Пес демократии должен быть голодным

29 декабря, 2004, 00:00 Распечатать

После второго тура президентских выборов большинство украинских телеканалов внесли существенные коррективы — в сторону большей объективности и плюралистичности — в свою редакционную политику...

После второго тура президентских выборов большинство украинских телеканалов внесли существенные коррективы — в сторону большей объективности и плюралистичности — в свою редакционную политику. Что стало реальной причиной этому?
Во-первых, если до того локальные выступления журналистов, поддерживаемые медийным независимым профсоюзом и рядом общественных организаций, топ-менеджерами и собственниками СМИ воспринимались как бунт и достаточно жестко пресекались, то с началом оранжевой революции наиболее дальновидным из них стало понятно: политический мейнстрим смещается в совсем другую сторону и лучше успеть впрыгнуть в последний вагон уходящего поезда. Тем более что под воздействием Майдана и свободы, которую «не спинити», окончательно осмелели и сотрудники телеканалов. От «заказных» съемок стали отказываться не только журналисты, но и телеоператоры.

Во-вторых, срок действия договоренностей политиков с некоторыми топ-менеджерами телеканалов (суть которых заключалась в неукоснительном следовании в фарватере темников) завершился 21 ноября. И у этих руководителей появилась реальная возможность далее считать себя свободными от столь тягостных обязательств.
В-третьих, стимулом для изменений в редакционной политике телеграндов стал колоссальный прорыв «5 канала» и ТРК «Эра», которые, будучи на тот момент единственными поставщиками правдивой и объективной информации о революции, начали бить все рейтинговые показатели.
О том, что «5 канал», до того являвшийся аутсайдером телевизионного пространства, вышел во время оранжевой революции на третью позицию — сразу после «Интера» и «1+1», — написали уже все СМИ. Этот факт позволил «5 каналу», по сообщению журнала «Корреспондент» (№48), заработать за 17 дней революции 2 млн. долл., что в несколько раз превысило его предшествующие месячные доходы от рекламы. Удалось «5 каналу» и изменить к себе отношение нескольких рекламных менеджеров, включивших его в свои медиа-планы.
Благодаря 17 дням революции, объективными стало быть выгодным. От обанкротившихся провластных политиков уже нечего было ожидать (как денежных вливаний, и надежного «зонтика» от контролирующих органов), в то время они уже не имели механизмов реальных репрессий. А вот честная репутация стала инструментом как борьбы за зрителя, так и нахождения общего языка с теми, кто должен был, судя по всему, прийти к власти. Засвидетельствовать свою лояльность, хотя бы относительную, к будущей новой власти такому крупному бизнесу, коим является телевизионный, было крайне необходимо.
Учитывая моментальное изменение формата «5 канала» во время акций гражданского неповиновения практически к передаче информации в режиме реального времени, лишенного отвлеченных наносов в виде манипулятивных интерпретаций, многие люди находили в его эфире ответы на волнующие их вопросы, на которые никто больше не мог дать ответа.
Именно благодаря таким оперативным изменениям и тому, что «5 канал» стал одним из двигателей акций гражданского неповиновения, доля аудитории канала достигла без преувеличения феноменальных 11%, учитывая втрое меньшую зону технического приема, нежели у национальных каналов, и трансляцию в дециметрах, накладывающую определенные ограничения на получение качественной «картинки». Сам рост происходил за счет динамичной в возрастном смысле аудитории, а также охвата людей, обычно мало уделяющих внимание ТВ. Понятно, что в то же время, согласно закону сообщающихся сосудов, произошел отток аналогичной аудитории с «Нового канала», «1+1», ICTV. Что касается более возрастной аудитории, то она и так довольно активно представлена на телевидении, и рост ее заинтересованности можно было заметить лишь на примере государственного телевидения.
Понятно, что во время оранжевой революции основным двигателем в возрастании общей доли канала был жанр новостей, однако и другие форматы, связанные с основной темой, были довольно успешными. Что касается основных выпусков новостей, то нетрудно проследить, как с изменениями в редакционной политике количественно менялась полученная аудитория. Вследствие даже поверхностного анализа можно утверждать, что объективные подачи информации могут быть и являются успешными. Из спецпроектов стоит выделить два — «Эпицентр» («1+1») и проект Александра Ткаченко с гостями в студии («Новый канал»). В подтверждение спроса на всесторонность освещения событий обновленный «Эпицентр» начал получать вдвое большую аудиторию — 20% против бывших 10, а гости в студии «Нового канала» вместе с господином Ткаченко собирали от 10 до тех же 20 процентов аудитории. Это были именно те показатели, к которым в свое время так стремился его главный менеджер.
Еще одной интересной особенностью изменений в телевизионном пространстве была их абсолютная идентичность на западе и востоке, на юге и в центре или на севере страны. Естественно, что направленность каналов или даже их тенденциозность усиливали рост аудитории в тех или иных регионах, однако это воздействие оказалось не более влияния, например, зоны технического покрытия.
Впрочем, эйфории по поводу необратимости ситуации с объективностью наших телеканалов и востребованностью именно этой объективности большинством потребителей их продукта предаваться не стоит. Телеканалы «Интер», ICTV, СТБ, ТРК «Украина» и другие по-прежнему принадлежат олигархам, тесно связанным с режимом Кучмы. Те, уйдя в оппозицию, могут вновь «поставить» не на свободу слова, а на свободу «мочилова» и пиара. Точно так же нет никаких гарантий и в отношении новой власти: удержится ли она от повторения опыта политических предшественников, сделавших медиа своими орудиями в политической и бизнесовой нечестной конкуренции? Хватит ли у нее политической воли, которая бы гарантировала отсутствие политического контроля над СМИ? В свою очередь, согласятся ли — в том числе и не без усилий новой власти в этом направлении — собственники медиа обеспечить прозрачность системы управления своих медиа-холдингов и финансовых операций?
На все эти вопросы пока нет однозначных ответов.
Остается только верить, что тот очень и очень трудный опыт, который приобрели журналисты, топ-менеджеры и собственники СМИ, не принадлежащие к когорте олигархов, за 13 лет своей тотальной несвободы, все-таки чему-то их научил. Что ими изучены уже давно известные в мире технологические механизмы и схемы эффективного противостояния неизлечимому желанию политиков контролировать медиа. И что у них есть собственные креативные наработки. Иных гарантий необратимости нынешней ситуации в СМИ, кроме как собственные усилия, у отечественных медийщиков нет.
Увы, уже есть достаточное количество тревожных сигналов. Как только закончились революционные 17 дней, рейтинг того же «5 канала» стал неуклонно падать. Да, их сильной стороной остается практически он-лайновый информационный поток, что создает у зрителя ощущение полной включенности в происходящее в стране, чуть ли не прямой причастности. В то же время фактическая подмена теленовостей радионовостями, отсутствие достаточной технологической базы, которая позволила бы создать видеоконтекст событий, вынуждает телеведущих новостей «5 канала» явно перебарщивать своей гражданской позицией, что и создает прежде всего тот эффект оппозиционности, а не объективности, в чем так часто упрекают Андрея Шевченко и его коллег. То есть личностный потенциал команды — это хорошо, но технологии должны соответствовать некоему привычному для зрителя уровню. Удастся ли вовремя осознать это собственникам и топ-менеджерам «5 канала» и закрепить оранжевый успех на дальнейшее — большой вопрос. Причем вопрос не только денег, но и адекватного понимания инвестирующими в канал политическими бизнесменами ситуации на медиа-рынке.
Вызывает недоумение и явно КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ отказ от базовых стандартов в работе с экспертными мнениями ТРК «Эра». Право комментировать происходящее здесь предоставляется в последнее время исключительно представителям оппозиции. Теперь, в условиях разгула плюрализма на других каналах, этот факт не может быть объяснен желанием прорвать информационную блокаду оппозиции. Не имеем ли мы дело уже с оппозиционной олигархической цензурой? И где при этом голос журналистского коллектива канала?
Годы тотального засилья цензурированной и манипулятивной информации не шли на пользу и профессиональному росту наших телевизионщиков. И если, скажем, журналистам ТРК «Украина», похоже, вообще кажется странной необходимость полноценного представления в эфире разных точек зрения, а факты просто не существуют без их моментальной оценки и встраивания в сидящие в голове пропагандистские и мировоззренческие клише, то журналистам «1+1», ICTV или «Интера» еще предстоит, думается, достаточно длительное время учиться работать в условиях свободы. Когда можно вспомнить об уже забытых технологиях (таких, как экспертные мнения в новостях, расширенный контекст и бэкграунд темы дня, версионная подача подоплеки событий и их возможного дальнейшего развития и т.д.). О профессиональных стандартах следует не только знать, но и уметь их применять на практике, что далеко не всегда так легко, как кажется. К тому же пока что практика «Интера», увы, свидетельствует и о продолжении практики сознательных манипуляций с информацией.
Восстановление полноценного новостного и информационно-аналитического вещания, восстановление профессиональных журналистских и топ-менеджерских умений и даже менталитета, существенная перестройка подготовки кадров — все это задачи уже нынешнего дня журналистики. И от успешности их решения зависит, а станет ли ОБЩЕСТВО, в конце концов, требовательным потребителем продукции СМИ? Станет ли для общества качественная информация ЦЕННОСТЬЮ? Которую оно будет защищать, защищая заодно и право журналистов работать по профессиональным стандартам?
То есть первой главной задачей украинских журналистов на сегодняшний момент, решение которой стало бы действенной препоной возврату к тотальному вмешательству власти и политиков в деятельность медиа, является вынесение проблем взаимоотношений в цепочке «политики — собственники СМИ — топ-менеджеры СМИ — журналисты» из внутрицехового контекста, из кулуарных договоренностей в публичную сферу. Нельзя повторять ошибок прошлого, когда журналисты позволяли относиться к себе точно так же, как к работникам мыловаренных заводов, где слово и дело собственника — закон. Впрочем, и там аппетиты собственников существенно ограничены деятельностью профсоюзов. Редакции же СМИ должны иметь еще более широкие права. Ведь медиа — это социально ответственный бизнес, а журналисты изданий любых форм собственности по своей миссии обязаны служить прежде всего интересам общества, а затем уже — корпораций и хозяев. Следовательно, журналисты ОБЯЗАНЫ ставить собственников своих изданий в рамки соблюдения основных демократических стандартов журналистики и конституционных требований о свободе слова и прессы.
Наиболее эффективной технологией защиты прав журналистов на профессию и контроля общества над деятельностью СМИ является, по признанию большинства экспертов, внедрение в практику медиа публичных деклараций о редакционной политике на основе профессиональных стандартов. А также заключение соответствующих соглашений о редакционной политике между собственниками и журналистами.
Вторая задача для медиаобщественности — запуск в действие механизмов по созданию Общественного телевидения и радиовещания — как самого эффективного инструмента решения проблемы не только политической цензуры, но и рыночной. Что важно при этом для общества и журналистов: не допустить кулуарного решения вопросов по созданию общественных вещателей (скорее всего, на базе нынешних УТ-1 и УР-1), настоять на жестком общественном контроле над процессом выписывания концепции и бизнес-плана, выбора команды, которая будет претворять в жизнь проект. Главные моменты: полноценный и демократичный Общественный совет, состоящий на две трети из представителей не политических сил, а общественности (безусловно, у тех тоже наверняка будут свои политические симпатии, но все же это не прямая партийная дисциплина!). У общественных теле- и радиовещателей, безусловно, должна быть задекларированная редакционная политика. У Общественного совета должно быть право назначения-снятия ключевых менеджеров. И конечно же, должна быть создана прозрачная система финансирования с утверждением проекта бюджета по основным направлениям тем же Общественным советом, а не кулуарно менеджерами. При этом, по нашему мнению, не имеет смысла отказываться от бюджетных средств — существует множество практик даже сто­процент­ного финансирования общественных вещателей из госбюджета (например, в Канаде). Главное, чтобы сумму и основные направления финансирования утверждал парламент, а не правительство — это обезопасит общественное вещание от давления государства.
Также важно не допустить узурпации воплощения идеи представителями исключительно победивших на выборах политических сил. А такая опасность есть, тем более что в коман­де, скажем, Виктора Ющенко немало политиков, прицельно занимавшихся и занимающихся телевидением и медиа. Задача общества не допустить, чтобы Общественное ТВ стало на самом деле опять президентским. Для этого необходимо задействовать сдерживающие факторы уже на этапе его создания, чтобы потом не было поздно. Таким сдерживающим фактором может быть мощное участие в проекте Общественных теле- и радиоканалов коалиции негосударственных организаций разной направленности и разных политических симпатий.
Третья задача — разработка новых законодательных инициатив, направленных на обеспечение рыночных преобразований в СМИ. Добрая воля медиа-собственников к обеспечению прозрачности своих ресурсов — это, конечно, хорошо. Но увереннее себя чувствовала бы демократия в украинских медиа, если бы к этому их еще побуждало и законодательство, как надлежащий контроль за его исполнением.
Законодательство должно, прежде всего, стимулировать движение СМИ к реальным, а не квазирыночным отношениям, с прозрачной и честной конкуренцией. Медиа, как считают многие эксперты, должны стать либо общественными, либо коммерческими. Таким образом, проблема разгосударствления СМИ должна стать в ближайшее время одной из первоочередных. Органы государственной власти должны иметь возможность создавать СМИ исключительно для опубликования нормативных актов и других документов, и не более того.
Справедливое налогообложение, выведение из «тени» зарплат, честная оплата инфраструктуры, особенно теми телеканалами, которые используют государственные системы распространения, детенизация рекламных бюджетов, уничтожение на корню так называемой скрытой рекламы, прежде всего в теленовостях, и т.д. и т.п. Работы для медийщиков, экспертов, законодателей — непочатый край, но ее нужно начинать уже сейчас. Не устраивая при этом тупого передела медийной собственности по принципу контрибуции в пользу победителей (впрочем, политическая реформа, думается, гипотетически эту опасность снимает).
В то же время к информационной войне против народа, тотальным манипуляциям в медиа, приведшим к искривлению сознания миллионов людей, причастны — непосредственно — десятки, сотни людей. Что делать с этим? Нерешенность этой проблемы — в отсутствие кадровой люстрации — будет свидетельствовать о том, что вполне допустимо сначала выполнить любую грязную работу, получить за это вполне приличные и осязаемые дивиденды, а затем покаяться и продолжать как ни в чем не бывало благоденствовать дальше. Скоропостижные «прозрения» многих чиновников, политиков и олигархов мы уже наблюдаем. И безусловно, мы не можем отвергать этих прозрений. НО. Должны быть, очевидно, выработаны и достаточно четкие механизмы, которые все-таки определяли бы меру ответственности каждого за сотворенное со страной. Не нужны суды Линча или гонения. Но, возможно, те, кто занимал ключевые должности в системе дезинформации народа, вне зависимости от форм собственности предприятий, — топ-менеджеры, ведущие самых одиозных программ — через предельно прозрачные механизмы должны быть все-таки лишены возможности какое-то время оставаться на своих постах и при своих обязанностях. В течение, скажем, пяти лет или года — неважно. Но без моральной оценки действий тех людей, по вине которых в течение 13 лет независимости страна опять чуть было не скатилась в тоталитаризм, мы не будем застрахованы от вполне скорого реванша криминализованного госкапитализма или олигократии.
Необходимо жестко, критически осмыслить: отсутствие каких механизмов, какого опыта у политической элиты и журналистов создало в постсоветской Украине столь серьезные угрозы свободе слова и прессы. На основе такого осмысления нужно немедленно вырабатывать конкретный план действий по проведению в жизнь самых актуальных медиареформ. Цепной пес демократии — пресса — должен быть злым и не прикормленным при любой власти и любом, самом популярном или наоборот, президенте. Это задача для всех тех, кто хочет, чтобы режим Кучмы не сменился режимом Ющенко и далее — независимо от конкретных фамилий. Задача не из легких, но разве выстоять на Майдане 17 дней было легко?
Все приведенные числа являются долей присутствующей на телевидении аудитории в возрасте 18+ для городов с 50 тысячами и более жителей. Источник данных GfK-USM.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно