ПОЧЕМ СПУТНИК-ШПИОН «КОСМОС»?

29 марта, 1996, 00:00 Распечатать

Помимо всего прочего, советская космическая программа породила колоссальное количество сувениро...

Помимо всего прочего, советская космическая программа породила колоссальное количество сувениров - от фотографий, дневников и бортовых журналов до скафандров и предназначенного для Валентины Терешковой женского мочеприемника. Часть этих реликвий была только что продана в манхэттенском отделении знаменитого аукциона «Сотби», где с молотка ушло содержимое целого космического музея, в общей сложности учитывая уникальность практически каждого из предлагавшихся лотов, принесшее не очень внушительную сумму - 993 106 долларов.

На первом месте в своем победном пресс-релизе аукцион поставил реликвию диаметром 2,3 метра и весом 2,5 тонны, являющую собою шар обгорело-ржавого вида. Это разведывательный спутник «Космос-1978», летавший с 27 октября по 10 ноября 1988 года и проданный на нынешних торгах за самую большую цену - 112 500 долларов. Купленный анонимным американским коллекционером спутник-шпион содержит остатки фотокамер КФА-1000 и КАТЕ-200, большие кассеты для пленки и всякое вспомогательное оборудование (электроника и оптика были вынуты российскими властями по соображениям секретности).

Сравнивая стоивший 37 долларов каталог торгов с результатами аукциона, видишь, насколько точны были чаще всего предварительные оценки экспертов «Сотби»: «Космос-1978», например, был оценен в 100-150 тысяч долларов, а ушел за 112,5 тыс. Иногда, впрочем, эксперты были слишком оптимистичны: сделанный в 1967 году для грядущих полетов на Луну скафандр «Орлан СКВ» был предварительно оценен в 30-40 тысяч, а продан за 21 850 долларов. Иногда эксперты были слишком пессимистичны: 10-страничная рукопись первого командира первого отряда космонавтов, тогдашнего полковника медицинской службы Евгения Карпова, предоставленная «Сотби» его вдовой и содержащая указания на то, что полет Юрия Гагарина в космос чуть не закончился катастрофой, была так разрекламирована до аукциона в печати, что принесла вместо ожидаемых 1500 долларов 12 650 долларов.

Эта рукопись была главной сенсацией аукциона: на торгах было продано более 400 предметов - от книги Циолковского «Нирвана» его собственного издания и с надписью «Многоуважаемому и дорогому Николаю Поликарповичу Глухареву от автора» (оценивалась в 500-700 долларов, ушла за 3105) до двух специальных шариковых ручек космонавта Мусы Манарова (оценены в 200-300 долларов, куплены за 460), но «Нью-Йорк таймс» писала только о заметках Карпова, в которых обращает на себя внимание слово «Неисправность!!!», сопровождаемое тремя восклицательными знаками.

«Неисправность» заключалась в том, что во время возвращения на землю «Восток-1» с 27-летним Гагариным на борту начал бешено вращаться вокруг своей оси (как можно понять из заметок Карпова, Гагарин сравнил свои ощущения с «кордебалетом» мелькающих «головы-ног-земли-горизонта-неба») «Выдержка!» - скомандовал себе на бумаге командир («Без паники!» - переводит эти слова каталог «Сотби»). В тот раз пронесло, корабль вышел из штопора, и на протяжении десятилетий никто за пределами узкой группы посвященных не имел понятия, что первая вылазка человека в космос едва не кончилась трагически.

Из лотов, которые не удалось продать на сей раз, обращают на себя внимание охватывающие почти три десятилетия дневники Бориса Чертока, ближайшего помощника Сергея Королева и заместителя всех главных конструкторов советских ракет с 1956 по 1992 год. Казалось бы, в 51 тетради дневников, которые ветеран советской космической программы выставил на продажу, должны содержаться бесценные данные, но этот лот, предварительно оцененный в 20-30 тысяч долларов, так и не нашел себе покупателя. Куда смотрели НАСА и ЦРУ?

Нельзя, однако, сказать, чтобы Черток, преподающий ныне в Москве, вышел из этого предприятия совсем несолоно хлебавши: продались, например, уникальнейшие документы из его коллекции, относящиеся к послевоенным советским попыткам унаследовать германские ракетные достижения, или, по крайней мере, то, что оставили от них американцы, умыкнувшие Вернера фон Брауна. В частности, лот № 8, оцененный в 600-800 долларов, но купленный за 2760 долларов, включал 5 документов Чертока, относящихся к его работе в немецком ракетном центре в Пенемюнде, где они с Королевым пытались оприходовать то, что не досталось американцам. Среди этих документов - «командировочное предписание», выданное «майору ЧЕРТОК Б. Е.» Управлением военного коменданта города Блейхероде 19 декабря 1945 года.

Секретность - секретностью, но собственность советского ракетно-космического комплекса лихо растаскивалась на сувениры. Например, аукцион получил из закромов космонавта Алексея Леонова утвержденную Королевым инструкцию «Опе-ратору пульта катапультирования системы БКРЛ-ВД» о том, что ему надлежало «при получении пароля «Фрегат» выдать команды 19 и 40, а именно катапультировать космонавтов при помощи специальной ракеты в случае какого-то ЧП при запуске корабля «Восход-2». Правда, как отмечается в каталоге «Сотби», есть данные, что в целях экономии веса Королев приказал перед стартом убрать эту спасительную ракету и поэтому подписал заведомо невыполнимое распоряжение.

Если так, то этот документ вдвойне уникален. Его купили за 2300 долларов. Это месячная квартплата в приличном манхэттенском доме.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно