ПОСЛЕ ГОНКОНГА КИТАЙ ПРИРАСТЕТ ЕЩЕ МАКАО

3 декабря, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №48, 3 декабря-10 декабря

Португалия и континентальный Китай придают большое значение мирной передаче Макао, расположившегося на одном из юго-восточных краешков Азиатского континента...

Португалия и континентальный Китай придают большое значение мирной передаче Макао, расположившегося на одном из юго-восточных краешков Азиатского континента. Примечательно то, что небольшую территорию в Азии возвращает государство, находящееся в противоположной части нашей планеты. Сегодня потребуется около 12 часов полета на «Боинге», чтобы добраться, к примеру, из Лиссабона в Макао, а в средние века европейцы «путешествовали» на кораблях долго.

Китай, используя разработанный Дэн Сяопином принцип «одно государство, два строя», а также политическую выдержку в переговорном процессе с Великобританией и Португалией, добился возвращения двух колоний, которые, по свидетельству экспертов, не станут тяжелым бременем для Китая, а наоборот, весомым добавлением к быстро растущей экономике. Пекин к двум «внешнеэкономическим окнам» - Сянгану и Тайваню - получает третье легальное, через которое должны пойти в XXI веке дополнительные обширные финансовые потоки в северные, южные и центральные провинции Китая.

Прошлое Макао

Удивительно, но непреложный исторический факт: Португалия, территория которой составляет всего 92 тыс. км., владела несколькими колониями в Африке и Азии общей площадью около 2 млн. кв. км., которые получили независимость в XX веке, кроме Макао. От «азиатского ожерелья» португальцы не спешили избавляться, а наоборот, старались удержать колонию путем создания с Китаем совместного механизма управления на площади 21,45 кв. км с населением - 450 тыс. человек (среди последних - 96,8% китайцы и 3,2% португальцы).

В XVI веке, в эпоху географических открытий, европейцы достигли юго-восточного побережья Китая. В 1553 г. под предлогом якорной стоянки и торговли, путем подкупа правительства династии Мин, португальцы разбили городки в местах уже открытых ими пристаней, а также на полуострове Аомэнь. Со временем им удалось экономически закрепиться в анклаве и создать административные органы. Через три столетия, воспользовавшись слабостью цинских правителей после поражения в опиумной войне (тогда Китай потерял Сянган), португальцы в 1845 г. объявили Аомэнь собственной гаванью, а в 1864 г. оккупировали острова Лухуань. В 1887 г. португальцы заставили подписать цинское правительство неравноправный для Китая «Пекинский договор».Согласно с ним, Португалия получила на вечное управление Аомэнь. В течение продолжительного времени оставался открытым вопрос об определении границ. В 1910 г. стороны так и не сумели его согласовать.

После революции «красных гвоздик» в Португалии в 1974 г. Аомэнь перестал быть фактически колонией. Он стал обособленным районом, территория которого принадлежит Китаю, но управляется Португалией (статус Макао существенно отличался от статуса Гонконга еще до начала переговоров). В феврале 1979 г. были установлены дипломатические отношения между двумя странами, но сам процесс переговоров начался осенью 1984 г. после принятия предварительного решения по сянганскому вопросу. С этого момента Макао вступил в 12-летний переходный период. В марте 1993 г. сессия ВСНП утвердила Основной закон Аомэня, в котором было зафиксировано два важнейших принципа: одно государство, два строя (т.е. в течение 50 лет не будет вводится социалистический строй) и ОАР Аомэнь является неотъемлемой частью КНР, большая часть земельных угодий и природные ресурсы являются собственностью государства.

Помощь метрополии

Португалия пообещала содействие в подготовке служащих из числа аборигенов. Сегодня в Аомэне насчитывается 17 тысяч госслужащих. Длительное время посты в среднем и высшем звене госуправления занимали только португальцы. Сейчас португальская сторона помогает аомэньцам адаптироваться в вышеуказанных органах.

Примечательно и то, что Лиссабон в отличие от Лондона старается согласовать каждый свой шаг с Пекином, связанный с возвращением Макао. Такая позиция отражает заинтересованность португальцев спокойно уйти из Макао, чтобы потом присутствовать там экономически. Китай, как считают специалисты, извлек огромную выгоду от поэтапного и эволюционного процесса перехода. Пекин, судя по его действиям, заинтересован в частичном сохранении всего того, что связано с португальским духом в Макао. По расчетам экспертов, европейские традиции, умноженные на чисто китайские особенности последующего развития территории, создадут предпосылки для привлечения инвестиций, ускоренного развития отраслей обрабатывающей индустрии и интенсификации внешнеэкономических связей.

Конечно, в отношениях Португалии и Китая накануне передачи, или «handover», не обходится без шероховатостей. В марте текущего года президент Сампайо заявил о возможном бойкоте торжественной церемонии. Португалию волнуют такие проблемы, как деятельность триад, связанных с теневым бизнесом (произведенные ими взрывы, насилие), которых не могут утихомирить местные власти, а также неурегулированность вопроса о гражданстве португальцев китайского происхождения, а таких насчитывается около 8 тыс.чел.

Выборы в Макао

В Макао до окончания 12-летнего переходного периода уже текущим летом был избран глава исполнительной власти, который приступит к исполнению своих обязанностей после 20 декабря.

Им стал известный местный банкир Эдмунд Хо, исполнительный директор Tai Fung Bank, пребывающий в дружеских отношениях с Пекином. Он сумел опередить игорного короля Стэнли О.

А избирали будущего главу ОАР члены специального комитета, назначенного Китаем. На первой пресс-конференции после избрания Э. Хо заявил, что приоритетом в его деятельности станет борьба против криминальных групп, связанных с игорным бизнесом, поскольку жители заинтересованы в правовом государстве и порядке.

Экономика анклава

Традиционно считалось, что экономика Макао зиждется на трех китах - туризме и игорном бизнесе, торговле недвижимостью. И только с 70-х годов начинается развитие современной промышленности. Аомэнь, используя практику низких цен на землю и невысокой зарплаты, а также предоставив налоговые льготы иностранцам, сумел привлечь огромные капиталы из Сянгана. Открылись предприятия по выпуску готового платья, трикотажа, игрушек, телефонов. Уже в 90-х годах в обрабатывающей индустрии насчитывалось 2700 предприятий, на которых работало 80 тыс. чел. Дальнейшее развитие промышленности зависит в значительной степени от внешних факторов. Капиталы и техника поступают главным образом из Сянгана, а сырье импортируется из стран ЮВА. В настоящее время 90% продукции обрабатывающей промышленности находит сбыт в более чем 100 странах мира, 70% реализуется на рынках США и стран ЕС.

В 90-х годах серьезный вызов Аомэну бросили компании, разместившие свои производства, ориентированные на экспорт, в дельте реки Чжуцзян. Это заставило местных промышленников, с одной стороны, отказываться от старых методов хозяйствования и управления, привлекать новую технику, снижать себестоимость продукции, улучшать качество, чтобы сделать ее конкурентоспособной, а с другой стороны, осваивать новые виды продукции и новые рынки, налаживая широкое сотрудничество с внутренними районами Китая и государствами ЕС.

В осуществлении реформ, направленных на повышение конкурентоспособности экономики Макао, большую роль играет местная администрация. При ее содействии была приведена в порядок Южная гавань, которую можно использовать для переброски товаров. В 1998 году администрация инициировала строительство моста между Аомэнем и островом Хэнцинь стоимостью 200 млн. кит. юаней, чтобы связать анклав с Чжухаем, где развивается быстрыми темпами СЭЗ.

Макао: жизнь

без рулетки невозможна

Аомэнь издавна манил к себе путешественников. Удобное географическое положение, благодатный субтропический климат, самобытный игорный бизнес, система свободного международного порта со свободным передвижением через границу людей и валюты превратили Аомэнь в важнейший центр туризма в Азии.

В мире Аомэнь известен больше всего как город рулетки, недаром его называют «восточным Монте-Карло». Здесь рулетка появилась еще при династии Цин. В 1872 году рулетка была запрещена в Сянгане. То же самое сделало цинское правительство и в Гуандуне. Тогда любители азартных игр перебрались в Аомэнь, и вскоре этот вид бизнеса начал процветать в португальской колонии. В 1937 году в Макао была установлена монополия на рулетку, налоги стали важнейшим источником финансовых доходов местной администрации. Через 25 лет в колонии были введены законы, легализировавшие рулетку. Монопольное право на использование игорных домов получила Аомэньская компания по туризму и развлечениям. Что представляет собой сегодня игорный бизнес в Макао? Это - рулетка, собачьи бега, скачки, игра в билетик голубого голубя, распространенная среди местных домохозяек. Доходы от игорного бизнеса велики и превышают 17 млрд. патаки в год, т.е. более 2 млрд. долл. (по неофициальным данным, американский Лас-Вегас зарабатывает такую же сумму, принимая более 30 млн. человек в год).

Налоги от рулетки служат важнейшим источником финансовых доходов нынешней аомэньской администрации. В 90-х годах их доля достигла 50% всех поступлений в местную казну.

В соответствии с Основным законом, и после 1999 г. игорный бизнес и далее будет функционировать. Игорные заведения останутся в руках нынешних владельцев до 2001 года.

Самым большим казино в Макао является «Лиссабон».Там в основном заезжие туристы играют в баккару, рулетку, а также соревнуются в ловкости с однорукими бандитами. Говорят, соперничать с последними почти бесполезно. Но имел место случай, когда турист из КНР «обставил» автоматы на 1 млн. фунт. стерл.

После этого залы с «игрушками» был закрыты на профилактику на несколько дней.

Именно игорный бизнес и разнообразная сеть развлекательных заведений обеспечивают процветание местному туризму. В 1965 г. анклав посетило более 1 млн. туристов любителей рулетки. В 1998 г. число иностранных гостей достигло более 8 млн. человек (более 70% из Сянгана), что в 20 раз превышает население самого Аомэня. К услугам туристов - комфортабельные отели и рестораны, ювелирные магазины, супермакеты, в которых реализуются сотни тысяч наименований недорогой продукции. Ускоренному развитию туризма содействовало строительство международного аэропорта (стоимость 12 млрд. долл.), открытого в 1995 г. на рукотворном острове на площади в 191 га. Открыто свыше 200 международных линий. Пока аэропорт обслуживает не больше 1,8 млн. пассажиров в год, хотя пропускная способность составляет около 10 млн. чел. Португальско-китайская администрация наметила в ближайшие годы переломить негативную ситуацию и привлечь внимание авиакомпаний к Макао низкой стоимостью наземного обслуживания (планируется снизить аэропортовые сборы до 20%). Доехать из Аомэня в соседний Сянган можно за час. Кроме того, аэропорт предлагает зарубежным компаниям использовать его возможности для транспортировки сырья, полуфабрикатов в другие государства, а также разместить недалеко от месторасположения аэропорта производственные мощности по выпуску различной продукции, в частности электронной и ее последующего реэкспорта.

Следует отметить, что Аомэнь размещается в центре ЮВА. Он лежит также на оживленных тихоокеанских транспортных перекрестках и тесно связан с Сянганом, соседствует с районом реки дельты Чжуцзян, где наблюдается быстрый рост экономики. Вот почему Аомэнь стал сегодня важнейшим компонентом внутри этого треугольника, его окном во внешний мир.

Макао и ЕС

Аомэнь поддерживает особые партнерские отношения с ЕС.

Еще в 1992 году было официально заключено Соглашение о сотрудничестве, согласно с которым стороны предоставили друг другу режим наибольшего благоприятствования в торговле.

ЕС включило Макао в список стран, на которые распространяются льготы, предусмотренные «Программой Союза в области инвестиционного сотрудничества». Два партнера придерживаются политики взаимных льгот и преференций в торговле, имеют, к примеру, соглашения по текстилю и распространяют друг на друга предусмотренные в документе льготы. Например, 28 наименований текстильной продукции Аомэня освобождены от уплаты таможенных пошлин при ее экспорте в страны ЕС.

Макао и Китай

Внутренний рынок Китая является прочной опорой экономического развития Аомэня. Континентальные районы снабжают его необходимыми ресурсами, в том числе и электроэнергией, рабочей силой и продукцией сельского хозяйства, тем самым обеспечивая экономическое развитие анклава и жизненные потребности его населения. Со своей стороны, Аомэнь стал вторым по значению после Сянгана мостом и окном внешней открытости для внутренних регионов КНР, каналом, по которому вливаются в экономику большого Китая крупные финансовые и инвестиционные потоки, а также современная информационная и телекоммуникационная техника. По данным министерства внешней торговли и внешнеэкономического сотрудничества КНР, в 1997 г. инвестиции, поступившие из Аомэня в экономику внутренних регионов, составили более 10 млрд. долларов. Привлекательными для аомэньского капитала являются соседняя СЭЗ в Чжухае, ряд районов Гуандуна, а также провинция Фуцзянь, большие города - Пекин, Тяньцзинь и Шанхай. В отличие от гонконгских и тайваньских деловых кругов они берутся за осуществление проектов на северо-востоке, а также в центральных и западных районах.

К автономному плаванию анклав готов

Макао в отличие от Гонконга не оказалось под тяжелым прессом финансового кризиса 97-98 гг. Это связано с различием в структуре экономики двух территорий (в Гонконге главенствующую роль играют банковский, фондовый, страховой, инвестиционный секторы). Игорный бизнес, туризм и развлекательные заведения - это две прибыльные отрасли Аомэня, которые в меньшей степени подвержены конъюнктурным колебаниям. Даже в кризисный период не сократилось количество любителей азартных игр, приезжающих поразвлечься в Макао. Падение в обрабатывающей промышленности анклава, зависимой во многом от экспортных поставок из Гонконга и других стран ЮВА, составило более 3% в 97-98 гг. (в Гонконге - 5-7%, Таиланде - 6-8%, Индонезии - 8-13%).

По свидетельству западных экспертов, Португалия совместно с Пекином много потрудились в переходный период, и корабль под названием «Аомэнь», имеющий уже достаточный уровень самообеспеченности, можно отправлять в автономное плавание.

По заявлению заместителя министра иностранных дел Китая Ванг Ингфан, территория может послужить своеобразным мостом сотрудничества между Макао, Португалией и ЕС. Будущее покажет, насколько сильным даром ясновидящего обладает китайский дипломат.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно