От компромисса до компромата, или Как закаляется новая власть в Крыму

13 мая, 2005, 00:00 Распечатать

«В Виннице я был король, — вспоминал свое губернаторство Анатолий Матвиенко на первой в качестве крымского премьера пресс-конференции...

«В Виннице я был король, — вспоминал свое губернаторство Анатолий Матвиенко на первой в качестве крымского премьера пресс-конференции. — Меня никто не контролировал, а здесь надо через парламент все проводить, каждого министра утверждать».

Через две с небольшим недели это неудобство частично было устранено. Парламент на специально созванной в четверг сессии утвердил новую структуру правительства, из состава которого выведены председатели рескомитетов, а их количество сокращено с 12 до двух. Руководителей созданных вместо них просто комитетов Совмина его председатель теперь будет назначать самостоятельно. Таким образом, кроме премьера правительство состоит из пяти его заместителей, 12 министров, плюс — как и раньше — глава ГНА Украины в Крыму.

С урезанием полномочий парламент согласился не безропотно. Руководству ВР удалось отстоять статус республиканских для комитетов по землеустройству и охране окружающей среды — кроме прочего, они имеют двойное подчинение. А.Матвиенко также пришлось выслушать обвинения оппозиционных депутатов в диктаторских замашках, покушении на права автономии и нарушении Конституции. Но количество проголосовавших сначала за новую структуру Совмина, а затем и за его персональный состав поразило единодушием: более семидесяти из девяноста принимавших участие депутатов.

Результативность голосования Анатолий Матвиенко расценил как огромный кредит, предоставленный правительству: «Я думаю, это ожидание того, что это правительство способно что-то изменить». Но почти единогласная поддержка может означать в равной степени и другое: в обмен на урезание своего контроля над правительством парламент получил сохранение должностей за «своими». Ведь десять членов «нового» СМ входили в состав прежнего. Семеро из вновь назначенных являются депутатами ВР автономии. Таким образом, новичков в правительстве — половина и считать их командой А.Матвиенко можно условно и с большой натяжкой. Потому как вице-премьер Ш.Асанов и министр по делам молодежи, семьи и гендерной политики З. Рамазанова — это квота меджлиса, да к тому же в правительстве Куницына они занимали должности заместителей, соответственно, начальника УКСа и министра ТЭК. Министра культуры С.Акименко, как и министра финансов С.Ляшенко, относят к «квоте» Б.Дейча.

Вопреки опасениям депутатов, что крымское правительство превратится в киевское, приезжих среди членов СМ всего двое — вице-премьеры Вадим Гриб и Анатолий Скорченко. Премьер так и не объяснил, почему планы относительно должности В.Гриба, назначенного и.о. министра финансов в конце апреля, вдруг изменились. Чиновничья же молва гласит, что обладатель редкостной для Украины медали имени праотца бухучета Луки Пачолли, несмотря на все старания специалистов Минфина, так и не смог проникнуться тонкостями бюджетного процесса.

А.Скорченко, занимавший последний месяц должность начальника департамента международной интеграции, инвестиционной политики и развития агробизнеса Минагрополитики Украины, мало кому в автономии известен. Большая часть его деятельности в последние годы была связана с далекими для Крыма культурами: производством и переработкой льна и конопли. Анатолию Матвиенко, надо полагать, А.Скорченко знаком с комсомольских времен: был завотделом Киевского обкома, а затем инструктором отдела сельской молодежи, ответственным организатором ЦК ЛКСМУ.

Первым вице-премьером назначен Валерий Ясюк, приехавший в Крым четыре года назад. До назначения в правительство занимал должность заместителя председателя правления, гендиректора ГАК «Черноморнефтегаз». При всей сложности чувств, которые многие политики и чиновники испытывают в отношении председателя правления «Черноморнефтегаза» — нардепа Игоря Франчука, отзывы о работе гендиректора в основном положительные. К тому же привязка к семейству Франчуков очень относительная. Известно, что в докрымский период своей деятельности В.Ясюк работал топ-менеджером в фирме «Торговый Дом» и компании «Бринкфорд», у истоков которых, как известно, стояли близкие к нынешнему Президенту политики Николай Мартыненко и Давид Жвания. Именно они, как утверждают депутаты, и дали Валерию Ясюку путевку в крымское правительство. Как бы то ни было, но на сегодняшний день именно это назначение обозреватели называют наиболее удачным.

Впрочем, как раз новые люди в СМ вызывают у политиков и журналистов меньше всего вопросов: поработают — оценят. Тем более что парламент назначил отчет правительства уже в октябре. Так получилось, что наибольшее удовлетворение от утверждения состава СМ получили представители старой власти, плавно перешедшие в новую, а не те, кто ковал ей победу.

А.Матвиенко признает, что успешное голосование стало результатом переговоров и взаимных уступок. «Если бы это был новоизбранный парламент, очевидно, что тогда было бы меньше компромиссов», — пояснил он журналистам. И с этим можно согласиться, а вот с заявлением, что при утверждении нового Совмина «мы не предали главных принципов формирования новой власти», многие уже поспорили. Причем критика звучит исключительно со стороны крымских сторонников В.Ющенко.

Благодаря откровенности народного депутата Мустафы Джемилева процесс достижения компромиссов становится прозрачнее, а их цена — определеннее. По словам Джемилева, накануне сессии лидеры меджлиса высказали свое недоумение по поводу того, что «в правительстве остаются люди, которые в период предвыборной кампании не в меру рьяно работали на провластного кандидата в президенты. Это касается министра Совета министров АРК О.Удовиной, через руки которой проходили наиболее одиозные распоряжения. Мы также выразили несогласие с тем, что весь комплекс гуманитарных проблем, в том числе комитет по делам депортированных, переходит под вице-премьера В.Дзоз, которая зарекомендовала себя далеко не как друг крымских татар». Большие претензии есть и к А.Корнейчуку, занимавшему пост первого вице-премьера, а теперь — министра АПК, «из-за которого срывались все поручения экс-президента Украины по земельному вопросу».

В ответ, утверждает М.Джемилев, премьер объяснил, что поступить иначе не может, поскольку за каждым из этих людей — голоса в парламенте, без которых правительство просто не утвердят. Переговоры могли закончиться громким скандалом: не получив, к тому же, ожидаемых кадровых предложений, Джемилев заявил, что в таком случае крымские татары вообще откажутся присутствовать во власти на всех уровнях. Матвиенко вынужден был пойти на уступки, но только в части «квоты меджлиса» — постов вице-премьера и двух министерских. Разногласия на этом не исчерпаны: если и в дальнейшем интересы репатриантов будут игнорироваться, меджлис обещает отозвать всех управленцев — крымских татар, что означает, конечно же, жесткую оппозицию. О серьезности намерений должно свидетельствовать содержимое заветной папки М.Джемилева: заявления об отставке членов правительства и других чиновников — крымских татар, а также вице-спикера Ильми Умерова. Заявления без даты, конечно.

В оппозицию готовы перейти и крымские руховцы. «Эти позорные фигуры скомпрометировали и себя, и Крым, когда принимали участие в предвыборной кампании Януковича, и не могут быть в новой власти», — заявлял их лидер Л.Пилунский, обещая пикетировать здание правительства, если Матвиенко не изменит своих планов. Лидер движения «Прозрачная власть» А.Сенченко, кроме участия министров в фальсификации выборов, называет и земельные нарушения. В.Дзоз он напоминает времена ее председательства в Массандровском поссовете, когда Никитский ботанический сад и пляжи Массандры начинали незаконно застраивать, а О. Удовиной — подготовку нашумевшего постановления СМ, по которому из заповедника было выведено 350 гектаров южнобережной земли, предназначавшихся частным фирмам. Как теперь утверждает руководство МВД, имеющим отношение к небезызвестному господину М.Курочкину.

Матвиенко утверждает, что по всем претендентам на должности в его правительстве были сделаны запросы «на причастность к уголовным делам» — все чисты. Правда, многие уголовные дела возбуждены по фактам, а не в отношении конкретных должностных лиц, а поэтому премьер не исключает, что в будущем могут возникнуть вопросы. Но тогда он первым отреагирует.

Тем временем скандальная для новой власти ситуация разворачивается в Ялте. Мэр города, член СДПУ(о) Сергей Брайко, в отношении которого возбуждено несколько уголовных дел по служебным злоупотреблениям, отстранен от исполнения обязанностей. Главным человеком в городе стал секретарь горсовета Александр Чабанов. Во время президентских выборов он был доверенным лицом В.Ющенко по округу №7. В январе, накануне инаугурации нового Президента, по предложению того же Брайко депутат и бизнесмен Чабанов стал секретарем горсовета. Теперь и.о. городского головы, при сохранении поддержки со стороны некоторых товарищей из ближнего президентского круга, может стать главным претендентом на выборах мэра. И все бы ничего, да биография у Чабанова интересная. Достоянием широкой общественности она стала еще во время президентских выборов, и понятно почему: утверждалось, что доверенное лицо Ющенко имеет судимость. Как недавно писал в своем депутатском запросе в МВД и ГПУ нардеп Ю.Кармазин, шесть лет строгого режима Чабанов получил за хищения и мошенничество в особо крупных размерах. По некоторым данным — за махинации с лесом. Правда, тогда фамилия его была Писаренко (нынешнюю он получил после женитьбы на ялтинке С.Чабановой) и описанные события происходили на Дальнем Востоке. И во время выборов, и сейчас в прессе приводится немалое недвижимое имущество, нажитое в последние годы на ЮБК семьей Чабановых, включая достаточно солидные наделы земли. Ни тогда, ни теперь никаких комментариев или опровержений от ялтинского депутата не следовало. «ЗН» удалось связаться с Александром Чабановым по телефону. Отсутствие своей реакции по поводу информации, компрометирующей и его, и новую власть, он объяснил просто: считал это ниже своего достоинства.

А.Чабанов признал, что действительно был осужден во Владивостоке, где в конце восьмидесятых — начале девяностых работал в комсомоле. И не за махинации с партиями леса. В обвинении, по его словам, фигурировали… путевки. Однако никаких шести лет строгого режима, утверждает он, не было: «отсидел всего год и три или четыре месяца, а потом суд удовлетворил апелляционную жалобу и я был освобожден». Привлечение к уголовной ответственности Чабанов считает «политическим преследованием в период развала комсомола». И фамилию, говорит депутат, он поменял не потому, что он якобы от кого-то скрывается, а по просьбе жены — чтобы сохранить ее родовую фамилию.

Информацию о двух домовладениях, нескольких квартирах, 60 гектарах земли на территории Ливадийского поссовета А.Чабанов опровергает. Подтверждает только, что имеет 3,4 сотки земли на ялтинской набережной и 4 сотки в центральной части города, где построен магазин стройматериалов. Повышенный интерес к себе объясняет происками политических оппонентов: «Когда я начал заниматься политикой, стал депутатом, ко мне возник интерес у многих, в том числе и у служб. Потому что никому не нравится человек, который приходит и начинает что-то делать».

Ставить под сомнение все сказанное А.Чабановым, равно как и доверять ему на слово, — нет смысла без подтверждения документального. Надеемся, новая власть и ее выдвиженцы это понимают, потому что в сохранении доверия избирателей заинтересованы именно они.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно