Прелюдия к ревальвации?

12 августа, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск №31, 12 августа-19 августа

Банкиры потеряли покой и сон. Отказ Национального банка принимать участие в торгах в конце прошло...

Банкиры потеряли покой и сон. Отказ Национального банка принимать участие в торгах в конце прошлой — начале нынешней недели спровоцировал усиление гривни на валютном межбанковском рынке до максимальных за последние пять лет уровней. Стоимость безналичного доллара во вторник опускалась до 4,88—4,90 грн./долл. Американская валюта имела все шансы дешеветь в Украине и дальше, не выйди регулятор, Национальный банк, под самый занавес торгов на рынок.

Паники на межбанке не произошло, поэтому на котировках наличного рынка происходившее там существенно не отразилось. Правда, несколько снизился курс приема «бакса» в обменках — с 5,05 до 5,02 грн./долл., тогда как курс продажи остался практически незыблемым — 5,06 грн./долл.

Сейчас банковская общественность теряется в догадках и с нетерпением ждет разъяснений относительно дальнейшей валютно-курсовой политики Нацбанка, который всерьез заподозрили в намерении осуществить новую ревальвацию гривни.

Особенно нужны были комментарии в понедельник, когда после повторного невыхода НБУ на валютный рынок там сформировалось избыточное предложение валюты на сумму, превышающую 400 млн. долл. Курс доллара в тот день опустился до отметки 4,95, чего валютные дилеры не наблюдали с конца уже далекого 1999 года. Каких-либо официальных разъяснений по поводу отказа принимать участие в торгах при столь значительной несбалансированности рынка из Нацбанка не последовало. Руководство НБУ оказалось в этот день недоступным для журналистов. Сам Владимир Стельмах в это время находился в командировке. А по просочившейся в прессу информации запрет на выкуп валюты Нацбанком исходил именно от него...

Поскольку намерения регулятора оставались под завесой тайны и во вторник, а неудовлетворенное валютное предложение превысило как минимум полмиллиарда долларов, гривня продолжила укрепляться. Уже в середине дня многие продавцы валюты, отчаявшись дожидаться выхода на рынок Нацбанка, вынуждены были продавать доллары на любых условиях, поскольку их клиенты нуждались в гривнях для расчетов на внутреннем рынке. Поэтому многие крупные сделки заключались по курсу 4,90 грн./долл. Более мелким продавцам приходилось «сливать баксы» еще дешевле — по 4,88.

Образовавшийся дефицит гривни привел к росту депозитных ставок на межбанке — «ночные» ресурсы подскочили в цене до 5—9% годовых. В памяти банкиров мгновенно всплыли воспоминания об апрельских событиях. Тогда именно за счет отказа регулятора выходить на рынок и была осуществлена ревальвация: всего за несколько дней межбанковский курс снизился почти на 4%, а официальный НБУ с 20 на 21 апреля — почти на 2,7% (от 5,19 до 5,05 грн./долл.).

В этот раз от более мощного укрепления гривню спасли только надежды банкиров на то, что регулятор все-таки в конечном итоге выйдет на рынок и поддержит его ликвидностью. Нацбанк, к его чести, все-таки пришел на выручку, начав скупать избыток валюты по не изменившемуся с конца апреля курсу — 5,01 грн./дол. Хотя сделал он это во вторник значительно позднее, чем обычно. Что говорит о том, что решение о выходе на рынок регулятору далось нелегко.

Кроме того, покупки валюты при этом осуществлялись выборочно. Удовлетворялись далеко не все заявки и далеко не всех банков. А только те из заявок, которые банки заявляли как принадлежащие их клиентам-экспортерам. По оценкам участников рынка, НБУ закрыл всего лишь около 20% избыточного валютного предложения, т.е. от 100 до 200 млн. долл. И все-таки напряжение на рынке спало. Гривневые ставки овернайт тут же понизились до 2,5—5% годовых.

В последующие дни «лишняя» валюта никуда не испарилась, поэтому регулятору пришлось и дальше покупать доллар. Правда, делал он это все так же выборочно, и в четверг цена покупок была понижена с 5,01 до 4,99 грн./долл.

Банкирам и их клиентам сейчас не позавидуешь. Несмотря на прозвучавшие наконец заявления представителей НБУ, что Нацбанк не уходит с рынка и продолжит удерживать курс, доверие к ним растаяло практически полностью. Ведь заверения в том, что курс будет оставаться стабильным как минимум до конца года, после апрельских событий звучали неоднократно. А на практике все происходит несколько по-другому. Да и сам глава НБУ Владимир Стельмах пока хранит молчание, никак не комментируя ситуацию.

Что замыслил Владимир Семенович? Всем понятно, что в отсутствие председателя подобную инициативу никак не мог проявить ни один из его заместителей. Подобное решение в Нацбанке могло исходить только от первого лица. Тем более что курирующий в НБУ вопросы валютно-курсовой политики зампред Сергей Яременко был и остается одним из наиболее последовательных противников резкой ревальвации гривни. И даже осмелился в начале года публично не согласиться с необходимостью либерализации курса.

В бурных и мутных водах многострадальной украинской экономики стабильность валютного курса несколько лет являлась для наших соотечественников единственным «якорем доверия». И способствовала не только быстрому росту банковских вкладов, но и более смелой оценке инвестиционных и предпринимательских рисков. Что же могло подвигнуть нынешнего председателя Нацбанка вновь поставить ее под удар? Будем надеяться, что Владимир Семенович сам все объяснит общественности уже на следующей неделе. Пока же по этому поводу можно только строить догадки.

Итак, обращают на себя внимание несколько обстоятельств. Первое — это то, что как раз перед последними событиями на межбанке в страну возобновился массовый приток спекулятивного капитала. Как сообщил «ЗН» заслуживающий доверия источник в НБУ, почти половина более чем полумиллиардного избытка валютного предложения приходилась на долю нерезидентов. И пришли эти деньги в страну якобы под ожидания грядущей еще до конца нынешнего года новой ревальвации гривни.

Из чего материализовались такие ожидания, сказать сложно. Но следует отметить, что на подобную возможность в своих рекомендательных записках указали целый ряд зарубежных инвестиционных банков и консультационно-аналитических фирм. Возможно, памятуя «головную боль», которую иностранные спекулянты доставили Нацбанку в начале года, и пытаясь на корню пресечь их поползновения, главный банкир и распорядился не покупать у них валюту —дабы неповадно было.

Есть и другая версия, которая, впрочем, не исключает первую. Как сообщило агентство Рейтер, в анализе банка CSFB говорится, что поведение НБУ является реакцией на критику Международного валютного фонда и правительства, призывающего его к более решительным антиинфляционным действиям. Действительно, во второй половине июня министр экономики Сергей Терехин вдруг вновь обратил свои взоры к Нацбанку, потребовав от него «предпринять дальнейшие шаги по либерализации валютного регулирования и курсообразования». Это, по мнению министра, поможет сбалансировать спрос и предложение на межбанковском рынке, сократит необходимость вмешательства НБУ в торги и сделает валютную политику более предсказуемой.

Напомним, что в начале года именно г-н Терехин своими призывами к либерализации валютного рынка и «неосторожными» курсовыми прогнозами спровоцировал массовый приход «горячих» иностранных денег в Украину в надежде на грядущую ревальвацию. Кстати, то была одна из главных причин того, что Нацбанк, пытаясь ограничить чрезмерный приток валюты, в обмен на которую ему приходилось массово эмитировать гривню, пошел на столь радикальные ревальвационные меры. В этот раз, назвав Нацбанк «единственной госплановой институцией» в стране, г-н Терехин также посетовал, что закрытость НБУ, нежелание реформировать валютное регулирование в направлении либерализации и прозрачности рынка — ни много ни мало! — не позволяют Минэкономики достоверно прогнозировать макроэкономическую ситуацию.

«У Министерства экономики при планировании макроэкономических показателей, создании прогнозов руки связаны, мы не знаем, как будет себя вести курс, потому что он зависит только от Нацбанка, и валютный рынок к этому никакого отношения не имеет. Как мы можем это сделать, если не знаем, какие решения будут приняты чиновником, работающим в Нацбанке?» — не жалел тогда слов для критики Сергей Анатольевич.

Поводом для очередной ее порции стали возобновленные еще в июле интервенции на покупку валюты НБУ, в результате которых осуществляется дополнительная эмиссия гривни. Если в мае и июне, после апрельской ревальвации, сальдо этих интервенций значительно сократилось (в июне — — 10,5 млн. долл., в мае — 387,1 млн., в апреле — 1127,5 млн. долл.), то в июле оно опять выросло до 397,3 млн. В августе, получается, тенденция продолжилась.

В начале месяца г-на Терехина фактически поддержала закончившая работу в Киеве миссия Международного валютного фонда. В опубликованном итоговом заявлении миссии, в частности, говорилось, «что усилий НБУ по абсорбции ликвидности и либерализации валютного рынка в первом полугодии было недостаточно для обеспечения тенденции снижения инфляции». И «для того чтобы сократить инфляцию, банк должен проводить политику ограничения роста денежной базы, а также осуществить переход к более гибкому обменному курсу».

Буквально на следующий день к заявлениям своих коллег присоединился и директор-распорядитель МВФ Родриго де Рато, проведший в Крыму встречу с президентом Ющенко, а в Киеве — премьер-министром Юлией Тимошенко. На пресс-конференции 4 августа он, в частности, заявил, что Нацбанк Украины должен проводить более гибкую монетарную политику и «применять более гибкие изменения курса валюты для борьбы с ростом инфляции».

В принципе, этим заявлениям широкая общественность не придала большого значения: украинская власть в последние годы прислушивалась к рекомендациям МВФ, что называется, в пол-уха. Однако на этот раз аргументы иностранных консультантов были, по-видимому, более весомыми. Не исключено, что в ходе встречи с г-ном Ющенко, на которой, кстати, вполне мог присутствовать и г-н Стельмах, директор-распорядитель МВФ мог оказаться достаточно убедительным.

Интересно, что распоряжение не покупать избыток валюты поступило от Владимира Семеновича как раз тогда, когда сам он находился в командировке в Крыму. И, вероятнее всего, достаточно плотно общался с президентом. Судя по всему, именно это общение и привело к столь неожиданным «маневрам» со стороны председателя Нацбанка.

Косвенно это подтверждается и тем фактом, что в четверг, когда скандал в связи с возникшей на межбанке напряженностью уже получил широкую огласку в СМИ, пресс-служба президента распространила пресс-релиз со ссылкой на встречу Ющенко со Стельмахом в Крыму. В нем сообщается, что «президент поручил Национальному банку в координации с правительством и Министерством финансов разработать меры по либерализации валютного рынка…», а также «принять меры для сдерживания инфляции, устранения бюрократических преград для экспорта-импорта капитала, поступления инвестиций».

Действительно, всем хорошо известно, что давить на главу Нацбанка и всерьез влиять на его окончательные решения в стране может только один человек — Виктор Ющенко. А он, напомним, торжественно пообещал, что в нынешнем году индекс инфляции не выйдет за рамки 10%. А репутация и обещания президента, как известно, — дело святое. Хотя и не все они сейчас выполняются.

Но инфляция — тема особенно щепетильная. Поскольку затрагивает интересы каждого «маленького українця». А чрезмерный рост цен в стране может поставить под еще большее сомнение одно из немногих завоеваний новой власти — реальность роста благосостояния граждан в результате значительного увеличения бюджетных выплат. А если положить на чашу весов репутацию президента и репутацию главы Нацбанка, то как вы думаете, которая из них в глазах нынешней власти перевесит?

Ответ очевиден, хотя и весьма сомнителен. Тем более что в апреле г-н Стельмах уже рискнул собственным авторитетом ради президента. Ведь ой как слабо верится, что решение о ревальвации глава НБУ принял сам, не согласовав его с первым лицом государства. Но президент оказался как бы ни при чем. И, выдержав паузу и оценив реакцию общественности, в итоге осудил оказавшиеся непопулярными действия Нацбанка. Рейтинг, знаете ли.

Также весьма сомнительной выглядит и попытка решать курсовыми методами инфляционные проблемы экономики. Ведь фактическое прекращение нормальной работы межбанковского рынка чревато не только дополнительными потерями многострадальных экспортеров, но и ухудшает что-то и без того не слишком привлекательный для иностранных инвесторов климат в Украине. А ведь экспортеры, хоть они и не в фаворе у новой власти, все еще производят около 2/3 ВВП страны. Сейчас, когда рост экономики балансирует на грани полной остановки, любой дополнительный шок может спровоцировать ее переход к полноценному спаду.

С другой стороны, прямую зависимость между скоростью наполнения экономики денежной массой и повышением ценового давления можно подвергнуть сомнению, поскольку уровень монетизации (денежного насыщения) этой самой экономики остается все еще очень низким. Кстати, в прошлом году денежная база, о которой сейчас так много говорят, росла еще более быстрыми темпами, увеличившись за первые семь месяцев на 27,1 %. В нынешнем году за тот же период она выросла пока на 23,5, а по отношению к концу сентября прошлого года — менее чем на 20%.

К тому же на всплеск инфляции и в конце прошлого, и в начале нынешнего года, как известно, в значительно большей степени повлияли резко возросшие социальные бюджетные выплаты и сопровождавший их рост объема наличных вне банков (наиболее плохо поддающаяся связыванию часть денежной массы), нежели щедрая монетарная политика НБУ. Нацбанк, кстати, в конце прошлого года, борясь с валютным кризисом, активно изымал гривню из обращения. Но инфляция от этого особенно не снизилась.

В довершение всего, перспективы увеличения денежного предложения за счет валютной эмиссии до последнего времени вовсе не вызывали опасений. А многие эксперты, ссылаясь на отсутствие ощутимого притока иностранных инвестиций, опережающие темпы роста импорта над экспортом и сезонное осеннее увеличение спроса на валюту, даже говорили об угрозе ослабления гривни против доллара. Впрочем, эти оценки вполне могут оказаться ошибочными. Особенно с учетом активизации грядущей осенью как правительства, так и отечественных корпоративных заемщиков на внешних рынках.

Также не следует забывать, что на 24 октября уже назначен повторный приватизационный конкурс по «Криворожстали». Стартовая цена 93,02% акций — 10 млрд. грн. Если на участие в конкурсе соблазнятся хотя бы два-три потенциальных покупателя, это будет означать приток в страну дополнительных сотен миллионов долларов уже в октябре (денежный залог участника приватизационного конкурса должен быть внесен заранее). А это опять-таки необходимость дополнительной эмиссии гривни в соответствующих объемах. Поэтому не исключено, что главе Нацбанка известно что-то, оправдывающее его действия, но пока недоступное пониманию простых смертных.

Как бы то ни было, но общественности следует в очередной раз задуматься о столь важном для любого государства приоритете, как реальная независимость монетарных властей. Которая, впрочем, не исключает ответственности руководства Национального банка за свои действия перед законодательным органом.

Чтобы страна имела незыблемые гарантии того, что больше никогда не повторится обнищание населения в результате гиперинфляции первой половины 1990-х годов, действия монетарных властей никоим образом не должны подчиняться соображениям сиюминутной политической или даже экономической необходимости.

Прокомментировать последние события на межбанковском валютном рынке «ЗН»
попросило первого заместителя главы НБУ Анатолия ШАПОВАЛОВА.

— Анатолий Васильевич, как нынешняя политика Нацбанка на валютном рынке соотносится с неоднократными заявлениями его руководства о стабильности курса?

— Мы еще в начале года провозгласили, что гривня имеет все основания для укрепления, и взяли курс на либерализацию валютного рынка. После отмены обязательной продажи валютной выручки Нацбанк также неоднократно заявлял, что будет стремиться к постепенному снижению своего присутствия на валютном рынке. Тем не менее, хочу подчеркнуть, что мы не уходим с рынка полностью, а будем и дальше контролировать ситуацию и предотвращать значительные его колебания.

— Т.е. колебания, подобные тем, которые были в понедельник и вторник, вы не считаете значительными?

— Сначала мы не вмешивались, но когда увидели, что напряжение на рынке растет и во вторник цена доллара упала ниже 4,95 грн./долл., Нацбанк как раз и вышел на рынок, чтобы предотвратить дальнейшее снижение курса.

— Еще в апреле руководство Нацбанка заявляло, что вот-вот будут сняты и многие ограничения в правилах проведения торгов на межбанковском рынке. Сейчас на дворе уже август, а обещанного «либерализационного» постановления как не было, так и нет...

— Если вы помните, было решено более тщательно отработать это постановление и согласовать его с банковской общественностью. Поэтому мы направили проект на согласование в Ассоциацию украинских банков. Ввиду сравнительно невысокой емкости и недостаточной развитости нашего валютного рынка, прежде чем дать на нем большую свободу для спекулятивных операций, необходимо было все основательно продумать и взвесить. Могу сообщить, что Нацбанк разработал целый пакет из четырех постановлений, дающих как большую свободу банкам и инвесторам, так и упрощающих процедуру торгов на межбанке и порядок инвестирования в Украине.

Эти документы уже направлены на согласование в Минюст. И теперь срок их вступления в силу будет зависеть от скорости прохождения этой инстанции.

— И какие ограничения будут сняты?

— Как и было обещано, мы разрешим банкам осуществлять операции как по покупке, так и по продаже одной и той же иностранной валюты в течение одной торговой сессии.

— А рамки самой сессии будут расширены?

— Это регламентирует еще один направленный нами в Минюст документ, который будет касаться правил проведения торговой сессии.

— Останется ли за банками обязанность заранее предоставлять заявки на покупку или продажу валюты?

— Заявки подаются в НБУ к 12:00. Но если раньше банки должны им были неукоснительно следовать, то сейчас они будут нужны регулятору, чтобы сориентироваться в рыночной ситуации и прорабатывать те или иные сценарии развития событий. Теперь банки будут иметь право выходить за рамки своих заявок. Правда, не превышая лимита валютной позиции. К тому же в ходе дня заявки можно будет корректировать.

— А форвардные операции?

— Они как раз и стали основным камнем преткновения и главной причиной задержки обещанных нововведений. Все-таки за счет этих операций спекулятивный потенциал рынка многократно возрастает.

В сложившейся мировой практике львиная доля таких сделок заключается в так называемой беспоставочной форме, т.е. без реальной проплаты валюты по таким контрактам. Их использование, с одной стороны, позволяет участникам рынка хеджироваться (страховаться) от рисков неблагоприятной курсовой динамики. Но с другой, использование этих инструментов дает широчайший простор и для спекулятивных атак на валютном рынке. В результате их использования давление на курс может быть увеличено многократно, хотя реальной валюты под такими сделками и в помине нет.

Напомню, что именно за счет подобных операций в считанные дни был стерт с лица земли российский валютный рынок в августе 1998 года. А ведь еще тогда его объемы многократно превышали даже нынешние обороты украинского валютного рынка. Тщательно взвесив все «за» и «против», мы решили разрешить форвардные операции в гривне против валют первой группы «Классификатора иностранных валют НБУ». Но опять же в рамках лимитов открытой валютной позиции банков. Эти операции разрешены при условии реальной постановки финансового актива.

— Многие участники рынка жалуются, что без отмены полуторапроцентного сбора при покупке валюты эти нововведения не имеют смысла…

— После неоднократных обращений НБУ норма о взимании 1,5-процентного сбора при осуществлении собственных операций банков, определенных лицензией НБУ на покупку валюты, надеемся, будет отменена. Поэтому когда такие операции будут разрешены, 1,5-процентный сбор по ним взиматься не будет. Пенсионный взнос будет уплачиваться, только если субъект предпринимательской деятельности осуществляет покупку валюты для хозяйственных нужд.

— А не правильней ли было не облегчать жизнь спекулянтам, а наоборот, уравнять требования ко всем, введя и для нерезидентов обязательный 1,5-процентный сбор при покупке валюты. По идее, тогда их спекулятивный пыл значительно поубавился бы?

— Во-первых, как вы сами подметили, наличие 1,5-процентного сбора лишает смысла разрешение арбитражных операций. Кроме того, такое нововведение необходимо было бы проталкивать законодательно и к нему неизбежно возникла бы масса вопросов. Вместо этого мы предпочли пойти несколько другим, более рыночным путем. В пакет направленных Нацбанком в Минюст документов входит новый проект инструкции «О порядке осуществления в денежной форме иностранных инвестиций в Украине…». Чтобы предотвратить возможные спекулятивные атаки, нами разработан механизм осуществления резервирования средств на отдельном счете в НБУ без начисления каких-либо процентов.

Также мы ввели понятие «инвестиционный вклад». При этом деньги на счету могут размещаться непосредственно в иностранной валюте. Но их возврат раньше, чем через шесть месяцев, будет запрещен. Мы предполагаем, что при подобных требованиях пыл многих спекулянтов заметно подупадет. За основу взят опыт России, Чили, Польши, Малайзии. Кроме того, подобная норма была рекомендована экспертами миссии МВФ.

— А правда ли, что Нацбанк вслед за отменой требования об обязательной продаже валютной выручки отменит и требование о ее обязательном возврате в течение 90 дней, а также разрешит резидентам открывать счета за границей?

— На сегодняшний день Кабмин вместе со всеми заинтересованными ведомствами готовит изменения в Закон Украины «О порядке осуществления операций в иностранной валюте», целью которых станет создание для экспортеров более благоприятных условий для ведения бизнеса. Кроме того, на рассмотрение Верховной Рады направлен проект Закона Украины «О системе валютного регулирования и валютного контроля»….

— Что вы можете сказать по поводу заявлений некоторых экспертов о том, что отказ Нацбанка от выкупа валюты является своеобразным «жестом отчаяния», поскольку он другими способами не может ограничить избыточное денежное предложение и сдерживать инфляцию?

—Хочу заявить, что у Национального банка достаточно инструментов для контроля ликвидности рынка и сдерживания инфляции. Как вы знаете, во вторник мы повысили учетную ставку и некоторые нормативы резервирования для банков. Таким образом, мы пытаемся ограничить дополнительное ценовое давление, которое возникает в результате эмиссии гривни в обмен на выкупаемую на рынке валюту.

С другой стороны, нельзя забывать и о поддержании необходимого уровня ликвидности рынка. В нашем распоряжении имеется такой инструмент, как депозитные сертификаты Нацбанка. Повысив по ним ставки привлечения ресурсов, если понадобится, мы сможем изъять избыточную ликвидность с рынка. С начала года мы таким образом стерилизовали около 13 млрд. грн.

— А как, по-вашему, будет разворачиваться ситуация на валютном рынке в дальнейшем?

— Резкий всплеск валютного предложения последних дней носил, по нашему мнению, ситуативный характер, поскольку был вызван действием спекулятивных факторов. Представители Нацбанка уже неоднократно заявляли, что до конца текущего года спрос и предложение на валюту будут примерно уравновешены. Поэтому оснований для значительных курсовых колебаний мы не видим.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно