ПОЗВОЛЬТЕ ВОЙТИ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ

9 февраля, 1996, 00:00 Распечатать

Благотворительность... В советском энциклопедическом словаре за 1984 год сведений об этой сфере общественной деятельности нет...

Благотворительность... В советском энциклопедическом словаре за 1984 год сведений об этой сфере общественной деятельности нет. Другое слово - меценат трактуется таким образом: «В Древнем Риме приближенный имп. Августа, выполнявший его дипломатич., политич., а также частные поручения. Его покровительство поэтам сделало имя Мецената нарицательным».

Итак, десятилетиями нам твердили, что благотворительность это что-то неприемлемое для СССР, чуть ли не негативное. И вот все изменилось, все чаще в нашем обиходе употребляются слова: спонсорство, благотворительность, меценатство.

Как приживается и воспринимается благотворительность в нашей державе, какими мотивами руководствуются те, кто занимается меценатством? Об этом и была наша беседа с Александром Новиковым, генеральным директором фонда «Профессионал».

Благотворительный фонд семейной четы Новиковых (Евгении Николаевны и Александра Ефремовича) был первым не только в Харькове, но и на территории бывшего СССР. Направленность фонда - отбор одаренных детей и взрослых, способных стать профессионалами, лидерами, выявлять и эффективно решать социальные проблемы, создавать рабочие места, выступать с законодательными инициативами.

- Александр Ефремович, семь лет назад вы создали хозяйственную структуру и стали зарабатывать деньги. Прибыль вы направляли на детские клубы, «чернобыльскую» поликлинику, колледж. Вы не имели и не имеете никаких преимуществ, льгот. Скажите, в чем секрет?

- Идея создания благотворительной организации возникла как-то сама по себе. Я работал на станции юных техников, руководил кружком электроники и программирования. Набрать детей, особенно талантливых, было сложно. Я уломал всех и создал клуб в центре города. Была масса пустых подвалов, так что проблем с помещением не возникло. Мы набрали прекрасных детей для занятий, но работать оказалось не на чем, а новые компьютеры купить не могли. Так появилась мотивация заработать и приобрести. Создали кооператив, получили средства и оснастили клуб современными компьютерами. Нас поддержали, помогли. Мы создали еще один клуб.

Когда на финансировании кооператива их стало три - решили создать благотворительную организацию. Затем поняли: клубы это не решение проблемы, когда талантливые молодые люди имеют возможности получить необходимое образование. Стали заниматься колледжем, на его базе сделали лицей. В этом году у него пятилетие деятельности. Ребята получают здесь углубленные знания на четырех факультетах: готовим программистов-исследователей, экономистов, специалистов банковского дела, гуманитариев. Наряду с общепринятым английским изучается французский язык. Лицей признан одним из лучших учебных заведений в Украине. Это подтверждают успехи учеников и стабильно высокий конкурс. Хотя есть и проблемы - 10 - 15 процентов наших детей уезжают за границу, и тенденция - к увеличению. В свое время меня даже обвинили в антисемитизме, хотя у меня этого отродясь не было. Но возникла совершенно стандартная ситуация - поголовно все ребята еврейской национальности отправлялись на учебу в Ерусалимский университет. В конце концов я взбунтовался - ну сколько же мы будем готовить кадры для государства Израиль!

Сегодняшняя наша задача - поиск эффективных руководителей, помощь в их адаптации, в создании для них структур, той ситуации, когда оптимальнее оставаться и развивать свое дело здесь. В этом году наши выпускники в основном пошли на мехмат Харьковского университета. Когда целая группа молодых людей идет на мехмат и возникает жуткий конкурс - это уже показательно.

Вы спрашиваете: зачем нам это нужно? В нашей деятельности нет никакой хитрости. Одному человеку нравится коллекционировать бабочек, другому - запускать модели самолетов, третьему - делать что-то социально необходимое. Для нас - это способ самореализации. Когда мы начали заниматься детской компьютеризацией, то безусловно понимали - это капли в общем массиве. Но эти капли ускорили течение реки. Сегодня в Харькове где-то около 15 благотворительных фондов. Каждый из них занимает свою позицию, делает свое дело.

- Хорошо понимаю, что деятельность общественных организаций в нашем очень не простом обществе не сахар. Поэтому не буду подгонять всех под одну гребенку, а тем более делить на «черных» и «белых». Но, мягко говоря, все ли благополучно в этих фондах с благотворительностью?

- Какой бы не создавался фонд, какие бы цели он не декларировал, не преследовал, но если он есть - это уже хорошо. Что-то все равно сделает. Неуместно оценивать благотворительность. Иногда можно услышать: «Да что они там сделали? На три копейки». Неважно, на сколько сделали, на три копейки или на миллион. Само по себе то, что делают, уже хорошо.

Другое дело, что не должно быть фондов-побирушек. Это когда декларируется фонд, а потом его создатели идут и просят помочь. Конечно, им дадут, они что-то сделают, но это унизительно. Самый оптимальный вариант: сам заработал - сам потратил. Сегодня в Украине благотворительных фондов, много, жаль, что между ними слабые контакты. Трудно объединяться на каких-то общих началах. Но если говорить о благотворительности в целом, то заметна тенденция к ее расширению.

- Согласна с вами. Идеи меценатства, благотворительности все глубже проникают в нашу жизнь. Вот всего лишь два примера из жизни Харькова. 23 сентября у нас праздновался День города. На главной площади был праздничный концерт. Столько собравшихся вместе молодых людей харьковчане еще не видели - площадь Свободы, вторая по величине в Европе, была переполнена. Юность пела, танцевала, веселилась, слушала звезд мировой эстрады. Средства на проведение этого галла-концерта под открытым небом выделила корпорация «Станк».

Или детский дом в селе Высоком. Еще недавно это был полуразрушенный пионерский лагерь. Сегодня здания отремонтированы, помещения переоборудованы. Живут здесь дети-сироты, дети-инвалиды, дети чернобыльской зоны. У 150 детей одна мать - Галина Пидипригора. Она выделяет деньги на их содержание, устраивает праздники, дарит подарки. Чтобы быть детишкам роднее, Галина стала их крестной матерью.

Владелица кафе «У Галины» Галина Пидипригора и президент корпорации «Станк» Стас Дяминов - две личности, которые очень много делают для харьковчан в области благотворительности. Но всегда ли реакция окружающих адекватна их поступкам? Судите сами - во время праздника города на площади в давке пострадало 50 человек. Людская молва обвинила Стаса - не предусмотрел. Галина взяла под свою опеку детишек, отреставрировала церковь, а вокруг говорят: «Наворовала, а теперь дарит»....

- Давайте обратимся к примеру Галины. Можно не сомневаться, то, что она делает, для нее просто потребность. Она не может не знать, что бытует и не весьма лестное мнение о ней. «Я вам не нравлюсь - ну и на здоровье. Принимайте меня такой, как я есть». Для нее имеет большое значение отклик облагодетельствованных ею двух процентов, чем, допустим, 98 процентов, которые относятся к ее деяниям со скепсисом.

Обыватель воспринимает благотворительность очень болезненно. А как ему воспринимать, если у него по три - пять месяцев нет зарплаты, а здесь кто-то огромными суммами ворочает, не претендуя на финансовую отдачу. Безо всякого сомнения, эта деятельность вызывает раздражение, непонимание.

- Думаю, здесь характерен пример харьковского предпринимателя Иосифа Железняка. Вот уже два года он ежедневно бесплатно кормит 120 старушек. Вышло так, что он баллотировался в Верховный Совет Украины по тому округу, где и его кафе «Вечернее». В день выборов по традиции вышел узнать, как кормят, и поинтересовался:

«Отголосовали?»

«Да, сыночек».

«И за кого?»

«Да за коммуниста».

- А этого и следовало ожидать. Тот, кто занимается благотворительностью, в достаточно близком окружении вызывает зачастую отрицательные эмоции. Если бы сегодня провести опрос по поводу Железняка в Ленинском районе города, где о нем знают, рейтинг будет выше, чем в его родном Московском. Там он абстрактен, а здесь конкретен. Они будут есть его обеды, а голосовать против. Для нас на определенном этапе это тоже было неожиданностью. Когда мы финансировали ту или иную программу, то даже люди, которые в ней работали, были свято убеждены - это наша обязанность. И чрезвычайно болезненно реагировали, когда мы отставали с желаемой для них индексацией зарплаты.

- А как вообще в общественных организациях сотыкуется понятие «владелец - наемный рабочий»?

- У нас вывернутое общество. Никак не хотим принять объективные закономерности, до всего доходим постепенно. К примеру, у нас с трудом понимают, что есть хозяин предприятия, а есть наемный работник и что он может получать гораздо большую оплату, чем хозяин, - у них ведь совершенно разные функции. С общепринятой пока еще точки зрения, должность исполнителя ниже. Но ведь это не так. Заказчику не обязательно быть высококвалифицированным человеком, он должен уметь формулировать основные требования, концепцию. У него просто другая работа. Ну вот летчик и научный работник. Кто из них лучше?

На почве этого структурного непонимания возникает масса иллюзий и конфликтов. Мы хотим быть всем сразу и вообще убеждены - трудовой человек должен руководить всем. Как та самая кухарка, которая может руководить государством.

В нашем фонде мы попытались произвести деление - есть президент, который не вмешивается в хозяйственные вопросы. Он представитель акционера, контролирует предприятие. Есть директор. Функции у них разные. Оплата президента на уровне директора, ибо у него должна быть сумма конкретных мотиваций, чтобы добросовестно изображать из себя единоличного хозяина. Во всех этих вещах, в том числе и в благотворительности, надо понять свое место, свои функции и возможности.

Иногда доходит до парадоксальных вещей: мол, что вы такого особого делаете?

Да ничего мы особого не делаем, только то, что мы хотим, что считаем нужным. «Советскому» человеку порой трудно понять, что можно существовать без начальства, никому не подчиняться, самим решать свои проблемы. Это уже поняли в хозяйственных товариществах, в чисто партийных структурах, но в общественных структурах, связанных с финансами, это входит в самосознание с трудом.

Думаю, через два-три года мы дорастем до нового понимания благотворительности. Каждая большая структура будет считать себя обязанной участвовать в таких делах. Это моменты нормального гражданского общества, а пока лишь начало, создание традиций.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно