ПЕТР СИМОНЕНКО: «ЗАХВАТИВ КОМИТЕТЫ, СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТЫ ХОТЕЛИ ПОДВЕСИТЬ ПРАВИТЕЛЬСТВО»

17 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 17 января-24 января

Благостная обстановка, царившая в Верховной Раде на прошлой неделе, заставляла усомниться: тот ли это парламент, который еще совсем недавно был переполнен шекспировскими страстями?..

Петр Симоненко
Петр Симоненко

Благостная обстановка, царившая в Верховной Раде на прошлой неделе, заставляла усомниться: тот ли это парламент, который еще совсем недавно был переполнен шекспировскими страстями? Ни тебе осады президиума, ни поврежденных микрофонов, ни мало-мальски резонансных заявлений. Лишь тихое поскрипывание законодательного конвейера, буднично выдававшего десятки проголосованных документов. Однако парламентских старожилов эта идиллия не способна ввести в заблуждение, поскольку на самом деле она – хоть и весьма правдоподобная, но все-таки иллюзия. И мало кто сомневается в том, что нынешний штиль – лишь временное затишье в промежутке между прошлым боем и предстоящей схваткой. О тактике и стратегии грядущего этапа борьбы, о новых видах «вооружения», о возможных союзниках и потенциальных противниках мы решили побеседовать с «командиром взводного отряда» парламентских коммунистов Петром Симоненко.

— Петр Николаевич, считаете ли вы, что декабрьская попытка переворота в парламенте была последней?

— Парламентский кризис начался сразу же на второй день после выборов и закончится в марте 2006-го, то есть очередными выборами. Начался он потому, что криминальный капитал вошел в систему политической власти. Cвоим участием в парламентских выборах он показал, что реально пошел на ее захват. И происходило это при непосредственном патронате Президента. Сегодняшний состав Верховной Рады формировался не для решения на законодательном уровне проблем конкретного человека и народа Украины в целом. В нынешней конфигурации расклада политических сил и конкретных действующих лиц парламент служит лишь только для того, чтобы Президент сохранял свое политическое присутствие в системе власти до конца официального президентского срока. На мой взгляд, властью разрабатывалось несколько сценарных вариантов. Скажем, допускалось, что при «правильном» составе парламента ей удастся решить вопрос с третьим сроком действующего главы государства. Возможно также, предполагалось (и это подтверждается предложением преобразования государственного строя в парламентско-президентскую республику), что сформированный властью состав парламента будет выбирать президента. Это еще один вариант сохранения при власти нынешнего Президента, пусть и с ограниченными полномочиями. То есть внутрипарламентский конфликт закладывался с самого начала. В интересах определенных финансово-политических групп, которые сегодня преднамеренно используют существующую власть только для защиты своих интересов.

Разумеется, Президенту было крайне важно назначить на должность руководителя парламента своего человека. Тогда решалась одна задача, пропрезидентские фракции в то время не интересовали комитеты. Но в июле мы, коммунисты, обратились ко всем, кому небезразлично будущее Украины, с призывом отложить идеологические противоречия и объединиться в решении проблемы изменения системы власти. Наша идея изменения системы власти состоит в том, чтобы исключить доминирование президентской ветви власти и ближайших к главе государства кланов. И тогда президентское окружение очень переполошилось. А когда мы вышли на акцию 16 сентября, проведя перед этим серию поездок по стране с тем, чтобы информировать общество о целях и задачах акции «Повстань, Україно!», переполох в структурах власти усилился. И вот здесь им понадобился отвлекающий маневр. Были предприняты меры по переключению внимания на проблемы парламента. По большому счету, в захвате комитетов больше всего заинтересованы были социал-демократы. Им необходимо было взять под свой контроль парламент через трансформацию его управленческих структур для решения одной задачи — подвесить правительство. Находясь под их контролем, большинство постоянно дестабилизировало бы работу правительства, и это правительство можно было бы убрать в любой, выгодный им момент. Первая попытка не удалась.

— Многие считают, что нынешнее затишье после того жаркого боя — самый подходящий момент для начала проведения конституционной реформы. Противостояние утихло, а взгляды на пути преобразования государственной системы у оппозиции и пропрезидентских фракций почти совпадают.

— Ну, кто ему из здравых, нормальных политиков в Украине поверит, что Президент хочет блага для страны в данном случае с помощью политической реформы? Сколько времени прошло с момента президентского заявления? До сих пор проект изменений к Конституции не предложен. Президент — субъект законодательной инициативы. Что ему мешает? А причина, на мой взгляд, в следующем. Вероятность досрочного ухода Леонида Кучмы с президентского поста увеличивается. 2003 год — год выплаты Украиной внешних долгов. Продолжают изнашиваться основные фонды, достигая 80%. А это техногенные аварии, утрата рабочих мест, снижение объемов производства, уменьшение валового внутреннего продукта, утрата внутреннего рынка и засилие иностранного капитала. Вы понимаете, какой может возникнуть коллапс, если срочно не принимать серьезных управленческих решений. И вот теперь мы с вами анализируем: левые имеют своего кандидата в президенты, правые — тоже. Причем правые выступают сегодня совместно с левыми как оппозиция к нынешнему режиму и лично Кучме. Тогда можно предположить, что они не будут союзниками с ним и его олигархическим окружением в части определения согласованной кандидатуры. У центра кандидата нет. И пока он еще не определен, власти невыгодно быстрое принятие конституционных изменений. Но как только вопрос с преемником прояснится и возникнет реальная угроза того, что провластный кандидат не будет избран, они обязательно будут ускорять конституционную реформу. Таким образом, они сведут функции президента к роли английской королевы, оставят сильные полномочия за Кабинетом министров и попытаются сбалансировать с функциями Кабмина функции парламента. То есть подготовят себе базу на следующие выборы. Для того чтобы переформатировать парламент и уже через утверждение правительства захватить контроль над ним.

— А вы готовы для того, чтобы нарушить планы противника, отказаться от участия в конституционной реформе?

— Мы активно участвуем в заседаниях рабочей группы, созданной для подготовки к конституционной реформе. И готовимся к ней не на том этапе, когда это выгодно президентскому окружению, а уже сегодня идем на создание демократических основ государства. По моему убеждению, сегодня весь Кабмин однозначно должен назначаться парламентом. Я сторонник того, чтобы не проводить черту между Кабмином и парламентом как независимыми ветвями власти...

— И все-таки, вы будете голосовать за внесение изменений в Конституцию, понимая, что они являются важной частью стратегии Президента и его окружения?

— Сегодня борьба за пост президента — главная стратегическая линия каждой политической партии. Когда президентская власть перестанет быть доминантой в дальнейшей судьбе Украины, тогда каждая политическая сила будет выходить с реальной программой в борьбе за законодательный орган. Я к чему веду? Надо уже сегодня исключить возможность борьбы за президентский пост, которая приведет к ослаблению оппозиции. Ведь власть стремится сделать невозможными согласованные действия левых и правых, направленные сегодня против режима, ведущие к досрочным выборам. И, естественно, старается эти противоречия углубить, чтобы, выйдя на выборы, эти силы боролись друг с другом. Кроме того, когда исполнительная власть, Кабинет министров, будет формироваться коллегиальным органом, парламентом, не будет настолько жестко персонифицирована президентская вертикаль, которая подчинила себе абсолютно все. Вот почему я говорю, что конституционную реформу нужно проводить немедленно.

— Вы коснулись темы согласованности действий оппозиции. Скажите, кроме вербальных заверений в единстве, каков конкретный механизм взаимодействия между четырьмя оппозиционными силами?

— Первое, о чем мы, руководители трех фракций (Ющенко до сегодняшнего дня, если говорить об официальной стороне, не присоединился к нам), договорились, — это то, что идеологические проблемы не должны быть препятствием в достижении нашей совместной цели. Но есть принципы, которыми каждый из нас не может поступиться. И если речь идет об экономических законах, то мы понимаем: у Блока Юлии Тимошенко как представителя крупного бизнеса интересы не совпадают с нашими и вполне могут совпадать с интересами президентского большинства. Если дело касается политических вопросов, то мы всегда стоим на единой позиции. Так, мы проголосовали за включение в повестку дня вопроса относительно ситуации, связанной с судом над участниками событий 9 марта 2001 года. Хотя дело касается представителей крайне правых партий, мы рассматриваем судебное решение в отношении их как репрессии против политических сил. Возникла, допустим, ситуация, при которой крайне необходим закон о специальных следственных комиссиях, мы и здесь действуем сообща. И так далее. И это является базой для нашего сотрудничества.

— А пытался ли кто-либо в «четверке» завести разговор на тему единого кандидата в президенты от оппозиции?

— В июле прошлого года, когда мы только договаривались о согласованных действиях, у нас был опасный момент. Кое-кто настаивал на необходимости заявить о том, что мы будем выдвигать единого кандидата. Тогда я предложил вообще исключить этот вопрос из обсуждения планов о совместных действиях. Предложение было принято. И это сыграло решающую роль в том, что коалиция с прошлого июля по нынешний январь сохранилась. Мы идеологически разные партии и блоки. И кстати, история знает примеры подобных коалиций. Но мы договорились совместными усилиями устранить главное препятствие на пути демократического развития страны — режим Кучмы и его окружения. При этом параллельно мы принимаем закон о выборах на пропорциональной основе. А до проведения президентских выборов в демократических условиях мы берем на себя обязательства по решению ряда социальных вопросов. Это все есть в той программе, которую мы подписали втроем. Решив вопросы по изменению законодательного поля и добившись досрочной отставки, мы можем оказаться в уже новом объединении: к нам могут присоединиться и другие политические силы. В этом объединении могут появиться, скажем, две группы — с левой ориентацией и с правой, главенствующей идеей, у которой будет либеральная идея. Вот тогда мы добьемся того, что, идя на выборы, человек без запугивания, подкупа и шантажа, будет выбирать себе не политика, а политику.

— Скажите, ваш альянс с «идеологически чуждыми элементами» как-то повлиял на отношение к КПУ со стороны, скажем, российских коммунистов?

— Нет. 5 октября прошлого года состоялось заседание совета коммунистических партий — СКП КПСС, и я информировал своих коллег, первых секретарей ЦК компартий постсоветских республик, о нашей ситуации. Наш опыт получил поддержку, одобрение, и было принято специальное заявление СКП КПСС, в котором говорится о поддержке позиции Компартии Украины в организации борьбы за развитие демократии в Украине.

— Петр Николаевич, если бы вы оказались перед выбором, кого бы вы поддержали во время избирательной кампании — Ющенко или кандидата от власти?

— Дело в том, что и Ющенко, и любой провластный кандидат — одно и то же. Ющенко может принести немало осложнений Украине в связи с тем, что он ярко выраженный прозападный политик и не менее ярко выраженный либерал. И то, и другое будет усугублять ситуацию. Так же, как и победа пропрезидентского кандидата. Нам нужна радикальная смена в подходах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно