ПРАЖСКОЕ МЕЖСЕЗОНЬЕ

1 ноября, 2002, 00:00 Распечатать

Леонид Данилович Кучма может больше не ломать голову над проблемой: так «целесообразно или нет» проводить саммит Украина—НАТО в Праге...

Леонид Данилович Кучма может больше не ломать голову над проблемой: так «целесообразно или нет» проводить саммит Украина—НАТО в Праге. Саммита не будет. Ноябрьское мероприятие в столице Чехии для нашей страны, если она вообще будет принимать в нем участие, может ограничиться заседанием Комиссии Украина—НАТО лишь на уровне министров иностранных дел.

Такое решение в минувшую среду принял Североатлантический совет НАТО (САС), о чем и сообщил официальный представитель альянса Ив Бродер. Дипломат также пояснил, что подобное решение обусловлено желанием «не навредить дальнейшему развитию нормальных и дружественных отношений между Украиной и альянсом».

Решение принималось очень непросто, в разгар «кольчужного скандала», и почти до самого заседания САС ни в Киеве, ни в Брюсселе никто не мог сказать, каким же оно в конце концов окажется. В украинской столице считали, что «мяч на стороне НАТО» и что Прага станет «моментом истины», «настоящим тестом» для Запада, в результате которого окончательно прояснится, какое же место в его политике реально занимает Украина. Альянс же пытался найти оптимальное, с его точки зрения, решение, которое бы разом не перечеркнуло все совместные украино-натовские планы и усилия последних месяцев и еще больше не маргинализировало бы Украину, но в то же время продемонстрировало бы и ей, и всему миру отношение стран альянса к украинскому лидеру.

Первая реакция официального Киева на весть из Брюсселя была достаточно сдержанной: министр иностранных дел Анатолий Зленко заявил, что предложенный НАТО формат заседания Комиссии Украина—НАТО в рамках Пражского саммита «внимательно изучается» и в ближайшее время партнеры будут оповещены о принятом в Киеве решении. При этом министр заметил, что «Украина как большая европейская страна не может быть объектом манипуляций» и что «решение о формате Пражского заседания должно приниматься с учетом реального места и роли Украины в современной архитектуре европейской безопасности и достигнутого уровня нашего сотрудничества с альянсом». Короткий комментарий главы внешнеполитического ведомства завершался утверждением, что «стратегический курс Украины на евроатлантическую интеграцию остается неизменным».

Что же касается рядовых граждан Украины, то узнать о том, что в Прагу вместо Леонида Кучмы приглашается Анатолий Зленко, смогли лишь самые терпеливые зрители телевизионных выпусков новостей, а также любители спорта и прогнозов погоды. Власть изо всех сил пытается делать вид, что ничего экстраординарного, собственно, и не произошло. И новость, которая по всем канонам информационной журналистики должна была бы быть первой и главной (и, наверняка, была бы таковой, подтверди-таки альянс приглашение Кучме), на тех редких украинских каналах, которые все же упомянули о натовском решении, прошла по счету эдак двадцать пятой, после того как зрителей ознакомили со всеми подробностями теракта в Москве, пожара во Вьетнаме, извержения вулкана в Италии и взрывов в Южной Африке. И если раньше в подобной ситуации во всех TV-студиях уже сидели бы эксперты и наперебой комментировали бы решение альянса и его возможные последствия для нашей страны, то ныне все телеведущие, словно (?) по команде, лишь ограничились напоминанием, что на самом деле это Леонид Кучма первым высказал сомнения по поводу целесообразности проведения саммита Украина—НАТО. И теперь, мол, неясно, действительно ли Кучму не хотят видеть в Праге или же это просто реакция альянса на «ультиматум» украинского Президента.

На самом же деле здесь все предельно ясно: 19 (!) глав государств—членов НАТО не считают возможным для себя садиться в Праге за один стол с Леонидом Кучмой. Подчеркиваем: не только Буш, но и Блэр, и Ширак, и Шредер, и даже Квасьневский. Конечно, можно говорить о том, что у нас возникли «коллизии» не со всей Организацией Североатлантического договора, а лишь с одним из ее влиятельных членов, прозрачно намекать, что американцы играют в альянсе первую скрипку и «продавливают» все необходимые им решения. И тем не менее все решения в альянсе принимаются исключительно консенсусом. И если бы хоть кто-то проголосовал против (ну, хотя бы Польша или Канада, да хоть та же Исландия, которую так любят приводить в качестве примера), не желая лишать своего лидера удовольствия пожать руку украинскому коллеге, решение об отмене приглашения Кучме принято бы не было. Но таковых не нашлось.

И не нужно теперь втирать, что «виноград зеленый», что, мол, не очень-то украинскому Президенту и хотелось в Прагу — он и сам сомневался, стоит ли туда ехать. Еще как хотелось! Ведь это была бы, по сути, реабилитация Кучмы в глазах Запада плюс бесценный подарок в виде громадного козыря во внутриполитической борьбе.

И не нужно убеждать доверчивую общественность в том, что саммит все же состоится, но только на уровне министров иностранных дел. Саммит (загляните в любой словарь) — это по определению встреча на высшем уровне, то есть на уровне глав правительств и государств. Саммит Украина—НАТО отменен. И речь идет именно об аннулировании приглашения Леониду Кучме. Поскольку ранее НАТО официально просило украинскую сторону рассматривать заявление министров иностранных дел стран—участниц альянса о планируемом заседании КУН на уровне глав государств и правительств на саммите альянса в Праге, содержащееся в заключительном коммюнике по итогам майской встречи в Рейкьявике, официальным же приглашением главе Украины.

По печальному стечению обстоятельств этим главой в данный момент все еще является Леонид Кучма.

И официальный представитель НАТО Ив Бродер, и глава альянса лорд Робертсон однозначно подтвердили, что на решение союзников об отмене саммита с Украиной повлияли «обвинения относительно радарных систем «Кольчуга». Но, заметьте, при этом не говорилось, что это обвинения в адрес Украины.

У нас же в стране власть предержащие по-прежнему настойчиво вколачивают в сознание граждан Украины, что «безосновательно» обвиняется государство Украина. Персональную вину одного человека или пускай даже группки людей настойчиво пытаются сделать коллективной, экстраполировать на всю страну, замазать каждого из нас. Видимо, чтобы «праведный гнев» и «обида за державу» и за себя лично не позволяли гражданам Украины задуматься, кто в действительности вызывает у Запада резкое неприятие.

В то же время и американцы, и натовцы с самого начала «кольчужного скандала» очень четко дают понять: претензии у них не к Украине, а к Леониду Кучме лично.

На этой неделе влиятельная американская Washington Post написала, что президент Буш должен повлиять на 19 членов НАТО с тем, чтобы осуществить дипломатическую изоляцию Кучмы, «явно лично ответственного за нелегальную продажу», в то же время делая ударение на поддержке украинского народа. В письме руководителей Хельсинкского комитета США главе госдепа Колину Пауэллу американские сенаторы также говорят: «трудно допустить, что согласие Кучмы на эту сделку (продажу радаров Ираку. — Ред.) было чем-то иным, нежели враждебным и безответственным поступком, очевидно, совершенным с целью личного обогащения. Такое преступное поведение со стороны лидера страны, которая является наибольшим получателем американской финансовой помощи и политической поддержки, — возмутительно и требует четкого и твердого ответа со стороны администрации». Предлагая свести контакты с Кучмой «до абсолютного минимума» и осуществлять их на самом низком возможном уровне, члены Хельсинского комитета в то же время заверяют Колина Пауэлла, что они как и раньше выступают «за то, чтобы США существенно поддерживали Украину и ее народ».

Насколько нам известно, на переговорах с украинской стороной представители НАТО также четко разделяют Украину и ее Президента. А в беседах с украинскими журналистами говорят дословно следующее: несмотря на то, какими будут выводы группы американо-британских экспертов, каким будет уровень дальнейшего сотрудничества альянса с Украиной, проблема с Президентом Кучмой остается.

Кстати, весьма любопытно, почему натовское решение по поводу снижения формата пражской встречи Украина—НАТО было принято до обнародования выводов американо-британских экспертов. В этом вопросе мнения разных украинских экспертов расходятся диаметрально.

Одни считают, что натовцы намеренно поторопились, чтобы не отменять встречу Украина—НАТО вообще, и поскорее «застолбить» ее хотя бы на уровне министров иностранных дел. Так как выводы американо-британской группы будут неутешительными для нашей страны. Поскольку по некоторой, пока официльно неподтвержденной информации, после недели, проведенной в Украине, у американских и британских экспертов якобы возник ряд вопросов по поводу тех «Кольчуг», которые были переданы России. Кроме того, иностранным экспертам вроде бы стало известно о якобы имевших место украинских продажах Ираку в обход санкций ООН обычных вооружений, не имеющих отношения к «Кольчугам». Если эта информация подтвердится, то, как считают некоторые украинские наблюдатели, говорить после этого о какой-либо встрече с представителями Украины в Праге для натовцев было бы крайне затруднительно.

Другие же украинские эксперты убеждены: формат КУНа быстренько понижен натовцами (с американской подачи) до оглашения выводов американо-британских экспертов потому, что, напротив, ничего существенного этим экспертам в Украине «нарыть» не удалось, и заключение комиссии будет «ни вашим, ни нашим». То есть будет заявлено нечто вроде того, что прогнозировала Washington Post: якобы Украина «была не в состоянии» доказать свою точку зрения о непродаже радаров Ираку. Не исключено также, что будут какие-то конкретные замечания по украинской системе экспортного контроля.

Но какие бы истинные причины ни вызвали натовское решение огласить свой вердикт до выводов американо-британской группы, многие в Украине вполне отдают себе отчет в том, что в любом случае иным это решение вряд ли могло быть. По общему признанию, это тот максимум, на который мы могли рассчитывать. И вряд ли какое-либо другое решение было бы лучше как для Украины, так и украино-натовских отношений.

А вариантов, собственно, было немного. Пожалуй, всего четыре.

Во-первых, полная отмена встречи Украина—НАТО, что было бы хуже всего, поскольку свидетельствовало бы о пересмотре альянсом политики касательно Украины и места, отводимого нашему государству на геополитической карте Европы.

Во-вторых, натовцы могли ничего не менять в своих планах и провести с Украиной саммит, оставив в силе приглашение главе государства, к чему их по долгу службы до сих пор продолжает призывать Анатолий Зленко. Но давайте реально оценивать обстановку. Вы представляете, во что бы вылился этот «саммит»? Интересно, сколько бы глав государств, кроме самого Кучмы, сидело бы за пражским столом? Конечно, третьих секретарей президенты и премьеры вместо себя не посадили бы, но послами или, в лучшем случае, министрами большинство из них отделалось бы. С удовольствием посвятив освободившееся от пустопорожних перепалок по поводу экспертиз «записей из Интернета» драгоценное время общению с более нужными и важными коллегами. Вы представляете себе репортажи ведущих телекомпаний и изданий мира с такого украино-натовского саммита? Ведь даже если на нем принимались бы какие-то важные решения, то не им уделялось бы основное эфирное время и газетная площадь, а подсчетам сбежавших с «саммита» лидеров западных и перечислению грехов украинского. Нужен ли такой PR Украине? Безусловно, нет. А куда пойдет украинская евроатлантическая интеграция после такого натовского гостеприимства, те, кто хорошо знаком с лексикой Леонида Кучмы, без труда догадаются сами.

Третим вариантом, который, насколько нам известно, лишь вскользь рассматривался обеими сторонами, было приглашение в Прагу украинского премьера. Вариант весьма компромиссный, ведь приглашался бы глава правительства, то есть с натяжкой, но все же встречу можно было бы считать саммитом. Вот только возникала проблема: на чье имя должно было «выписываться» приглашение? Разве сегодня в Киеве, а тем более в Брюсселе, смогут ответить, кто будет возглавлять украинское правительство 21—22 ноября?

Так что остановились натовцы на варианте четвертом, пригласив в Прагу украинского министра иностранных дел. Как любят у нас выражаться, мяч оказался снова на украинской стороне. И теперь она в достаточно сжатые сроки должна решить, принимать ли это предложение.

Однако всем понятно, что окончательное решение по поводу поездки Анатолия Зленко будет принимать не абстрактная «украинская сторона», а конкретный человек. И сегодня и в Киеве, и в Брюсселе задаются одним и тем же вопросом: сможет ли Президент Кучма побороть в себе острое чувство обиды и раздражение по отношению к Западу и «отпустить» Зленко в Прагу, где, возможно, будет решаться европейское будущее Украины (как ни высокопарно это звучит). Очень многие сомневаются, что хотя бы на этот раз Президент подумает не о собственном будущем, а о будущем своего государства. Но очень многие продолжают надеяться.

Нужно отдать должное дипломатам, которые в сложившейся ситуации пытаются сохранять спокойствие и внушить его остальным действующим лицам. В Киеве, по словам А.Зленко, воспринимают решение Брюсселя «без лишнего ажиотажа и эмоций» и считают, что «кризиса в отношениях Украины и НАТО нет». Предвосхищая любой вариант развития дальнейших событий, министр уже неоднократно подчеркивал, что независимо от того, «поедет Украина в Прагу или нет», ее курс на евроатлантическую интеграцию остается неизменным.

Сейчас Киев «изучает причины и последствия» натовского решения и пытается найти ответы на многочисленные вопросы. И прежде всего, в чем будет заключаться смысл поездки А.Зленко в Прагу, если таковая состоится? Будут ли приняты в Праге те документы, над которыми украинская и натовская сторона напряженно работали последние месяцы? А если будут, то сохранят ли они то содержание, что подразумевалось раньше? И речь идет не только и не столько о так называемом Плане действий Украина—НАТО (ПД), который, по большому счету, является целевым планом, неким инструментом для приобщения Украины к натовским ценностям и стандартам. Причем украинская сторона сама вписывала в ПД обязательства, которые собирается взять на себя. Знакомые с содержанием проекта этого документа эксперты характеризуют его как «гибрид» между Планом действий относительно членства (ПДЧ), который подписывают с НАТО все кандидаты на вступление в альянс, и ежегодным Рабочим планом Украины с альянсом. Причем, как рассказывают, натовцы, после того как украинская сторона представила им свой проект ПД, специально поменяли местами разделы и их названия, чтобы План действий Украина—НАТО не был чересчур похож на ПДЧ кандидатов.

В настоящее время украинскую сторону чрезвычайно волнует вопрос, собираются ли натовцы подписывать в Праге с Украиной другой документ — политический. Речь идет о совместной декларации, подготовку которой на себя взяла натовская сторона. Этот документ, насколько нам известно, должен был содержать сообщение о том, что НАТО начинает с Украиной фазу так называемого интенсифицированного диалога (ИД), полное название которого звучит так — Интенсифицированный диалог относительно членства, и который прошли все нынешние кандидаты на вступление в альянс. Так что именно принятие совместной политической декларации с объявлением начала ИД означало бы повышение уровня отношений Украины и НАТО. Если же этот документ в Праге подписываться не будет и Украину собираются примерно в сто двадцать седьмой раз лишь заверить в ее «стратегической роли для безопасности в Европе», то, как считают многие в Киеве, поездку украинского министра в столицу Чехии можно будет считать туристической.

Кроме того, задается вопросом украинская сторона, где гарантия, что на заседании КУН на уровне министров иностранных дел будут присутствовать все главы внешнеполитических ведомств стран альянса и Анатолию Зленко не придется вести переговоры с «третьими секретарями»? Например, в некоторых СМИ уже прошла информация, что американский госсекретарь Колин Пауэлл не собирается удостоить своим вниманием эту встречу. (Правда, сообщившие об этом СМИ — российские, поэтому нельзя исключать, что наши северные друзья намеренно выдают желаемое за действительное.)

Нет уверенности у Киева и в том, что понижение формата встречи Украина—НАТО будет достаточным наказанием для нашей страны и что после двухмесячного обсуждения «кольчужных проблем» в Праге стороны все-таки смогут посвятить большую часть времени развитию именно украино-натовских отношений.

Возникает вопрос и по поводу участия Украины в заседании Совета евроатлантического партнерства (СЕАП) на высшем уровне, о котором у нас почему-то публично никто не вспоминает. А ведь в Праге, помимо саммита самого НАТО, на котором в альянс будут приняты новые члены, и помимо встречи Украина—НАТО, должны еще собраться все вместе главы натовских государств и главы стран-партнеров альянса. Как будет Украина участвовать в этом заседании и будет ли она на СЕАП вообще? Если да, то насколько адекватно ситуации будет смотреться среди более чем сорока лидеров государств украинский министр иностранных дел?

Пока Киев пребывает в состоянии глубокой задумчивости, НАТО, во всяком случае внешне, демонстрирует доброжелательность и радушие по отношению к Украине. Официальный представитель альянса Ив Бродер в первом же комментарии по поводу решения Североатлантического совета успокаивающе заявил, что «это не такие уж и плохие новости» и что главное в натовском мэссидже то, что «альянс старается сказать: мы хотим провести встречу с Украиной в контексте Пражского саммита».

Наши брюссельские источники подтверждают, что НАТО, несмотря на жаркие внутренние дебаты по поводу дальнейших отношений с Украиной, все же по-прежнему хочет поднять их на новый, более высокий уровень. Еще в начале этой недели представители альянса (включая американцев!) в неформальных беседах уверяли украинских журналистов в том, что и в Брюсселе, и в Вашингтоне считают: отношения альянса с Украиной необходимо развивать, «независимо от того, кто находится в ее правительстве», через сближение с народом Украины. И еще один важный тезис натовцев: «мы хотим работать с правительством Украины по всем нашим совместным пунктам даже несмотря на то, что возникли серьезные вопросы по Ираку». В беседах также проскальзывала мысль о том, что посредством интенсифицированного диалога и Плана действий Украина—НАТО альянс хочет показать нашей стране, что рано или поздно она таки может стать членом Организации Североатлантического договора.

Поэтому те в Украине, кто будет участвовать в принятии решения, ехать министру иностранных дел в Прагу или нет, должны трезво взвесить все потенциальные дивиденды и потери от будущего шага Украины. И прислушаться к небывалому консенсусу, которого в последнее время не удавалось достичь ни по одному другому вопросу, но продемонстрированному представителями практически всех политических сил Украины, комментировавшими ситуацию с Пражским саммитом. Все они — и «нашеукраинцы», и эсдеки, и даже коммунисты в один голос заявляли: «Ехать надо!» Потому что необходимо использовать все возможности для улучшения отношений с альянсом. Потому что нужно продолжать бороться за свое место под «евроатлантическим солнцем». И нельзя в одночасье похоронить все то, что с большим трудом нарабатывалось годами. При принятии решения нельзя руководствоваться лишь чувством обиды и «психологическими трудностями» отдельных персоналий, а необходимо задуматься над тем, сколько негатива может принести Украине отказ от участия в Пражской встрече.

Ведь в случае, если натовцы действительно все еще готовы сегодня начать с нашей страной интенсифицированный диалог, совсем необязательно, что они рискнут это сделать завтра: однажды обжегшись на молоке, затем обычно дуют и на воду.

Кроме того, очень легко спрогнозировать, какая шумиха и в каких тонах поднимется и в нашей, и в западной, и в российской прессе в случае украинского отказа ехать в Прагу. Представляете, как будут злорадствовать наши «российские братья»? Мол, мы же вам говорили, что вас там никто не ждет, так что никуда вам от нас не деться. А какая антинатовская и антизападная истерика может начаться в наших СМИ? Ведь в первый же день, когда стало ясно, что Кучма не едет в Прагу, один из украинских телеканалов посвятил целый сюжет тому, что «украинцы в НАТО не особо-то и стремятся», и даже срочно были найдены социологи, утверждавшие, что «только» 37% украинцев проголосовали бы «за» вступление Украины в НАТО, проходи референдум на эту тему завтра. Но ведь на самом деле 37% — это безумно много. И журналисты того телеканала почему-то «забыли» сказать, что, например, в Чехии или Венгрии сторонников членства их стран в НАТО в начале их евроатлантического пути было куда меньше. Меньше таких сторонников очень скоро может стать и в Украине, если о наших отношениях с альянсом будут рассказывать в такого рода сюжетах и на всех телеканалах страны.

И последнее. А может, и не стоит Украине сейчас ехать в Прагу и подписывать там с НАТО План действий и начинать интенсифицированный диалог? Нужно хорошо подумать и честно себе ответить: а готовы ли мы к этому на данном этапе украинской истории?

Позволим себе напомнить слова американского посла в НАТО Николаса Бернса. В июльском интервью «ЗН» он говорил: «Если вы все-таки хотите иметь углубленный диалог с альянсом, то тогда нам необходимо быть готовыми и к очень откровенной дискуссии. У нас должна быть уверенность по таким, например, вопросам, как свобода прессы, — мы должны знать, что журналисты могут писать о том, что они видят и слышат, не опасаясь каких-то преследований. Существует ли независимая судебная система в стране? Достаточно ли ответственно правительство обслуживает сферу торговли оружием, чтобы оно не попадало в руки безответственных режимов?».

Что может ответить на эти вопросы Украина сегодня?

Возможно, все-таки стоит немного подождать, чтобы не скомпрометировать саму идею интенсифицированного диалога НАТО с Украиной, и навсегда не отбить у альянса желание вести его с нами?

Неделю назад на парламентских слушаниях, посвященных отношениям Украины и НАТО, один мудрый украинский депутат закончил свое выступление такими словами: «Нам не ждать в Праге ни «пражской весны», ни даже «пражской осени», потому что сначала нам необходима «бархатная революция»...

Когда верстался номер, стало известно, что Президент Украины Леонид Кучма намерен принять участие в саммите НАТО, который состоится в Праге 21—22 ноября.

«Я в Прагу поеду», — сказал он на пресс-конференции в пятницу в Симферополе.

Вместе с тем он отметил, что остаются проблемы относительно проведения в рамках саммита заседания Комиссии «Украина — НАТО». «Я понимаю, что вас интересует не вся пражская программа, а что касается отдельного саммита Украина — НАТО. Вы знаете, что она обострена, есть проблемы», — сказал он.

В этой связи Президент напомнил свою позицию о том, что нецелесообразно проводить заседание комиссии, если оно будет посвящено вопросу: продавала или нет Украина радарные установки «Кольчуга» Ираку.

Л.Кучма сообщил, что Украина пока не получала официального сообщения о решении Совета Североатлантического альянса о проведении заседания Комиссии «Украина — НАТО» на уровне министров иностранных дел. По его словам, украинская сторона была лишь проинформирована об этом через посольство США в Украине. Л.Кучма не стал комментировать эту информацию, сказав: «Мы изучаем эту позицию. Когда поймем, что за этим стоит, мы дадим ответ».

Отвечая на вопросы журналистов об участии в заседании комиссии на предложенном уровне министра иностранных дел Украины Анатолия Зленко, Президент сказал, что в данный момент «Министерство иностранных дел и все институты изучают этот вопрос».

Вместе с тем, по его мнению, перспективы Украины на ее пути интеграции в НАТО необходимо обсуждать на высшем уровне. «Мы завершили программу, которую предусматривала Хартия об особом партнерстве с НАТО. Теперь программу дальнейших действий необходимо обсуждать на высшем уровне», — сказал Л.Кучма.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно