ПОБЕДА ВРЕМЕНЩИКОВ

28 мая, 1999, 00:00 Распечатать

Вряд ли еще несколько дней назад можно было представить, какая борьба развернется вокруг полномочий в формируемом правительстве Сергея Степашина...

Вряд ли еще несколько дней назад можно было представить, какая борьба развернется вокруг полномочий в формируемом правительстве Сергея Степашина. Казалось бы, все складывается великолепно для главы государства: процедура импичмента в Государственной думе провалена, Степашина, которого трудно назвать любимцем левых сил, утверждают в нижней палате парламента с результатом, напоминающим результат наиболее близкого к коммунистам премьер-министра - Евгения Примакова. При этом вопрос о новых возможных компромиссах с левыми даже и не стоит, они не пытаются претендовать на портфели в новом кабинете... Казалось бы, Сергей Степашин на какое-то время получает карт-бланш: он может сформировать команду единомышленников, он может спокойно взаимодействовать и с президентом, и с Думой, он может даже попытаться попробовать провести через нижнюю палату законопроекты, от принятия которых зависит получение Россией кредитов МВФ...

Но, оказывается, - Степашин не может ничего. То, как окружение президента относится к новому премьер-министру, становится ясно во время сочинских переговоров Степашина с Ельциным о формировании правительства. История о первом вице-премьере Николае Аксененко, выглядывающего из-за ельцинской спины в момент появления в кабинете главы государства Степашина и главы президентской администрации Александра Волошина, внешне похожа на притчу, но достаточно точно передает общую канву происходящего. А именно то, что претензии Аксененко и стоящих за ним сил на влияние в правительстве - как известно, бывший министр путей сообщения был еще одной фигурой, претендующей на пост премьер-министра - после утверждения Степашина на пост премьер-министра только усилились. Сколько бы Степашин ни утверждал, что Аксененко прибыл в Сочи по его указанию для того, чтобы начать предварительные переговоры с президентом в момент, когда сам председатель правительства «разруливал» конфликт в Карачаево-Черкесии, трудно поверить, чтобы выполняющий важнейшее поручение главы правительства первый вице-премьер прибывал в Сочи обычным рейсовым самолетом, без охраны, чуть ли не инкогнито. Поэтому гораздо легче согласиться с версией, что встреча Аксененко с Ельциным была организована для того, чтобы противодействовать возможным кадровым предложениям Степашина. Организована не кем-нибудь, а Романом Абрамовичем, главой «Сибнефти» и ближайшим соратником усиливающегося вновь Бориса Березовского. Недоброжелатели Ельцина нередко называют Абрамовича «казначеем» президентской семьи, однако дело даже не в том, каковы отношения главы «Сибнефти» с Татьяной Дьяченко или Валентином Юмашевым, а в том, кто именно старался предвосхитить предложения Степашина и, по сути, сломал весь план создания нового кабинета.

Степашину так и не удалось добиться назначения первым вице-премьером председателя бюджетного комитета Государственной думы Александра Жукова. Он лоббировал его назначение как мог - постарался, чтобы о его предложении Жукову узнала пресса, уговаривал самого Жукова даже тогда, когда стало ясно, что в этом кабинете экономический вице-премьер - ситуация беспрецедентная! - не будет курировать естественные монополии, которые отходят «главному» первому вице-премьеру, отвечающему «за всё», - Аксененко. Однако на сочинских переговорах стало ясно, что Жукова не отстоять. Тогда Степашин предлагает другую кандидатуру - министра финансов Михаила Задорнова. И президент с ней соглашается. Оказывается, что в правительстве будут все же два первых вице-премьера, хотя один из них, по словам Степашина, - главный. И это не Задорнов.

Однако Задорнов соглашается занять пост первого вице-премьера при условии сохранения за ним поста министра финансов, причем такое совмещение признается целесообразным в Сочи. Но только на один день. Появляется указ президента о назначении нового министра финансов - Михаила Касьянова, руководителя делегации России на переговорах с парижским и лондонским клубами кредиторов, человека, чье имя пресса не раз связывала с Березовским. Указ явно выглядит неожиданностью и для премьера, и для его первого заместителя. Задорнов сообщает, что уйдет из правительства вовсе, если ему не будет сохранен пост министра финансов. Степашин бросается отстаивать ситуацию. По некоторым сведениям, он даже угрожает отставкой. Михаил Касьянов, ощущая неловкость ситуации, просит не назначать его министром. И Ельцин из Сочи вроде бы отменяет свое решение и оставляет ПОРТФЕЛЬ министра Задорнову. Но, вернувшись в Москву, отменяет свое последнее решение и подтверждает указ о назначении Касьянова. Причем понять логику происходящего настолько трудно, что даже в эти минуты я не могу сказать, кто в России министр финансов! На этот вопрос не отвечают на заседании правительства, на него отказывается отвечать сам Михаил Задорнов на своей пресс-конференции. Пресс-секретарь президента Дмитрий Якушкин негодует по поводу дезинформационной кампании в СМИ по поводу формирования российского правительства. «Так кто же у нас министр финансов?» - спрашивают его журналисты. «Спросите у Степашина», - отвечает пресс-секретарь.

Это могло бы казаться сборником анекдотов, если не было бы реальностью российской исполнительной власти. Как будет работать правительство, сформированное таким образом? Зачем это прилюдное соревнование списков? Для чего нужно было с самого начала деятельности Степашина демонстрировать его беспомощность в борьбе с ближайшим окружением президента, вернее - семейным окружением? Потому что главное влияние на кадровые решения Ельцина оказывают Татьяна Дьяченко, бывший глава администрации Валентин Юмашев, Борис Березовский и Роман Абрамович. Группировавшиеся вокруг Анатолия Чубайса экс-олигархи, по сути, потерпели поражение и теперь могут лишь наблюдать, как разворачивается борьба между Степашиным и Березовским. Очевидно, что они будут поддерживать премьера - но только тогда, когда у них появится возможность.

Сейчас же Степашин будет бороться в одиночку. Генерал сохраняет абсолютную толерантность, но по некоторым чисто аппаратным моментам можно понять, что он раздражен активностью и бесцеремонностью «премьера от Березовского». На последнем заседании правительства названный «главным первым вице-премьером» Аксененко сидел по левую руку от премьера, а Задорнов - по правую. В переводе с чиновничьего это означает простую вещь: опираться глава правительства будет именно на Задорнова. Пусть Аксененко - главный, но зато Задорнов - любимый его заместитель...

Подобные ситуации в правительстве случались и раньше. Виктору Черномырдину в первые заместители семья навязала Олега Сосковца. Сосковец, как и Аксененко, тоже отвечал за промышленность, хотел отвечать за все и тоже выглядывал из-за спины президента, когда к тому являлся премьер-министр. Закат фаворита начался, когда стало ясно, что он может провалить избрание Ельцина на второй срок и семье пришлось обращаться за помощью к Чубайсу и «олигархам». Но Сосковец, в отличие от Аксененко, не отвечал за естественные монополии: их фактическим куратором (и фактическим представителем в кабинете) был сам Черномырдин. Поэтому полномочия Аксененко могут оказаться куда более широкими, чем былые полномочия Сосковца.

Еще одним важным моментом, свидетельствующим о том, что Степашин готов бороться за аппарат, стало назначение главой правительственного аппарата в ранге федерального министра генерал-полковника Андрея Черненко, бывшего заместителя министра внутренних дел России. Черненко - не профессиональный милиционер, как может показаться при беглом ознакомлении с его биографией, а профессиональный журналист, выдумывавший законы пи-ар во времена, когда этой деятельности в России не было и в помине. Глава степашинского аппарата работал почти со всеми министрами внутренних дел последнего десятилетия - Власовым, Бакатиным, Пуго, Баранниковым, Куликовым, причем когда министров переводили на Лубянку, они забирали генерала с собой... Это назначение - одно из немногих степашинских, но оно может свидетельствовать о том, что не просто премьер не собирается так просто сдаваться Березовскому, но силовые структуры ему просто так не сдадутся, пусть бизнесмен и контролирует сегодня МВД после назначения министром Владимира Рушайло...

...Все-таки Борис Абрамович - нувориш. Не просто отыграться, не просто сместить Примакова и отодвинуть коммунистов, нет - всё захапать! По-другому он, вероятно, просто не умеет, поэтому цена его побед всегда слишком высока. Не то чтобы поделиться, нет - попросту просчитать последствия столь дорогой победы для своего будущего...

Но временщики не считают - они играют здесь и сейчас, после них - хоть потоп, даже если этот потоп с головой накроет их самих. И ничему они не учатся, ничто их не пугает - после каждого покушения, после каждого обыска они становятся еще более жадными, нахрапистыми, стремящимися к абсолютной победе.

Режим, опирающийся на временщиков, попросту не способен создать механизма преемственности, он считает себя вечным, даже когда счет начинает идти на месяцы, недели, дни, часы, минуты...

И поэтому обречен не режим. Обреченной оказывается страна, в которой установлен такой режим.

Не правда ли, Леонид Да.., ой, простите, Борис Николаевич?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно