ПОСЛЕДНИЙ ДОВОД ГЕНЕРАЛОВ

15 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №41, 15 октября-22 октября

Значение военных в судьбе Пакистана переоценить трудно. Пакистанскую армию справедливо можно назвать наиболее многочисленной и лучше всего организованной партией страны...

Значение военных в судьбе Пакистана переоценить трудно. Пакистанскую армию справедливо можно назвать наиболее многочисленной и лучше всего организованной партией страны. 25 лет из 52-летней истории государства им управляли люди в погонах. Впервые к власти в Пакистане они пришли в 1958 году, когда генерал Мухаммад Аюб Хан взял на себя обязанности президента и стал править страной, используя чрезвычайные полномочия.

Последний раз военные пришли к власти в Пакистане в 1977 году, свергнув законно избранное правительство премьера Залфикара Али Бхутто. На протяжении восьми лет во главе государства находился начальник штаба пакистанских вооруженных сил Мохаммад Зиа уль-Хак, а в государстве действовало военное положение.

И несмотря на то, что с 1985 года Пакистан имеет демократически избранное правительство, местные политики остаются тесно привязанными к армейскому руководству. Влияние армии на развитие политических процессов в Пакистане можно сравнить разве что с аналогичной ситуацией в Турции, при одном существенном исключении - турецкие вооруженные силы являются гарантией того, что страна будет оставаться исключительно светским государством, пакистанские же генералы являются откровенными сторонниками установления теократической формы правления.

И вот происшедший во вторник государственный переворот в Пакистане продемонстрировал, что кое-кто из местной политической элиты «позволил себе» проигнорировать влияние армейской верхушки на события внутренней жизни страны. И жестоко за это поплатился.

Путч проходил спокойно, можно даже сказать, буднично и почти незаметно. Телевизионный диктор сообщила, что телецентр атакуют военные, а через несколько минут без прерывания передачи на экране появилась бегущая строка с анонсом грядущего выступления нового руководителя Пакистана (ау, где вы, неудачливые советские путчисты?). Армия потихоньку занимала ключевые районы в столице, а жизнь в ней протекала без всяких изменений. Ни митингов, ни других протестов со стороны населения не наблюдалось. Солдаты 10-й армии Пакистана, дислоцирующейся в Равалпинди и Исламабаде, окружили резиденцию премьер-министра Наваза Шарифа, закрыли столичный аэропорт, а также аэропорты в Карачи и Лахоре и заняли здания государственного радио и телецентра. Чрезвычайное положение в стране не вводилось, значительной концентрации войск и боевой техники также не было. Шарифа и его ближайших сподвижников - министра информации Мушахида Хуссейна и министра иностранных дел Сартаджа Азиза великодушно оставили под домашним арестом.

Позже стало известно, что накануне переворота премьер Пакистана объявил об отставке командующего сухопутными войсками и главы объединенного комитета начальников штабов генерала Первеза Мушаррафа, назначив на его место генерала Хавая Зияуддина, возглавлявшего до этого военную межведомственную разведку ISI. Скорее всего, это и стало катализатором решительных действий армии. Находившийся с официальным визитом в Шри-Ланке низложенный генерал немедленно вернулся в Карачи и взял на себя руководство действиями мятежников.

Уже ночью, выступая по национальному телевидению, генерал Мушарраф заявил, что военные в Пакистане взяли власть в свои руки, чтобы не допустить дальнейшего ухудшения положения в стране и развала государственных структур. Однако о дальнейших своих действиях он так ничего и не сказал. Это свидетельствует о том, что начало путча действительно было спонтанным, а не заранее спланированным, так что план действий на будущее лидеры мятежников будут согласовывать в течение нескольких ближайших дней.

Как выяснилось, Наваз Шариф готовил условия для своего свержения своими собственными руками. Противостояние между ним и Мушаффаром началось еще этим летом из-за разногласий по поводу разрешения конфликта между Индией и Пакистаном в кашмирском секторе Каргил. Тогда премьер прислушался к уговорам американской администрации вывести пакистанских моджахедов из этого района. При этом он отказался учесть мнение высшего военного командования страны, чем нарушил традицию, свято соблюдаемую предыдущими пакистанскими правительствами, - обязательно консультироваться с военными по вопросу Кашмира. За это он был заклеймен оппозицией и лично генералом Мушаффаром и назван предателем национальных интересов. К тому же Шариф явно переусердствовал в стремлении расставить своих людей на ключевые военные посты, чем вызвал недовольство армии. (Американцы, кстати, уже в то время предупреждали пакистанское руководство о возможности его отстранения от власти силовым путем).

И наконец, буквально за день до переворота премьер и министр иностранных дел в небывало резких выражениях осудили афганское движение «Талибан» за причастность к международному терроризму. Причиной этого стала волна религиозного насилия, продолжающаяся в Пакистане вот уже месяц и унесшая жизни 40 человек. Ответственность за кровавую расправу над местными шиитами возлагают на фанатиков-суннитов, прошедших подготовку в Афганистане. В связи с этим Шариф обратился к лидеру «Талибана» мулле Мохаммаду Омару с просьбой закрыть базы по подготовке боевиков, а от ОАЭ потребовал прекратить финансирование террористов. Такие действия премьера наверняка вызвали раздражение пакистанских генералов, традиционно горячо поддерживающих (и не только морально) афганских талибов.

Пока что мало кто может спрогнозировать дальнейшее развитие событий. Международные наблюдатели отмечают, что Первез Мушарраф является сторонником жесткой линии в отношениях с Индией и выступает за сотрудничество с «Талибаном». Он пользуется популярностью в военных кругах страны. Известно также, что карьеру генерал Первез Мушарраф сделал в подразделениях коммандос.

Понятно, что любые непредсказуемые действия в ядерной стране вызывают глубокую озабоченность международной общественности и превращают этот регион в «зону риска». Проблема состоит в том, что гражданское правительство в Пакистане, несмотря ни на что, предпринимало определенные шаги для урегулирования спорных проблем с Индией, и пока неизвестно, как поведут себя новые власти. Ситуацию усугубляют также и гуляющие по прессе в последние время сообщения о том, что Пакистан (впрочем, как и Индия) уже вовсю занимается установкой ядерных боеголовок на имеющиеся у него носители - ракеты средней дальности. Кстати, индийские вооруженные силы со вторника находятся в повышенной степени боевой готовности и готовы дать отпор любой провокации с пакистанской стороны.

Однако думается все же, что ничего страшного не произойдет. Пакистанские военные не новички на политическом Олимпе своей страны и глупостей не допустят. Вполне возможно, что через некоторое время они просто объявят о проведении новых выборов. Кстати, бывший премьер-министр Пакистана Беназир Бхутто сообщила, что в этом случае она бы вновь попыталась возглавить исполнительную власть в своей стране. Однако наблюдатели высказывают предположение, что наиболее вероятным исходом может быть передача власти военными главному критику политики Шарифа и бывшему его соратнику Миану Азхару, кстати члену правящей Пакистанской мусульманской лиги, который и возглавит временное правительство страны.

Однако без последствий государственный переворот для Исламабада не пройдет. Американцы, которым импонировал прозападный курс Шарифа, а также функционеры ЕС уже объявили о приостановлении экономических отношений с Пакистаном. К тому же Вашингтон постарается повлиять и на политику МВФ по отношению к этой стране. А если вспомнить, сколько денег из своего скудного бюджета пакистанцы расходуют на военные нужды, то можно предположить, что без помощи международных финансовых организаций они вряд ли смогут обойтись.

И наконец, о влиянии происшедшего на украино-пакистанские отношения. В отличие от обеспокоенности других государств развитием событий в Исламабаде, МИД Украины заявил, что военный переворот в Пакистане - внутреннее дело этой страны. Еще бы - в ноябре завод имени Малышева должен поставить пакистанцам последние 50 танков Т-80УД из заказанных 320 машин. Не исключено, что военным Пакистана они в скором времени очень пригодятся. Если же учесть, что перспективы нашего сотрудничества с Исламабадом в военно-технической области являются весьма перспективными, то генералы при власти в этой стране, как ни цинично это звучит, весьма на руку Киеву (если, конечно, в связи с происшедшим ООН не введет против Пакистана каких-нибудь санкций).

А вообще, пакистанский переворот может иметь гораздо более серьезные последствия, чем это видится сегодня. И отразиться он может не только на судьбе соседних Индии или Афганистана, но и всей Центральной Азии, России и даже США.

P.S. Когда верстался номер, стало известно, что генерал Первез Мушарраф распустил парламент Пакистана и местные органы власти, приостановил действие конституции и взял всю полноту исполнительной власти на себя. В пятницу утром в стране был обнародован специальный приказ, в котором говорится, что весь Пакистан взят под контроль военных. Фактически в исламской республике введено военное положение.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно