ПАРАЛЛЕЛИ

7 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №40, 7 октября-15 октября

Военные говорят, что тактика - такая же наука, как и математика, только в сто раз сложнее, потому что написана кровью павших бойцов...

Военные говорят, что тактика - такая же наука, как и математика, только в сто раз сложнее, потому что написана кровью павших бойцов. Если это так, то Россия, судя по всему, на все сто процентов использовала тот опыт, который приобрела за счет сгоревших в танках русских солдат в Грозном и погребенных под руинами своих жилищ жителей югославских городов.

Моральное право

С началом боевых действий на Кавказе в России заметно поубавилось разговоров о бомбардировках натовской авиацией территории Югославии. А ведь недавно редко кто из российских журналистов (в том числе и из изданий, отличающихся довольно высокой степенью объективности) не поддавался соблазну опубликовать свой опус о преступлениях «агрессивного блока» против мирных жителей «братского славянского государства».

Причина такой перемены понятна - напрашивается слишком много ассоциаций. Конечно, речь может идти только о моральных оценках происходящего, по другим аспектам действия Североатлантического альянса в Югославии и налеты на Чечню авиации ВВС России похожи мало.

Очевидно, что действия НАТО в СРЮ не остались незамеченными российскими военными стратегами. Пока московские политики призывали Божий гнев на голову натовских генералов, военные тщательно анализировали все стратегические, тактические, технические и другие аспекты операции, вполне резонно рассчитывая на то, что это может понадобиться в скором времени и им самим. Не зря же на протяжении всего конфликта в Адриатическом море находился российский разведывательный корабль.

Действительно, в чеченской кампании 1999 года явно просматривается югославский сценарий - россияне не спешат бросать в бой своих солдат до тех пор, пока не поставят чеченцев на колени своими ударами с воздуха. Но самое главное - сбрасывая бомбы на мирные югославские города, натовцы, сами того не желая, дали Москве своеобразное моральное право на аналогичные действия. И сегодня некоторые российские военные уже не скрывают фактов гибели мирных жителей в результате авиаударов, добавляя, что ответственность за это лежит на бандформированиях, которые устраивают свои штабы и командные пункты либо в населенных пунктах, либо в непосредственной близости от них.

Во всем остальном аналогию нынешней чеченской кампании с югославской акцией НАТО найти трудно. Целью военных действий союзников против Югославии было стремление сломать военную машину Милошевича и не допустить применения югославских сил безопасности в этнических чистках в Косово. Официальной же целью российских бомбардировок Чечни является уничтожение баз боевиков и террористов, ответственных за нападение на дагестанские села и организацию террористических актов в российских городах.

Агрессорами в операции «Союзническая сила» выступали 14 государств - членов НАТО и четыре нейтральные страны. Обороняющейся стороной было суверенное государство - СРЮ, представленная регулярной армией, полицией и силами безопасности.

В случае с Чечней, агрессором является федеральный центр, авиация которого наносит удары по территории одного из субъектов государства. Несмотря на то, что отношения мятежной республики с Москвой пока что не определены (решение об этом отложено как минимум до 2001 года), независимость Чечни не признана ни одним государством мира и де-юре республика входит в состав Российской Федерации. Регулярным российским воинским частям противостоят полувоенные формирования боевиков, в редком случае способные на скоординированные действия.

Характер военных действий в югославской войне со стороны НАТО представлял собой воздушно-морскую наступательную, а со стороны СРЮ - воздушную оборонительную операции. Новая война в Чечне вряд ли может характеризоваться масштабными операциями. Российская авиация наносит удары по отдельным объектам на чеченской территории, а формирования Ичкерии не имеют возможности осуществлять массированную противовоздушную оборону своей республики. К тому же, судя по всему, война не ограничится только авиационными ударами - российские вооруженные силы не обойдутся без наземной операции, в которой вряд ли повторят ошибки предыдущей бесславной чеченской кампании. Однако об этом немного позже.

Интенсивность боевых действий в двух войнах сравнивать просто нет смысла. Так, самолетами НАТО за 78 дней войны было совершено около 35 тысяч боевых вылетов. Бывали дни, когда самолеты союзников поднимались в воздух до 1000 раз. С начала операции до ее приостановки осуществлялось постоянное наращивание авиационной группировки, в основном за счет переброски самолетов с континентальной части США. Численность американских боевых самолетов, участвующих в нанесении ударов, возросла со 112 до 357, европейских государств-членов НАТО - со 102 до 233. Для наведения самолетов на цель использовались системы JSTARS, применялось высокоточное оружие, в том числе бомбы с лазерным наведением.

Югославская ПВО имела возможность производить лишь ограниченное число пусков ракет ЗРК (по утверждению НАТО, часть ракет запускалась без управления) и вести зенитной артиллерией заградительный огонь. На первых стадиях конфликта были отмечены попытки применения истребителей МиГ-29 и МиГ-21 для перехвата воздушных целей.

Российская сторона применяет ограниченное число самолетов, преимущественно штурмовиков Су-24 и Су-25, с аэродромов Северокавказского военного округа. Авиаудары наносятся ежедневно, однако федеральная группировка совершает не более 50-70 боевых вылетов в день. О применении высокоточного оружия и об использовании систем наведения речь не идет, известно лишь, что бомбардировкам подвергаются «заранее разведанные объекты».

Противовоздушная оборона чеченскими военизированными формированиями практически не ведется по причине отсутствия у них эффективных средств ПВО. Незначительное число зенитных орудий, а также переносные комплексы типа «Стрела», «Игла» или «Стингер» не могут быть серьезной угрозой для российской авиации.

Результаты авиаударов и потери сторон. Информация о потерях личного состава югославской армии отсутствует. Известно, что в результате аваиаударов погибли 1,2 тысячи гражданских лиц, 5 тысяч было ранено. Общее количество беженцев достигло полумиллиона человек.

Кроме военных объектов, удары наносились по системам электроснабжения СРЮ и по системам связи и управления (система военного и государственного управления оказалась нарушенной). Было уничтожено и выведено из строя 45% радио- и телестанций, в результате чего вещание сохранилось лишь в пределах городов. Пострадали также и 30% радиорелейных линий. Уничтожены все мосты через Дунай.

Выдающимся достижением НАТО стало то, что альянс не потерял за 78 дней ни одного солдата боевых подразделений.

Эффективность ударов российской авиации по объектам в Чечне чрезвычайно трудно оценить из-за практически полного отсутствия информации об их результатах. В отличие от Югославии, в районах боевых действий на Кавказе нет западных журналистов, способных подтвердить или опровергнуть заявления сторон. Сведения же российских источников отличаются своей неконкретностью. Исключением можно считать сообщения о первом серьезном налете российской авиации, в результате которого были уничтожены цели на грозненском аэродроме имени шейха Мансура (самолет Ан-2 и РЛС), а также в районе Октябрьского района чеченской столицы (телевизионная вышка, телефонная станция сотовой связи и установка для переработки нефти). В других случаях говорится лишь об ударах по базам боевиков в различных населенных пунктах.

По сообщениям Минобороны РФ, мирное население Чечни бомбардировкам не подвергается, а уничтожаются только те объекты, которые принадлежат боевикам. Кроме того, авиация наносит точечные ракетно-бомбовые удары по нефтекомбинатам и нефтехранилищам.

Чеченцы же ежедневно сообщают о разрушениях больниц, жилых домов и других мирных объектов в городах и селах республики и гибели мирных жителей. Точных данных о боевых потерях чеченских военных формирований не предоставила ни одна из сторон. Число беженцев из Чечни оценивается цифрой в более чем сто тысяч человек.

ВВС России пока что сообщили о потерях двух своих самолетов, при этом их экипажи спасти не удалось. Поступают противоречивые сведения о потерях сухопутной российской группировки. Западные и чеченские источники заявляют о гибели сотен российских солдат с начала продвижения россиян в глубь территории Ичкерии в начале нынешней недели. Москва же эти сведения опровергает.

Общим для двух операций по нанесению ударов с воздуха может быть их конечный результат. И в том, и в другом случаях они сами по себе не смогли достичь поставленных целей, а лишь способствовали решению главных задач наступающей стороны. Главное осталось за наземной операцией: в Югославии - сил KFOR, а в Чечне - сухопутной группировкой федеральных сил.

Второй раз

в ту же реку...

И все же солдаты НАТО вошли на территорию Косово, имея совершенно определенный статус, после того, как сербские силы были оттуда выведены. Альянс в результате воздушной операции смог сломить волю Белграда. Совершенно очевидно, что чеченскую проблему в целом не удастся решить по «югославскому сценарию» - путем изматывающих бомбардировок. Рано или поздно федеральному центру придется доказать «субъектность» Чечни, а для этого необходимо присутствие в Грозном российской власти, а не бомб. Рассчитывать на согласие Грозного относительно введения российского военного контингента не приходится, так что от сухопутной военной операции деться, похоже, некуда.

Конечно, российское военное руководство учтет промахи пятилетней давности. К тому же, у руля силовых ведомств РФ сегодня стоят намного более опытные, чем в 1994 году, люди да и нынешняя политическая обстановка в Чечне немного другая.

Судя по всему, разработанный в Москве военный план предусматривает на первом этапе блокаду республики и проведение бомбардировок, которые вынудят полевых командиров увести свои формирования в горную часть Чечни, а общая дестабилизация должна предопределить смену власти. На втором этапе предполагается формирование нового правительства, в котором активная роль будет отведена выходцам из московской общины чеченцев. Уже известно, что в Москве возобновляет работу парламент Чечни состава 1996 года, а в ближайшее время он переберется на территорию республики.

В прошлой чеченской войне федеральный центр вначале пытался провести операцию силами спецподразделений ФСБ, поддерживая оппозиционное правительство Завгаева. После провала этого замысла в дело вступили военные и, не мудрствуя лукаво, применили против чеченцев тактику времен второй мировой войны (вы думаете, чему-то другому учат в российских военных академиях?).

В декабре 1994 года в Грозный с севера, востока и запада колоннами вступали подразделения, сформированные из молодых, неподготовленных, плохо понимающих, что к чему, солдат. Многие из тех, кто входил в Чечню из Дагестана, не имели карт, не представляли, как лучше штурмовать Грозный. Часто солдаты срочной службы не знали, куда они едут и что их ждет. Многие российские военные погибли в результате нескоординированных действий, фактически - перестрелок между отдельными частями российской армии.

Сегодня же высшие должностные лица РФ заявляют, что Москва никогда не допустит повторения того, что происходило в Чечне в 1994 году, - не будет штурмов, которые повлекут за собой многочисленные жертвы. Да и сопротивление со стороны чеченцев вряд ли будет таким же, как во время предыдущей акции. Настроения в Грозном сейчас отличаются от обстановки пятилетней давности. А в заявлениях чеченских лидеров о всеобщей мобилизации и отражении агрессии уже не чувствуется уверенности, а главное - единства. Складывается впечатление, что грозненские лидеры даже не пытаются влиять на ситуацию, а просто ждут решения российского руководства о судьбе своей республики.

Российские же военные «зону безопасности» в Чечне будут создавать неторопливо. Как и предсказывали источники в российском военном ведомстве, на первом этапе войска заняли равнинную часть территории Чечни севернее Терека. Так же, как и в 1994 году, это не представляло больших сложностей и было достигнуто в течение нескольких дней. Таким образом, политическим результатом первого этапа становится «уполовинивание» Чечни. Далее бомбардировки и блокада будут продолжаться, пока Москве тем или иным способом не удастся сменить нынешнее чеченское руководство. Тактика разумная и при правильном воплощении в жизнь задуманного Россия сможет достичь поставленных целей буднично, без спешки и крупных потерь.

И вряд ли этому сможет что-то помешать. У Ичкерии сегодня нет той международной поддержки, которая была пять лет назад. Во-первых, мир успел уже много узнать о похищениях в Чечне людей и расцвете там работорговли, он ужаснулся, увидев головы убитых заложников из Международного Красного Креста и результаты терактов в российских городах. А во-вторых, Москва надежно перекрыла поток невыгодной ей информации из района конфликта. С телеэкранов и полос газет исчезли интервью полевых командиров и рассказы мирных чеченцев, переживших бомбардировки. И даже компьютерный сервер «Кавказ», специально созданный для информационного противостояния с Россией, на этой неделе был атакован российскими хакерами.

* * *

Пока что Грозный, безусловно, проигрывает войну с Россией. И резервов для осуществления качественного перелома событий у чеченских лидеров просто нет. Но самое страшное для Чечни впереди, когда расчлененная, замкнутая в кольцо блокады республика сама попросит мира с Россией, причем на любых условиях. Согласитесь, это гораздо хуже и унизительней, чем поражение в открытом бою.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно