ПАРТИЯ ВЛАСТИ – ЕСТЬ. И ЕСТЬ ОНА БУДЕТ. - Архив - zn.ua

ПАРТИЯ ВЛАСТИ – ЕСТЬ. И ЕСТЬ ОНА БУДЕТ.

16 ноября, 2001, 00:00 Распечатать

Главу президентской администрации Владимира Михайловича Литвина сватали долго. Он не хотел. Будучи закоренелым политическим холостяком, Литвин стремился сохранить за собой политическую свободу...

Главу президентской администрации Владимира Михайловича Литвина сватали долго. Он не хотел. Будучи закоренелым политическим холостяком, Литвин стремился сохранить за собой политическую свободу. Ограничивать ее мог лишь Президент, с которым помощник, первый помощник, а затем глава администрации давно притерся. Леонид Данилович стал родной душой, от которой порой хотелось сбежать в библиотеку, иногда на руководство каким-нибудь вузом или какой-нибудь академией наук. Но никогда бы Литвин не согласился променять место главы администрации на иной государственный пост, ибо любая власть, закрепленная за стулом, была бы меньше той, которая закреплена за его креслом. Вместе с тем усталость, усугубленная «кассетным» скандалом, брала свое. Летом Литвин подумывал об округе. Его люди даже определили, в какой области и какой именно. В случае отставки депутатство для Литвина было бы не карьерой, а американской тушенкой, которую можно было бы открыть в случае необходимости; стартовой площадкой, которую можно было бы использовать в случае возникшего желания оторваться от книг и заняться политикой. Но судьба, а точнее Президент распорядился иначе. Сначала он закрепил за Литвином роль избирательного координатора, режиссера кампании. На эти действа Владимир Михайлович был обречен. Во-первых, в силу монозависимости, а во-вторых, некому больше. Ведь кадровый интеллектуальный кризис в администрации Президента во многом — заслуга самого Литвина.

После того как стала очевидной невозможность договориться по поводу лидерства «Тундры», возникла идея ангажемента со стороны. Заговорили о Дубине, но первый вице-премьер не рвался на первые позиции в блок «За единую Украину», а с любопытством поглядывал на второе место списка Ющенко. Президент долго колебался и, похоже, решил Олега Викторовича сохранить. Мало ли что в апреле произойдет с премьером? Параллельно все большее количество пайщиков «Тундры» стали упоминать о Литвине как потенциальном лидере блока. Все было бы решено раньше, если бы Литвин не оказывал тихого, но упорного сопротивления. Окончательно оно было сломлено в день оглашения Валерием Пустовойтенко новости о лидере президентского блока. Главы партий явились к Президенту и, получив окончательное добро, обнародовали решение. Так во главе конструкции и оказался человек, никогда не занимавшийся публичной политикой. Пожалуй, этот момент для кулуарно искушенного Литвина будет наибольшей сложностью. Публично убедительным, не говорю уж харизматичным, ему быть крайне сложно. Не очень просто иметь дело и с самим Литвином. Если вам Владимир Михайлович скажет, что он не хочет быть преемником, не верьте. Если же по случайности вы станете свидетелем того, как он во сне говорит обратное, тоже не верьте, ибо и это может быть осознанной утечкой. О планах и позиции Литвина нельзя судить и по его отдельным делам. В отличие от своего предшественника Дмитрия Табачника. Он не делает достоянием гласности свои закулисные шаги. Он их просто делает. И далеко не всегда пострадавшие знают, кто нажал на кнопку дистанционного взрывателя.

Именно поэтому политическим партнерам Литвина будет со своим лидером непросто, но еще сложнее будет конкурентам «Тундры».

Последствий у такого политического шага, как назначение Президентом Владимира Литвина на место лидера блока «За единую Украину», чрезвычайно много. Собственно на них мы и остановимся. Прежде всего появление Литвина во главе «Тундры» четко обозначило, какая из предвыборных структур является партией власти. С минувшего четверга и до 31 марта этот титул закреплен за «Единой Украиной». В первую очередь это означает, что не менее 80% административного ресурса уйдет именно этому блоку. Безусловно, возможности этого ресурса не безграничны. Даже при хорошей организации блок, имеющий в настоящий момент рейтинг два-три процента, намеченные пятнадцать может и не взять, но за десятку выйти способен. «Если раньше вертикаль админресурса не выстраивалась и сотрудничать были согласны на районном уровне, а многие губернаторы нагибаться не хотели, — говорит один из членов штаба, — то теперь будет все в порядке. Вертикаль у блока есть». При таком подходе неудивительно, что первая пятерка блока выглядит трогательно-ностальгически как президиум 70-х на одном из партхозактивов: Владимир Литвин — большой начальник, Виктор Скопенко — представитель интеллигенции, ректор КГУ, Екатерина Ващук — символизирует ликвидацию разницы между городом и селом, Сергей Бубка — гордость отечественного спорта, Сергей Тигипко — по-прежнему молодежь, по-прежнему за реформы.

Впрочем, административный ресурс наиболее эффективен и чувствителен не столько в списочной борьбе, сколько в мажоритарных поединках. И тут «тундристам» не будет равных. В настоящий момент списки кандидатов на мажоритарные округа в штаб сдали все четыре партии. Некоторые пересечения интересов существуют до сих пор, однако в штабе намерены приложить все усилия для того, чтобы расставить 50 кандидатов от «Трудовой Украины», столько же от НДП, чуть больше от «Регионов» и чуть меньше от аграриев так, чтобы они не мешали друг другу. Задача непростая, но, по мнению центральных фигур избирательного штаба, решаемая. По словам тех же источников, админресурсом «Тундра» может поделиться с дружескими партиями, в число которых входит лишь СДПУ(о) и Партия зеленых. И если у экологических стражей по мажоритарным округам пойдут от силы два человека, то у социал-демократов двадцать два. Тем не менее в мажоритарной сетке до сегодняшнего дня блок Литвина утверждал пять граф: четыре партии блока и СДПУ(о). Как будет дальше — не совсем ясно.

С одной стороны, все три образования — «Тундру», СДПУ(о) и зеленых — принято считать пропрезидентскими, и создание им наиболее благоприятных условий призвано отразиться на условиях тех, кого Леонид Данилович в парламенте видеть не жаждет. С другой стороны, отношения Литвина и СДПУ(о) уже на протяжении достаточно длительного времени являют собой латентные боевые действия. Литвин всегда был близок с теми, кто считал СДПУ(о) своими противниками. Достаточно вспомнить Юрия Кравченко и Николая Азарова. Не стоит забывать также, что в «Тундру» входят «Регионы», а их противостояние с социал-демократами латентным никак не назовешь.

Для социал-демократов назначение Литвина лидером блока несет в себе как тактические, так и стратегические угрозы. Тактической является концентрация админресурса, стратегической — роль Литвина, которую Президент захочет ему отвести после выборов: останется ли Литвин главой администрации, станет ли претендовать по воле Президента на пост спикера, и наконец не окажется ли, что Литвину в будущем отводят ту роль, которую Виктор Медведчук давно для себя определил как цель? Правда, может быть, в политической ангажированности Литвина блоком «Тундра» для СэДистов есть и плюс. Дело в том, что Владимиру Михайловичу проблемами «Тундры» придется заниматься достаточно серьезно. Люди, входящие в блок, симпатизируют друг другу примерно так же, как Витренко Морозу. Имеющиеся противоречия носят не идеологический, а в подавляющем большинстве бизнесовый характер. И это тот случай, когда Гребенщиков прав «долгая память хуже, чем сифилис, особенно в узком кругу». Следовательно, лидеру блока нужно будет не только ездить по регионам, не только контролировать губернаторов, не только заниматься финансами штаба и отгонять от них желающих заработать на своих же, но и этих самых своих урезонивать. В связи с чем у главы администрации не так много времени будет оставаться: на государственную работу, на контроль за первой приемной, на патронирование всего избирательного процесса и всех его субъектов. Я уже не говорю о том, что по закону государственный чиновник, принимающий участие в выборах, на время кампании должен уйти в отпуск. Де-юре, это безусловно произойдет, а вот де-факто на все Литвину времени не хватит, а это будет означать, что в плотно контролируемой им президентской среде образуется щель, в которую незамедлительно будет втиснут человек, призванный решать выпадающие из поля зрения Литвина президентские вопросы. Конечно, на это очень рассчитывает Валерий Павлович Пустовойтенко, которому пост главы администрации давно хотелось занять, но до выборов это случится едва ли. Гораздо больше шансов приблизиться к Президенту в ежедневном режиме есть у СДПУ(о).

Но мы несколько отвлеклись. И поэтому вернемся от условно пострадавших, к тем, кто понес реальные политические потери из-за того, что глава президентской администрации возглавил блок власти. Из процесса выборов фактически выпал премьер-министр. Анатолий Кириллович слишком долго выбирал, к кому ему примкнуть, и слишком явно это делал, чем вызвал раздражение Президента. Леонид Данилович к Кинаху серьезно никогда не относился и поэтому попытки премьера как-то обозначить (будь то в переговорах или в интервью) свою политическую позицию воспринимал с раздражением. На каком-то этапе у главы Кабинета была реальная возможность сыграть свою роль, но он слишком долго находился в состоянии низкого старта. Теперь у Кинаха выбор небольшой: он может с ПППУ пойти на выборы самостоятельно, но Президент ни при каких обстоятельствах не потерпит войны между его администрацией и Кабмином за админресурс. Случись это и Кинаха в кресле премьера не будет через пять минут. В этом случае без медийного и финансового ресурса о Кинахе забудут через десять. Анатолий Кириллович может примкнуть к блоку Ющенко, но при этом, скорее всего, результат будет таким же — отставка. Совместить премьерскую должность и стремление стать депутатом Анатолий Кинах может, войдя в десятку «Тундры». Если будет смысл. Если премьера пригласят. Если будет место.

Единственная парламентская лазейка, которая еще не перекрыта для действующего премьера, это мажоритарный округ в Николаевской области. Ответ на вопрос, этого ли хотел Кинах, Президента не интересует. Впрочем, равно как и всех остальных субъектов выборов. Кинах упустил свой шанс. Наверное, этого бы не произошло, если бы он изначально хотел быть, а не казаться.

Весьма любопытно, что после прикрепления президентской метки к «Тундре» будет делать Сан Саныч Омельченко? Отбирать в Киеве админресурс у президентского блока? Вести самостоятельные игры, рискуя при этом потерять самое главное, что у него есть, — город? Думаю, что последние события заставят его задуматься о приоритетах, а также о союзниках, с которыми за эти приоритеты он намерен сражаться.

Несомненно, наличие четко обозначенной партии власти скажется и на результатах, с которыми на финиш в марте придет блок Ющенко. До этого момента заигрывания Президента с экс-премьером и наоборот ощутимо дезориентировали носителей админресурса: длительные встречи, люди, прописанные на Банковой, занимают ключевые посты в штабе Ющенко, письма, переданные в Америку, и т.д. и т.п. Все эти политические телодвижения в совокупности с пока недосягаемым для других ющенковским рейтингом приводили губернаторов в замешательство. Сейчас все четко: тут «Наша Украина», тут «Не наша Украина». Сказать, что это трагически повлияет на ющенковский результат, нельзя. Но ощутимо может. Ведь до сегодняшнего дня Виктор Андреевич и сам сделал очень много для того, чтобы подтянуть свой рейтинг к земле. Если организационные проблемы в ближайшем будущем в его штабе не будут решены, то его феноменом особенно и заниматься не нужно будет ни Президенту, ни конкурентам Ющенко. В связи с приходом Литвина в «Тундру», у Виктора Андреевича появляется еще одна проблема, а точнее, не у него, а у Романа Бессмертного и Петра Порошенко. Ведь оба политика были скорее людьми не Президента, а Литвина, что в общем-то не одно и то же. Что бы там ни говорили, а на сегодняшний день Бессмертный — единственный человек в окружении экс-премьера, пытающийся системно подойти к наведению порядка в хозяйстве. Кольцо недовольных им и его действиями сжималось вокруг представителя Президента в парламенте с каждым днем. Литвин являлся его «подпиской». Оставшись без нее, Бессмертный, а вместе с ним и Порошенко оказались в весьма затруднительном положении. В такое же положение, возможно, попали все, кто поддерживал блок Ющенко и вместе с тем не являлся представителем национал-демократического лагеря. Владимир Литвин, которому Президентом была отведена роль выборного режиссера, находился в курсе практически всех течений, несущих финансовые и организационные средства к берегам Виктора Андреевича. Сейчас же его роль изменилась. Из таможенника, дающего или не дающего «добро», он превратился в игрока и, следовательно, конкурента. Каким образом Литвин использует ту информацию, которая у него была накоплена в ходе режиссирования избирательной кампании? Над этим вопросом сейчас думают многие и чувствуют при этом себя так, как если бы узнали наутро о том, что собеседник, с которым вчера было выпито литра два водки, — майор СБУ.

Завершая разговор о видимых, с точки зрения нынешнего момента, последствиях назначения Владимир Литвина лидером блока «За единую Украину», сделаем акцент еще на одном. Никаких иллюзий по поводу прозрачных, честных и демократических выборов испытывать не надо. Ситуация прояснилась окончательно. Для постсоветского пространства наконец стало ясно, кто является партией власти, и все, в первую очередь в Москве, вздохнули с облегчением: никаких европейских новшеств в Украине не будет. На Западе же те, кто все еще интересуются Украиной, не вздохнули, а затаили дыхание. У демократически закаленных людей по-феодальному откровенный шаг не может не вызвать настороженность. Он перечеркивает все: сказанные до этого слова, подписанные указы, и не исключено, принятые законы, которые Запад воспринимал как намерение украинской власти провести демократические выборы. Ведь, как уже писал в прошлом номере «ЗН» Сергей Рахманин, людей в «Тундре» объединяет желание совместно выбраться на просторы политического влияния, используя при этом максимальный админресурс. Иллюзии по поводу идеологии реформ блока имеют право на жизнь, а иллюзии о демократичности — право на смерть. Общность людей, имеющих разные бизнес-интересы и не имеющих собственных политической и экономической программ; лидер, не имеющий желания заниматься публичной политикой, но назначенный Президентом, — вся эта конструкция не имеет ничего общего с цивилизованным представлением о сути, цели и методах работы блоков и партий в развитых странах. Это понятно. И все же представителей «Тундры» я бы лично верными солдатами Президента не называла. Скорее всего это потенциальные перебежчики в президентском камуфляже. Этих людей объединяет, помимо админресурса, ощущение того, что им есть что терять. И расставаться с этим чем-то они не хотят ни сейчас, ни в период до 2004 года, ни, что немаловажно, после 2004 года. Они идут в парламент защищать себя и свою собственность. Причем как от нынешнего, так и от будущего главы государства. Думаю, что эта их миссия как раз выполнима. Главное — не упустить момент и вовремя изменить камуфляж.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно