ПРЕВРАТНОСТИ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПАРТНЕРСТВА

2 апреля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №13, 2 апреля-9 апреля

Кто сказал, что в любом серьезном деле неторопливое упорство всегда берет верх над необузданной силой и творческой импровизацией?..

Кто сказал, что в любом серьезном деле неторопливое упорство всегда берет верх над необузданной силой и творческой импровизацией? Кто решил, что тщательно разработанный, выверенный в деталях и упрямо воплощаемый план - в конце концов окажется эффективней импровизированного порыва? Кто заверяет, что реализм и точное просчитывание обстоятельств неминуемо побеждают инфантилизм и романтику?

Как и во внутренней политике, в т.н. стратегическом партнерстве Украины и США было много и необузданной силы, и творчества, и импровизации, и романтики. У них эйфория от развала Союза и ликвидации ядерного потенциала сменялась разочарованием от темпа реформ и разгула коррупции. Мы же слишком ожидали много и сразу дивидендов от «дружбы». На самом деле и они за коррупцию приняли собственное открытие этой коррупции (наличие которой на этой части суши было зафиксировано лет эдак триста назад), и мы недооценили кучу «мелких услуг», которые требуют США за каждый скормленный нам витамин. Да Бог с ними, с витаминами. Стратегичность любого партнерства не строится на взаимозачетах обид и недоразумений. На прагматичных интересах партнеров - не более того.

Чем устраивает стратегичность партнерства обоих партнеров, так это своей гибкостью в понимании. Кто-то понимает партнерство как кредиты МВФ, кто-то - как поддержку ассоциированного членства Украины в ЕС, кто-то - как совместное миротворчество, кто-то - как отказ Украины от бушерского контракта, компенсируемый не деньгами для содержания тысяч рабочих мест на харьковском «Турбоатоме», а семинарами по малому бизнесу по линии Агентства международного развития. Ведь применение Соединенными Штатами, согласно американскому законодательству, санкций к странам, сотрудничающим с режимами, подозревающимся в поддержке международного терроризма - угроза достаточно реальная. Согласимся, что санкции США по отношению к Украине - не то же самое, что санкции по отношению к Франции, которая, кажется, может «перехватить» бушерский контракт - французы, сами являющиеся донорами МВФ, могут эти санкции даже не заметить. Так или иначе, такова цена стратегического партнерства с единственной супердержавой.

Стратегичность партнерства в понимании американской стороны предполагает не только безусловное выполнение определенных требований с украинской стороны, частично известных общественности обеих стран, - приватизации земли, административной реформы, повышения тарифов на коммунальные услуги. Эти требования Украиной формально выполняются, о чем свидетельствует и ее сертификация госсекретарем М.Олбрайт. Не забыта и в определенной мере все еще срабатывает «эпопея» с ядерным оружием, ликвидацией стратегических ракетоносителей.

При этом американцы не совсем реалистичны: административная реформа, при которой сокращение бюрократов является делом самих бюрократов, в самих США не проходила легко и безболезненно. Идти на повышение цен на коммунальные услуги в год президентских выборов решился бы, вероятно, не каждый президент США. Но это, так сказать, обстоятельства объективные. Существуют и другие, субъективные, объясняющие, почему наше с ними партнерство приобрело несколько, так сказать, судорожный характер: и откровения П.Лазаренко, начавшего говорить, и слабо продуманные действия самих американцев, не потрудившихся объяснить, почему Ирак во время мусульманского Рамадана бомбить было политически невыгодно, а Сербию - во время Великого Поста православных - позволительно. Не объяснили, почему можно считать девять бизнес-конфликтов американцев в Украине (часть из них - конфликты одних граждан США с другими гражданами США) признаком коррупции, причем большей, чем существующая, к примеру, в России, Индии или Мексике, тоже крупных реципиентах американской помощи. Не внесли ясность и по такому вопросу: не ведут ли антидемпинговые процессы против украинских производителей в США к противоречию с декларированным партнерством и принципами свободной торговли вообще.

Образно говоря, для Вашингтона Украина сейчас - весьма дорогое удовольствие, в которое вложено слишком много денег и усилий, чтобы его можно было бы просто взять и бросить. Во внутриполитической игре нынешней американской администрации Украина сейчас - проигрышный ход: администрация Клинтона «нарывается» на критику республиканской оппозиции и в том случае, если продолжает сотрудничество с Украиной (о «силе» проукраинского лобби в Вашингтоне, равно как и украинской дипломатии, свидетельствует уже то, что именно украинские, а не, к примеру, мексиканские или египетские бизнес-конфликты превращены в прецеденты), и в том случае, если позиции США в Украине ослабевают: республиканцы получают неплохую возможность для обвинения действующей администрации в содействии процессам политической интеграции стран СНГ.

Похоже, что разобраться с украинским «цугцвангом» официальному Вашингтону действительно трудновато. И в этом случае украинские власти получили реальный шанс помочь Белому дому реальными доказательствами в пользу того, что Киев стремится выполнять обещанное, а значит, поддержку Президента Л.Кучмы можно продолжать.

В Вашингтоне склонны считать, что внешняя политика Президента Л.Кучмы в целом достаточно прозападна и соответствует американским интересам. Белый дом никогда особенно не стремился к тому, чтобы внешнеполитическая позиция Киева была сущностно проамериканской - достаточно и того, что она учитывает позиции США. С этой точки зрения, внешняя политика Л.Кучмы - вполне приемлема для Вашингтона, особенно на фоне собственной политической линии спикера украинского парламента, да и последних действий Верховной Рады, проявившей недюжинную внешнеполитическую резвость. Если бы Александр Николаевич, ни слова, кстати, не сказавший при включении потенциальных внешних, в основном американских, финансовых заимствований в законопроект о государственном бюджете Украины, с его idee fixe об «оборонном славянском союзе» не существовал, его следовало бы придумать. И специально для американцев. Ибо, учитывая возможность его участия в президентском марафоне, американцы склонны игнорировать отчеты своих представителей и по поводу свободы прессы, и по поводу коррупции, и по поводу бизнес-климата в Украине.

Но одного лишь соответствия американским интересам недостаточно, чтобы получить поддержку Вашингтона: в конце концов, Александр Николаевич, ведущий себя так, как будто ему каждое утро звонят от мадам Тюссо, у нас одинок в своей «уникальности». Вашингтону, особенно в условиях разговорчивости Павла Ивановича, похоже, поставившего себе целью сломать несколько политических карьер в Украине, нужны реальные доказательства позитивных изменений в стране, в первую очередь ее очищения от тех, кто заработал себе репутацию ответственного за политическое развращение государства.

Собственно, этим и объясняется успех визита в США делегации новосозданной Еврейской конфедерации Украины. Дело даже не в исключительном профессионализме главного раввина Украины Якова Дов Блайха, с моей точки зрения лучшего на сегодняшний день лоббиста Украины, дело даже не во влиянии еврейского лобби в Вашингтоне, влиянии, которое преувеличить просто невозможно - в сравнении с ним украинское лобби, констатирую с некоторым сожалением, грешит в лучшем случае дилетантизмом. Дело в том, что в США достаточно долго ожидали, когда в еврейскую общину в Украине, шестую по численности в мире, придут люди, чья репутация не вызывает вопросов, не связана ни с бесконечными расследованиями спецслужб всего мира, ни с личным политическим авантюризмом. С такими людьми готовы работать. В обсуждении их вопросов шли навстречу те, кто в США принимают решения, - заместитель госсекретаря Стюарт Айзенштадт, второй человек в госдепе, министр сельского хозяйства Ден Гликман (треть разговора «ушла» на поиск украинского Чуднова, где родились предки Гликмана, две трети - на решение конкретных вопросов), Джеймс Хармон, президент Эксимбанка США, заявивший, что он вообще первый раз лично встречается с делегацией из Украины, ибо всегда перепоручает переговоры своим «замам», Бенджамен Гилман, председатель Комитета по международным делам Палаты представителей Конгресса США, от позиции которого зависит бюджет США на внешнеполитические цели, генеральный секретарь Всемирного еврейского конгресса Израель Зингер. Так и срабатывает эффективное лоббирование - соответствующий уровень встреч, невозможная для дипломатов открытость обсуждения, принятие решений сразу, на месте. Успокою «ревнителів державності» - среди участников делегации не было секретоносителей, они подчеркивали, что все они - граждане Украины в первую очередь и евреи - во вторую.

Во внешней политике, как это уже произошло во внутренней, все больше конкуренцию идей и идеологий заменяет конкуренция имиджей. У этих людей - нормальные репутации, нормальные имиджи, нормальные идеи. Так и составляется репутация страны: и из общения с представителями общественных организаций, и с представителями госструктур, и с представителями бизнеса. Составляется новая оценка - на этот раз накануне президентских выборов в Украине. В самом вопросе о влиянии США на президентские выборы в Украине достаточно много надуманного: Вашингтон будет «работать» с любым лидером Украины, признанным им и международным сообществом в качестве законно избранного.

Следует разделять несколько уровней влияния США на президентские выборы в Украине. В первую очередь - это деньги, выделяемые МВФ, а также регулярность поступления этих денег, что немаловажно в условиях задолженности по зарплатам и пенсиям в Украине. Для этого требуются политические решения Белого дома. Во вторую - интересы конкретных политических и бизнес-кругов США, зачастую не совпадающие с линией официального Вашингтона. Эти интересы требуют учета всех возможных вариантов результата президентских выборов в Украине и, соответственно, сотрудничества со всеми реальными кандидатами, т.е. конкурентами Л.Кучмы. Это, в свою очередь, предполагает тщательный мониторинг того, что происходит с президентскими выборами в Украине, ведущими государственными учреждениями и негосударственными организациями, работающими и по государственному, и по частному заказу, личное ознакомление с позициями главных конкурентов действующего украинского Президента и влияние на эти позиции.

Но все это влияние имеет свои достаточно жесткие «ограничители», касающиеся публичной поддержки. Я напомню в связи с этим известную ситуацию с предвыборным плакатом Леонида Кучмы как кандидата в президенты, где была опубликована его фотография с А.Гором и приведены лестные слова вице-президента США в отношении конкурента Л.Кравчука. В распространенном 6 июля 1994 года через украинские СМИ заявлении один из представителей вице-президента подчеркнул, что Эл Гор «очень тщательно относится к выражениям, которые можно было использовать в пользу того или иного деятеля в целях внутриполитического процесса в Украине».

Вашингтон, повторимся, будет «работать» с любым лидером Украины, признанным им и международным сообществом в качестве законно избранного. «Законно избранного» - означает в результате справедливых выборов, выборов, где соблюдались равные условия для агитации конкурирующих кандидатов, не осуществлялось насилие над избирателями, а результаты выборов не были фальсифицированы - на любом уровне. В противоположном случае, когда (и если) американцы официально признают выборы «несправедливыми», в дело вступают другие правила игры. Причем эти правила игры могут быть задействованы и в том случае, если власти той или иной страны не признают по каким-то причинам результаты выборов.

В качестве примера приведу здесь ситуацию с выборами в ноябре 1996 года в Сербии и Черногории. В конце января 1997 года, после более чем двухмесячной задержки, сербские власти вынуждены были согласиться с результатами выборов, причем это произошло под нажимом ОБСЕ, сопровождавшимся не только дипломатическими демаршами. Конечно, стоит весьма осторожно подходить к такого рода аналогиям: Украина - не Югославия, у ее лидера нет репутации Слободана Милошевича, то же ОБСЕ не смогло «нажать», к примеру, на проведение выборов в странах Средней Азии. По сути говоря, мы имеем здесь дело даже не с двойными, а тройными стандартами международного сообщества. Но для страны, которая стремится быть в Европе, все эти стандарты имеют значение. Как с точки зрения формы, так и с точки зрения содержания.

И неторопливое упорство, и тщательно разработанные, выверенные в деталях и упрямо воплощаемые планы существующих кандидатов на высшую государственную должность в Украине, их реализм и точный просчет должны учитывать то, что международное непризнание или сомнение в соблюдении процедуры проведения выборов в конечном счете могут стоить дорого - международной репутации страны. И демонстрируя необузданную силу, импровизируя, они должны понимать, что международная репутация страны также является товаром, имеющим ценность. И если уж говорить о политическом прагматизме, на деле достаточно часто являющемся не чем иным, как отсутствием политических убеждений и умением приспосабливаться к изменяющимся обстоятельствам, то прагматично будет и работать на хорошую репутацию страны: хотя бы для того, чтобы с нами считались, говорили как с равными.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно