ПРЕЗИДЕНТ УКРАИНЫ СЪЕЗДИЛ В ОЧЕНЬ СТРАННОЕ МЕСТО

21 июля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №29, 21 июля-28 июля

Главной задачей в ходе визита украинского Президента в Республику Беларусь было, как об этом всенародно объявлено, подписание широкомасштабного договора между двумя странами...

Главной задачей в ходе визита украинского Президента в Республику Беларусь было, как об этом всенародно объявлено, подписание широкомасштабного договора между двумя странами.

Эта задача была с честью выполнена. Договор, заранее подготовленный и несущий нагрузку глубоко символическую, торжественно подписан в подобающей радостной обстановке.

Теперь два братских народа знают, что их руководители живут в мире, дружбе и добрососедстве. Хотя и до этого подписания все понимали, что Украина не будет конфликтовать с Белоруссией, не имеющей ни к кому территориальных претензий, скромной и негегемонистской.

Кстати говоря, именно так — «Белоруссия» — решили именовать эту страну профессора из московского Института русского языка, и приходится признать, что год правления Александра Лукашенко этому способствовал. И нет никакого смысла возвращаться к проведенным переговорам и политическим дискуссиям. Из того, что могло иметь практическое значение, — стороны склонились к тому, что границу между странами провести надо и, может быть, даже по фарватеру Днепра.

Что касается экономического значения — мы договорились говорить дальше о долгах друг другу, но их размер не так велик, чтобы о них всерьез беспокоиться.

Что касается отношения ко всякого рода международным проблемам — стороны констатировали, что позиции каждой из них остались прежними. И слава Богу, потому что белорусского отношения к расширению НАТО, например, в Украине не понял бы никто за исключением передового отряда рабочего класса. Отношение, прямо скажем, плохое.

Так что говорить можно о двух вещах — таможенном союзе России и Белоруссии, и о том, что из этого вытекает для Украины. А также о том, с каким собственно государственным или иным образованием мы имеем дело.

Белоруссия бросилась в таможенный союз как юноша с вышки в воду. Причем глубину реки в месте падения никто предварительно не изучал. Не думал, похоже, никто, есть ли там вообще река.

Это потом, после отмены таможенного контроля на границе двух стран, в Москве забеспокоились, что, оказывается, импортные пошлины в Белоруссии остались по-прежнему несколько меньшими, чем в России, что в ближайшее время приведет к мощному неконтролируемому потоку импортных товаров через белорусско-российскую границу. Или то место, где она была.

В Киеве уяснили, что даже сейчас, когда таможенный союз был торжественно объявлен (что не повлекло за собой каких-либо юридических действий с обеих сторон), договор о свободной торговле с Белоруссией, подписанный ранее, потерял всякий смысл. С Россией такого договора пока нет. А многим в Минске приходилось объяснять, что международное законодательство о таможенных союзах предполагает образование их координирующих органов. Органы, естественно, будут находиться в Москве, и именно там Украине придется решать проблемы в торговле с Минском.

Какие проблемы возникнут, пока никто не знает. А.Лукашенко на пресс-конференции начал было описывать беспредел на границе, где есть, понимаете ли, украинский таможенник, потом белорусский таможенник... «Потом еще российский станет...» — задумчиво заметил Леонид Данилович.

Кстати, белорусский президент так и не ответил на вопрос одного из корреспондентов, сохранится ли в стране Министерство внешнеэкономических связей, а если сохранится, то зачем. Он лишь строго посмотрел на вопрошавшего, сообщил, что тот плохо знаком с предметом, а потом возразил: «Оно у нас не только сохранилось, но и увеличилось». Пресс-секретарь (он же — полковник тех еще войск), в это время заносил в «склеротичку» имя, фамилию и профессиональную принадлежность автора вопроса.

И это не шутка, если иметь в виду вольное обращение Александра Григорьевича с редакторами местных газет, которых время от времени снимают.

И все же — а где, собственно, находился два дня Президент Украины?

Не успевший проснуться как следует пассажир самолета при виде торжественного караула со знакомым красно-зеленым знаменем усомнился бы, в каком году живет. К слову сказать, нижняя, зеленая часть знамени, говорят, привела в восторг посетившего Минск премьер-министра Ирана, который, видимо, о поворотах в истории Белоруссии знал мало и готовился увидеть все, что угодно, но не цвет ислама.

Плотность милиции и службы безопасности на улицах города, которую просто невозможно передать, вызывает в памяти визит президента США в Москву в 1972 году. Так и не удалось выяснить, охотятся ли за А.Лукашенко исламские террористы или это была непонятно для кого предназначенная демонстрация мощи органов правопорядка.

Но это чисто внешние впечатления. Глубину экономических преобразований в стране пришлось познать во время встречи президентов двух стран с директорами заводов. Председатель белорусского Нацбанка сообщил, что инфляция в стране может достичь 4 процентов вместо имеющихся двух. Он тут же напоролся на гневную реплику своего президента, который заявил: «Я вам могу разрешить 1 процент роста. Ну, полтора. И все!»

Странная сцена для людей, не знающих, что указанием президента незадолго до этого инфляция была снижена с 20 до 2 процентов за три месяца. Вот куда надо возить монетаристов всех стран учиться у Александра Григорьевича механике составления директив и контролю за их выполнением. А нам в Киеве все твердят о каком-то экономическом механизме.

Кроме экономики, белорусский президент любит культуру и молодежь. В день приезда украинской делегации он лично появился на телевидении и вскрыл пакеты с темами сочинений на вступительных экзаменах в вузы. хотя любой абитуриент заранее мог догадаться, что речь пойдет, среди прочего, о роли личности в истории. И не на примере Михаила Горбачева, само собой, а Петра Первого.

Один из белорусских коллег высказал весьма любопытное мнение относительно мотивов деятельности своего президента, объясняющее многое, в том числе и прыжки в бассейн при спущенной воде. Глубоко переживающий распад СССР, А.Лукашенко решил его восстановить. Да не просто участвовать в процессе, а возглавить его, а также, впоследствие, стать во главе некоего постснговского образования. В пользу этой версии говорят постоянные высказывания президента, что напрасно, мол, кто-то думает, что главой союза каких-то государств должен быть обязательно россиянин. При этом, что характерно, никто его на эту тему не спрашивает.

Президент, считает кое-кто в Минске, действительно свято верит в то, что российский народ и его руководство умилится, когда белорусский народ снова вернется в лоно и в знак благодарности выдвинет лидера этого народа на руководящий пост.

Если это действительно так, то проблемы в украино-белорусских отношениях Киеву сейчас лучше не решать, а папки на белорусскую тему задвинуть во второй ряд шкафов.

Потому что, может так получиться, все платежные экономические, политические, культурные и чернобыльские вопросы на линии Киев — Минск мы будем решать в одном пакете с Черноморским флотом, неплатежами за газ, а также долгами и активами бывшего СССР.

Вот тогда, позднее, и разберемся, какое такое место посещал наш Президент 17 — 18 июля.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно