ОН ЛЮБИЛ УВЕЛИЧИВАТЬ СРОКИ

14 марта, 2003, 00:00 Распечатать

Ответить на вопрос о том, зачем Президент уселся перед телекамерой, зафиксировавшей его судьбонос...

Ответить на вопрос о том, зачем Президент уселся перед телекамерой, зафиксировавшей его судьбоносную речь о твердом намерении приступить к перекройке Основного Закона, для мало-мальски сведущего люда особого труда не составило. Прозрачность намерений гаранта, убивающего своей инициативой даже не двух, а, по меньшей мере, с десяток длинноухих созданий, очевидна. И не последнее место в этом «мартирологе», наравне с намерением подретушировать образ мудрого государственника накануне 9 марта, желанием нанести психологическую травму Виктору Ющенко из-за возникновения вероятности третьего срока и прочими «ласощами», занимает, по всей видимости, стремление активизировать чрезмерно успокоившийся в последнее время депутатский корпус. А поскольку никакой иной способ «завести» парламент главному специалисту в этой области не ведом, он и на сей раз не нашел ничего лучшего, как нанести удар по самолюбию парламентариев.

И, прежде всего, дискомфорт в этом ранимом месте депутаты должны почувствовать оттого, что вынуждены всерьез рассматривать документ, суть которого даже у наиболее преданных его автору законодателей вызывает, мягко говоря, недоумение. Как метко заметил один из посетителей интернет-форума «ЗН», относиться к президентской инициативе необходимо как к ДИАГНОЗУ. И если обсуждать отдельные положения этих инициатив, то исключительно как симптомы этого самого диагноза. Другой наш читатель посоветовал воспринимать это как попытку навязать дискуссию в городском транспорте «п’яною приблудою». Резковато, конечно, по содержанию, но по смыслу, в общем-то, безукоризненно. С одним, впрочем, уточнением: не могут народные избранники при всем своем желании отмахнуться от несущего явную околесицу господина, более того, как граждане, уважающие государственные основы, должны приветствовать его появление стоя, то есть выказывать всяческое положенное главе государства уважение.

А тут еще одно «отягчающее обстоятельство» – намерение гаранта привлечь к реализации конституционной реформы народ. Ну, во-первых, парламентарии, всего год назад на своем личном опыте имевшие возможность сравнить реальные настроения своих избирателей с результатами всенародного волеизъявления, не понаслышке знают, «как это часто не совпадает». А во-вторых, вера главы государства в мудрость и непогрешимость народной точки зрения на конституционную реформу достигла таких масштабов, что он вознамерился воплотить волю граждан, если до того дойдет, минуя избранный теми же гражданами законодательный орган. Все это принесло единственный пока видимый положительный результат от президентских инициатив – парламент, подвергнутый унижению и где-то даже оскорблению, пожалуй, впервые за год своего существования ощутил себя единым коллективным органом, а не собранием противостоящих друг другу групп и фракций. Что вылилось в принятие единодушного решения: какие бы чувства и мысли президентский указ ни вызывал, его нельзя проигнорировать, Верховная Рада должна принять мяч на свою половину поля, не дожидаясь, покуда он будет вброшен в массы. Так что на этом этапе испытанный метод внесения сумятицы и без того в нестройные депутатские ряды не сработал.

Но продлится этот этап, судя по всему, недолго. Поскольку проведенное в минувшую среду расширенное (с участием глав групп, фракций и комитетов) заседание руководящего состава Верховной Рады уже засвидетельствовало определенные разногласия по, казалось, формальному и потому малосущественному, но ключевому поводу. А именно: считать присланный в парламент главой государства документ законопроектом или нет. Несмотря на то что бумага была зарегистрирована именно как законопроект, с присвоением ему номера 3207, представители президентского окружения настаивают на том, что таковым она не является. В доказательство приводится тот факт, что над текстом значится: «Для предварительного изучения и рассмотрения». К слову, несмотря на прозвучавшие со стороны представителей пропрезидентских фракций увещевания в адрес коллег, торопящихся незамедлительно поставить «неуд» президентским новаторским разработкам, очевидным и бесспорным является то, что изучать и рассматривать текст может разве что абитуриент юридического вуза. Даже беглого взгляда на представленные в нем несколько пунктов достаточно, чтобы резюмировать: положениями, которым светит беспрепятственно собрать 300 депутатских голосов, являются лишь те, где говорится о формировании парламентом правительства, о праве Президента распускать законодательный орган в случае его неспособности справиться с этой задачей да об ограничении до десяти лет срока избрания судей. До сих пор их избрание было бессрочным.

Нежелание же сторонников Президента придавать документу статус законопроекта объясняется тем, что в этом случае он в ближайшее время может быть вынесен на рассмотрение в сессионный зал, где вряд ли соберет 226 голосов для отправки его в Конституционный суд, и, стало быть, будет похоронен. А с учетом того, что два профильных комитета, через которые подобного рода законопроекты должны проходить (правовой комитет и комитет по госстроительству), процентов на семьдесят состоят из представителей оппозиционных групп и фракций, эта вероятность еще больше увеличивается. Конечно, забота отдельных депутатов о жизнеспособности президентской законодательной инициативе понятна. Но справедливости ради не мешало бы заметить, что на официальном президентском сайте тот документ, который сегодня предварительно изучают и рассматривают народные избранники, анонсирован как проект закона Украины «О внесении изменений в Конституцию Украины». Да и в указе Президента о вынесении на всенародное обсуждение проекта этого закона говорится о внесении его же в Верховную Раду. Если, как того добиваются некоторые представители пропрезидентских сил, к рассмотрению проекта приступать только лишь после того, как о нем выскажется народ, то есть спустя два месяца, принятие его представляется абсолютно нереальным. По мнению главы парламентского комитета по вопросам местного самоуправления и государственного строительства Анатолия Матвиенко, те, кто отстаивает именно такой вариант развития событий, не желают проведения конституционной реформы вовсе. Резоны его таковы: «Приступив к обсуждению законопроекта только в мае, отправить его в Конституционный суд для вынесения определения на предмет его конституционности парламент сможет не раньше июня. Это значит, что предварительное одобрение документа 226-ю депутатскими голосами возможно только на осенне-зимней сессии. Окончательное же принятие его, уже тремястами голосами, придется тогда на следующую сессию, которая по времени совпадает с разгаром президентской избирательной кампании».

Но пока сторонникам безотлагательного рассмотрения президентских конституционных инициатив, похоже, волноваться не стоит. На упомянутом уже заседании парламентского начальства возобладала их точка зрения, которую поддержал и спикер. По сведениям, полученным от непосредственных участников посиделок, было решено, что в течение недели группы и фракции будут вырабатывать и формулировать свое отношение к каждому из положений президентского документа. Затем будет сделана попытка составить список президентских предложений, которые, по предварительным подсчетам, набирают 300 голосов. На это отводится еще две недели. В отношении дальнейших шагов парламента единой точки зрения уже не существует. По мнению одних народных избранников (такой «сценарный план» поддерживает и глава Верховной Рады Владимир Литвин), спустя три недели нужно организовать парламентские слушания по вопросу конституционных изменений. По мнению других, на основании консолидированной точки зрения парламента по поводу президентского законопроекта, полученной по результатам трехнедельной работы, нужно составить так называемое проектное задание для специальной парламентской комиссии, работающей над уже одобренным Конституционным судом законопроектом об изменениях в Основной Закон. В свою очередь, это проектное задание послужит основанием для того, чтобы учесть президентские пожелания, не вызывающие идиосинкразию у парламентариев. Есть и третьи, которые считают, что одно не мешает другому. Но с ними можно согласиться только в том случае, если принятый в результате парламентских слушаний документ не будет противоречить тому материалу, над которым работает конституционная комиссия. Вероятность совпадения их содержания низка. Можно, конечно, потом поработать над компромиссным документом, но в условиях явного цейтнота этот путь неэффективен.

Самое печальное во всей этой истории то, что при всей видимой многочисленности высокопоставленных опекунов конституционной реформы это все еще слаборазвитое дитя рискует остаться без глаза. И это в лучшем случае. Потому что если «опекунский совет» так и не сможет прийти к общему видению дальнейшей судьбы своего подопечного или, того хуже, его члены впадут в состояние конфронтации, «ребенком» могут пожертвовать. По крайней мере, такая вероятность уже декларировалась. Если Президент не будет готов пожертвовать особо дорогими его сердцу эпизодами своего законопроекта и ради их отстаивания прибегнет к каким-либо радикальным мерам, оппозиционные силы в парламенте готовы вынести лелеемый ими законопроект, уже прошедший тест Конституционного суда, на предварительное голосование. 226 голосов он наберет вряд ли, зато об идее конституционной ревизии можно будет забыть. Нет, не навсегда, а только на год. Именно столько времени Основной Закон не разрешает препарировать себя после неудачной попытки сделать это. Его в нашем случае вполне хватит для того, чтобы либо ишак сдох, либо эмир умер.

А кто, по идее, должен быть максимально заинтересован в положительном исходе процесса, так это Конституционный суд. По некоторым сведениям, именно в недрах этого замечательного органа родился текст президентского законопроекта. Доказательством чего служит положение о возрастном ограничении для судей КС, как и для членов Верховного суда, – до 75 лет, в то время как теперь возрастной ценз для этой категории служителей Фемиды достигает лишь 65 лет. И, кроме того, Президент предлагает снять ограничения относительно возможностей повторного назначения одного и того же человека судьей КС, а также ликвидировать любые ограничения относительно срока избрания председателя КС. Возможно, злые языки зря наговаривают, и авторство законопроекта принадлежит совсем другим людям. Но тогда они рассчитывают на Конституционный суд в осуществлении своих чрезвычайных планов. Для чего и приготовили «взятку».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно