастье наших граждан находится в прямой зависимости от финансов, — рассказывает генеральный директор КМИС Владимир ПАНИОТТО. — И это тенденция. В то время как в развитых западных странах материальное положение людей для их ощущения себя счастливыми не играет определяющей роли: если люди не голодают и их основные базовые потребности удовлетворены, то дальнейший прирост доходов не делает их счастливее. Таковы результаты недавних исследований канадских социологов. Здоровье влияет на состояние душевного подъема человека только тогда, когда оно улучшается с достаточно низкого уровня, — когда же человек более-менее здоров, он не придает ему большого значения. То есть дальнейший прирост здоровья не приводит к росту счастья. Дети не влияют на уровень счастья, видимо, они приносят столько же счастья, сколько и несчастья… А главными факторами счастья оказались наличие у человека партнера, который его любит, а также достойной работы. Таким образом, в отличие от украинцев у канадцев, как и у американцев, нет линейной зависимости между материальным положением и ощущением счастья, поскольку очень многие люди там достигли уровня обеспеченности, после которого теряется зависимость от него.

Как следует из графика, уровень счастья наших граждан заметно растет. Что, исходя из вышесказанного, можно объяснить тем, что с 1999 года у нас неуклонно понижался уровень бедности (в 1998 году признавали себя бедными 52% опрошенных, а в 2008 году таковых было уже 12%). Снижение бедности началось даже раньше, чем рост производства, поскольку стала активно формироваться теневая экономика. Правда, есть нюанс. В конце 2008 года, как известно, случился кризис, — бедность опять выросла. Но и уровень счастья наших людей в 2009 не упал, а даже поднялся! Может быть, у них еще не закончились запасы… Еще более удивителен рост уровня счастья в 2010-м… Правда, опрос проводился до Налогового кодекса и других неприятных для населения событий, поэтому в этом еще предстоит разобраться, — заключил Паниотто.

По мнению известного социолога, коэффициент счастья зависит еще и от отношения уровня обеспеченности некими благами к уровню притязаний. Причем уровень притязаний зависит от референтной группы (социальной группы, на которую человек ориентируется). В этом смысле в Советском Союзе уровень счастья был ненамного ниже, чем в других странах. Довольно непритязательный народ жил в Союзе... Недаром же сегодня одной из стран с самым высоким уровнем счастья является Нигерия.

Итак, 65% населения Украины считает себя счастливым, что впечатляет. Особенно на фоне того, что меньше 40% населения полагают, что дела в Украине идут в правильном направлении. Интересно также, что чем выше уровень образования у наших респондентов, тем они более счастливы. Так, среди людей с начальным образованием счастливых всего 38,7%, со средним — уже 62,1%, со средним специальным —66,3%, а с неполным высшим или высшим —76,2%. Секрет, возможно, в том, что чем выше у человека уровень образования, тем выше его зарплата. Кроме того, его работа может быть более интересной и содержательной.

Теперь тревожная тенденция: с возрастом у наших респондентов убавляется здоровья и оптимизма, теряется социальная перспектива. В возрасте 18— 29 лет счастливы 80% граждан, в 30—39 лет — уже 75%, а в 40—
49 лет — 66%, в 50—59 лет —58%, в 60—69 лет —54%, а в возрасте 70 лет и выше — всего 43% граждан. Среди горожан счастливы 68%, а среди жителей сел —58%. У горожан, по-видимому, выше уровень образования, а соответственно, и материальной обеспеченности. Ну, и натуралистический пейзаж заброшенного села как-то сразу возникает перед глазами… Что до семейного положения, то женатые более счастливы, чем неженатые (так, в возрастной группе до 29 лет среди неженатых —77% счастливых, а среди женатых —87%). Стало быть, наличие у людей близких и в нашей стране играет определяющую роль…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно