«ПРЫГ, ЛАСТОЧКА, ПРЫГ, А В ЛАПКАХ — ТОПОР...»

18 января, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 18 января-25 января

Уже давно ни для кого не секрет, что власти небезуспешно пытаются чинить препятствия на агитационном пути оппозиционным партиям...

Юлия Тимошенко
Юлия Тимошенко

Уже давно ни для кого не секрет, что власти небезуспешно пытаются чинить препятствия на агитационном пути оппозиционным партиям. Нагромождаемые админресурсные завалы каждый субъект выборов пытается разгрести своими силами и своими способами. На этой неделе две весьма любопытные методики использовала в борьбе за существование Юлия Тимошенко. Первая из них — это открытое обращение к Виктору Медведчуку, контролирующему основную часть украинского эфира, с предложением провести с ней телевизионные дебаты. Виктор Владимирович отреагировал оперативно, в частности, в его заявлении говорится: «Я узнал, что вы предлагаете мне стать вашим визави в открытых теледебатах. Предвыборная агитационная кампания СДПУ(о), которая, в соответствии с законом, начнется с 9 февраля, конечно, будет содержать теледебаты с нашими основными идейными оппонентами и конкурентами — другими массовыми партиями и блоками. Я имею в виду, прежде всего, Компартию Украины, блоки «Наша Украина» и «За единую Украину».

По моему мнению, в предвыборных теледебатах должна идти речь о важных для всего общества программных моментах, даже если собеседник — красивая женщина. Для нас не совсем понятна идеологическая позиция блока вашего имени. «Против Кучмы» — это не идеология. Однако в будущем я не исключаю возможности теледебатов с вами».

В коротком интервью Юлия Тимошенко выразила свое неудовлетворение полученным ответом.

— По поводу реакции Медведчука есть разные мнения. Но я ее трактую как категорический отказ. И соглашаюсь с тем журналистом «Украинской правды», который охарактеризовал ответ лидера СДПУ(о) как немужской. Я считаю, что Медведчук, как минимум, растерялся. Например, он говорит о том, что дебаты можно проводить с 9 февраля, в то время как существует четкое разъяснение ЦИКа: дискуссии политиков, депутатов и лидеров партий в прямом теле- и радиоэфире не являются предвыборной агитацией и могут проводиться до 9 февраля. Это во-первых. Во-вторых, Медведчук заявляет о намерении вести дебаты со своими конкурентами. Как бы достойными конкурентами его величества: коммунистами, блоком Ющенко и блоком Литвина. Его стремление быть причисленным к высшей лиге участников выборов, претендующих по разным причинам на внушительные проценты, у меня лично ассоциируются с поговоркой: «Коня кують, а жаба ногу підставляє». Это в стиле Медведчука — быть рыцарем, разъезжающим на мультяшных лошадках в «Перегонах». В жизни же, в поединках один на один он готов участвовать только с теми, кого не победит разве что ленивый. И третье. Думаю, что у Виктора Владимировича перед глазами стоят мои дебаты с Григорием Суркисом в «Эпицентре», которые Григорий Михайлович с позором провалил. Если он так нервничает, то я готова дать ему значительную фору для того, чтобы он мог чувствовать себя гораздо спокойнее и увереннее.

Как бы там ни было, но первый прием, использованный лидером блока БЮТи оказался пока не очень эффективным с точки зрения проникновения на экран. А вот второй, пожалуй, стал неожиданностью для очень многих и, в первую очередь, для прокуратуры. «ЗН» стало известно, что с будущего понедельника Юлия Тимошенко, ранее находившаяся на подписке о невыезде в связи с уголовными делами, открытыми против нее Генеральной прокуратурой, собирается начать предвыборные поездки по стране. Каким образом ей удалось получить свободу действий? Оказалось — весьма оригинальным.

— Само собой разумеется, что власть руками прокуратуры сделала все возможное, чтобы я не могла вести предвыборную кампанию. Я расцениваю это как военные действия против нашей политической силы и меня лично. Я готова воевать на равных, однако, в отличие от моих оппонентов, правовыми методами. Именно поэтому я обратилась в суд с просьбой исследовать всю процедуру, в ходе которой меня лишали депутатства. Мои адвокаты четко установили, что депутатство с меня было снято незаконно. Поэтому суд, приняв к рассмотрению документы о незаконном снятии депутатства, вынес решение о том, что действия против меня, возможно, были незаконными. И дал мне право до вынесения окончательного решения о моем депутатском статусе спокойно жить и работать. Это означает, что соответствующим документом суда запрещено действие постановления Генеральной прокуратуры Украины и о привлечении меня в качестве обвиняемой, и об избрании меры пресечения. В данном случае подписки о невыезде. Исключены любые процессуальные действия против меня, включая их составляющие. Иными словами, решением суда сегодня я защищена от произвола Генпрокуратуры.

— То есть вы хотите сказать, что сейчас вы не являетесь народным депутатом, но за вами закреплены все его права, включая неприкосновенность?

— Сейчас я имею статус народного депутата, предполагающий соответственно все вытекающие из этого права.

— А почему рассмотрение вопроса в судебном порядке о незаконном снятии депутатства вообще стало возможным?

— Снятие статуса народного депутата предусматривает определенную процедуру. Став вице-премьером, я должна была написать соответствующее заявление, а Верховная Рада — принять по нему решение. И я написала заявление, согласно которому просила приостановить мои полномочия как народного депутата на время исполнения мною полномочий вице-премьера и до момента принятия специального закона, который дает возможность совмещать работу в правительстве со статусом депутата. К сожалению, это заявление исчезло из моего дела, а на его месте оказалось заявление, которого я никогда не писала. Это заявление было написано так, как удобно было тем, кто стремился побыстрее лишить меня статуса народного депутата. В ходе разбирательства один из судов запросил это заявление и убедился в его сфальсифицированности. Она была видна невооруженным глазом. На этом основании мы и обратились в суд, стремясь восстановить справедливость.

— В каком суде рассматривается дело?

— В Печерском районном суде города Киева.

— Но если у вас на руках была такая карта, почему вы ею не воспользовались, когда вам грозил арест или когда эта угроза была осуществлена?

— Дело в том, что я узнала об этом совсем недавно и случайно. После того, как мною был подан иск в отношении незаконных действий прокуратуры, судья запросил многие документы, в том числе из Верховной Рады по моему депутатству. И когда в ходе судебного следствия мы смогли ознакомиться с этими документами, то обнаружился факт сфальсифицированного заявления. Я же и не предполагала о существовании подобного нарушения.

Есть еще одна деталь: если бы власть по отношению ко мне вела себя законно и честно, то у меня бы не было ни малейшего желания начинать судебный процесс по восстановлению депутатского статуса. Но поскольку меня и нашу политическую команду последовательно пытаются уничтожить, то я считаю возможным сегодня восстановить свои законные права.

— Ознакомили ли вы прокуратуру с постановлением суда? Если да, то намерено ли следствие считаться с этим документом?

— Прокуратура, работающая под чутким руководством нашего Президента, давно привыкла нарушать все возможные законы, Конституцию и права человека. Но, тем не менее, это решение суда было направлено в исполнительную службу, которая в свою очередь издала специальное постановление, обязывающее прокуратуру выполнить это решение. Оба документа находятся в прокуратуре, и она обязана их исполнять. Прокуратура может обжаловать эти документы в установленном законом порядке. Но так как она по своей халатности уже упустила сроки обжалования, то теперь ей нужно восстановить срок исковой давности, а потом уж пытаться по судебной вертикали оспорить это решение.

— Сколько это может занять времени?

— Это зависит от того, насколько законно будут действовать суды высшей инстанции. Если они будут строго соблюдать процедуру, то судебная тяжба может закончиться вскоре после выборов.

— Понятно. А как обстоят дела с судебным процессом, где вы пытаетесь обвинить прокуратуру в незаконном возбуждении уголовных дел против вас?

— Первый раз в истории Украины рассматривается жалоба на действия следственных органов, а в данном случае, на действия Генеральной прокуратуры, генпрокурора и его заместителя Николая Обихода. Я инициировала этот прецедент, поскольку твердо знаю, что правосудие в Украине должно родиться. Почему бы ему не родиться в процессе борьбы оппозиции с властью? Ведь в ходе борьбы всегда должен найтись тритейский судья, способный расставить справедливые акценты. Процесс, о котором вы спрашиваете, идет. Но что любопытно, Генеральная прокуратура отказалась передавать суду все документы, которые обосновывают обвинения против меня. Они вообще считают, что это ни дело суда. Супер, правда? Дважды прокуратура предпринимала попытки отстранить судью от ведения дела, дважды высшие судебные инстанции отклоняли эти требования в связи с необоснованностью. После этого они просто не являются на судебные заседания, и судья вынужден переносить разбирательство. Следующее заседание назначено на будущий понедельник. Очень надеюсь, что прокуратуре хватит совести прийти на это заседание и передать документы, на которых следствие основывает обвинение, если таковые вообще существуют.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно