ПОД ЛОЗУНГОМ «ИСЛАМ И ЗАКОН

16 июля, 1999, 00:00 Распечатать

Под лозунгом «Ислам и закон!Такого Тегеран не помнил со времен Исламской революции 1979 года. Волна ...

Под лозунгом «Ислам и закон!Такого Тегеран не помнил со времен Исламской революции 1979 года. Волна студенческих демонстраций, сопровождавшихся насилием, захлестнула иранскую столицу и распространилась на провинциальные центры Ирана Мешхеде, Исфахане и Урмие. Как и 20 лет назад, студенты вышли на улицы с лозунгом «Ислам и закон!». Но если в 1979 году их родители выступали за фанатичное следование религиозным догмам, то сейчас демонстранты добиваются противоположного. Они хотят ослабления власти духовенства с тем, чтобы у президента Хатами оказались развязаны руки для проведения реформ и открытия внешнему миру этого изолированного государства, которое только-только начало пожинать плоды восстановления отношений с Западом.

Студенческие волнения начались в Тегеране в минувший четверг с демонстраций протеста против закрытия либеральной газеты, допускавшей в своих публикациях критику в адрес аятоллы Хаменеи. Ситуацию усугубили жестокие действия тегеранской полиции, подразделения которой в пятницу устроили погром в студенческом общежитии столичного университета. Силы безопасности страны (т.н. «Стражи исламской революции») в сопровождении экстремистов из исламистской студенческой организации «Ансар - э Хезболла» жестоко избивали студентов, в результате чего шесть человек погибли и более 50 получили ранения различной степени тяжести, в том числе и огнестрельные. После этого несколько тысяч студентов объявили сидячую забастовку на территории университета, выдвигая 14 основных требований, включающих прекращение давления на независимую прессу и отмену санкций против аятоллы Монтазери, который второй год находится под домашним арестом в городе Кум.

На этой неделе иранская столица продолжала бурлить. На улицах можно было встретить людей с противогазами и другими средствами индивидуальной защиты. Предостережение не лишнее - очередной удар по демонстрантам полиция нанесла во вторник. В этот день около трех тысяч студентов снова собрались у здания университета, скандируя: «Хатами, мы с тобой!» и «Мы убьем тех, кто убивает наших братьев!». После предупреждения, сделанного с вертолета через громкоговоритель, карательные силы применили слезоточивый газ.

Стихийные стычки между молодежными группировками и полицией продолжались весь день. В результате столкновений был причинен материальный ущерб частным владениям и общественным зданиям в центре города, были подожжены несколько автобусов. По данным иранского информационного агентства ИРНА, нападениям подверглись три отделения банков. Очевидцы событий утверждали, что многие участники уличных потасовок имели холодное оружие, некоторые - действовали в масках.

В этот же день было распространено заявление студенческого совета Тегеранского университета, в котором подчеркивалось что, несмотря на предпринимаемые руководством Ирана усилия по разрешению накалившейся ситуации в среде иранских студентов, они намерены продолжать свои выступления до тех пор, пока не будут удовлетворены их требования не только осудить и наказать убийц, но и отменить «исключающие свободу слова поправки к закону о печати», «освободить из-под домашнего ареста опального аятоллу Монтазери, выступающего за введение светского правления в Иране, освободить из тюремного заключения активистов независимого движения иранских студентов, снять запрет на издание ряда независимых газет и еженедельника «Вестник студента».

Однако власть поступила мудро. Понимая, что силовыми методами можно только ожесточить демонстрантов, она организовала «массовые протесты трудящихся Тегерана против беззакония». На следующий день по призыву политических и общественных организаций страны в столице прошел массовый митинг в поддержку исламского строя и марш солидарности и единства. Он походил чем-то на организуемые во времена «перестройки» Компартией мероприятия, альтернативные демонстрациям демократов.

Выступавшие на митинге представители консервативных кругов обвиняли Запад в желании «увидеть в нескольких пылавших в Тегеране автобусах признаки надвигающегося переворота» и утверждали, что исламский режим в Иране прочен и непоколебим.

Один из ораторов, секретарь Высшего национального cовета безопасности ИРИ, вице-спикер иранского парламента Хасан Рухани предостерег от «иностранного вмешательства» во внутренние дела Ирана некоторых государств, упомянув, в частности, США и Израиль. Он также отметил, что революция нуждается в чистке рядов, что позволит продвигаться вперед по избранному пути. Участников студенческих волнений, арестованных властями, Рухани назвал «контрреволюционерами, бандитами и саботажниками». Согласно действующему в стране законодательству, лицам, которые обвиняются в контрреволюционной деятельности, грозит смертная казнь.

Судя по всему, власти сориентировались быстро. В день проведения марша в Иране было также распространено обращение духовного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи к нации, призывающее иранцев к бдительности. «Стоит только приоткрыть форточку, и враги Исламской Республики незамедлительно воспользуются представившейся возможностью для совершения диверсий и провокаций», - подчеркнул иранский руководитель. Причины выступлений были четко обозначены, их виновники и вдохновители определены.

В общем, среда оказалась переломным днем в подавлении антиправительственных выступлений. Уже к его концу было видно, что силы охраны правопорядка уверенно контролируют ситуацию в столице. Общественный транспорт и городские службы работали в обычном режиме, а сообщений о каких-либо беспорядках и столкновениях не поступало.

Причина такого быстрого усмирения митингующих и подавления силами безопасности акций протеста понятна - у тегеранских студентов не нашлось политического лидера, а президент страны сам отказался от их поддержки. В своем телевизионном выступлении Мохаммад Хатами заявил, что события последних дней инспирированы врагами нации, теми, кто желает дестабилизировать обстановку в стране. Иранский президент указал, что власти проявляют максимум терпимости и пытаются мирными средствами положить конец насилию. Таким образом, он стал на сторону клерикалов, с которыми еще недавно вел решительную борьбу.

Пока не ясно, потеряет ли президент ИРИ, чьи реформы так горячо поддерживались студентами, сторонников из-за того, что он остается в стороне, когда в стране раскручивается маховик репрессий, однако понять мотивы его действий в общем-то можно.

С самого начала беспорядков было очевидно, что в революцию они не перерастут. Акции демонстрантов не вышли за пределы университетских городков, к студентам не присоединились представители других слоев иранского общества - рабочие, лавочники и бизнесмены остались сидеть по домам.

К тому же Хатами прекрасно понимал, что конечным результатом стихийных выступлений может стать не расширение его полномочий, чего, собственно, и требовали демонстранты, а наоборот - укрепление власти консерваторов.

Ведь студенты не прекратили свои акции по просьбе президента, их заставили это сделать силы правопорядка. Так что, с одной стороны, они вроде бы поддерживают президентские реформы, а с другой - Хатами абсолютно не способен контролировать их действия.

Все это может стать прекрасным поводом для иранских клерикалов ограничить большинство из либеральных нововведений президента. К тому же начнется поиск зачинщиков беспорядков и ответственных за их возникновение. Все это может чрезвычайно негативно для реформаторов отразиться на результатах выборов в парламент, намеченных на февраль будущего года.

Сегодня для Ирана вопрос продвижения по пути реформ может считаться снятым с повестки дня. Возникает новый вопрос: насколько сильным может быть «откат» назад и когда он вызовет новую, более массовую волну протеста?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно