ОХОТА НА БЕРЕЗОВСКОГО

9 апреля, 1999, 00:00 Распечатать

Суетливый и все же не утрачивающий вальяжности человек в холле фешенебельного парижского отеля «...

Суетливый и все же не утрачивающий вальяжности человек в холле фешенебельного парижского отеля «Крийон», возвращающийся с проведенной в зале «Габриэль» пресс-конференции, - таков новый символ российской политической реальности, непотопляемый временщик, из-за кулис уничтожающий своих оппонентов, выдумывающий самые невероятные комбинации, снующий по столицам стран СНГ, будто по провинциальным райцентрам, - одним росчерком пера превращен в изгнанника, розыском которого должен заниматься Интерпол.

Нас мало избранных...

Впрочем, в обстоятельствах выдачи санкции на арест Бориса Березовского немало странных на первый взгляд совпадений. во-первых, Березовский оказался лишь одним из преследуемых «олигархов». То, что одновременно с Березовским под прицелом Генеральной прокуратуры оказался бывший первый заместитель генерального директора «Аэрофлота» Николай Глушков, вряд ли могло кого-то удивить: в конце концов необходимо было создать для Бориса Абрамовича какое-нибудь конкретное дело, по которому он явно не мог бы проходить одним фигурантом. Но вечером того же знаменательного для Бориса Березовского дня стало известно о выдаче санкции на арест бывшего руководителя обанкротившегося после августовского кризиса банка «Столичный» Александра Смоленского. А на следующий день было начато уголовное дело против знаменитого красноярского «авторитета», председателя совета директоров Красноярского алюминиевого завода Анатолия Быкова. Смоленский считался одним из самых близких к Березовскому «олигархов». Когда сам Борис Абрамович - ввиду занятости на государственной службе - не был вхож в проводимые Борисом Ельциным и другими высокопоставленными чиновниками совещания с банкирами, его интересы там представлял именно Смоленский. Быков никогда не был человеком Березовского, хотя именно с ним Борис Абрамович провел в губернаторы Красноярского края Александра Лебедя... Однако столь яростное нападение на недавних «столпов» российского общества от Москвы до самых до окраин наводит на мысль, что охота на Березовского превратилась в тотальное истребление представителей его социальной группы - немногочисленной, значительно поредевшей и обедневшей после августа 1998-го, но все еще сохранившей неплохие связи в верхах и потому авторитетной. Не случайно бывший российский премьер Виктор Черномырдин - тот самый Черномырдин, которого Березовский чуть ли не за ручку вводил в премьерский кабинет после краха правительства Сергея Кириенко, заявил, что с делом Березовского еще нужно разобраться. Если Борис Абрамович виноват, то пусть отвечает, а если не виноват, значит нужно выявить виновных в фабрикации этого дела, сказал Черномырдин, подчеркнувший, что время, когда людей таскали в тюрьмы по недоказанным обвинениям, в России уже проходили. Но ладно Черномырдин, о симпатиях которого к Березовскому можно догадываться. Об опасности нового 1937 года после сообщения о выдаче санкции на арест Березовского сказал и московский мэр Юрий Лужков, один из главных противников Бориса Абрамовича. А это может означать, что элита сегодня думает не столько о Березовском, сколько об изменении методов политической борьбы. Если когда-то главным орудием борьбы с конкурентами были заказные убийства, а затем их сменили околокремлевские интриги, то сейчас центр сведения счетов перемещается в правоохранительные органы. Очевидно, что любой из российских политиков лучше ориентируется в битве бульдогов под ковром, чем в кабинете следователя и любой понимает, что после десяти лет реформ посадить можно ну буквально каждого - было бы желание...

Случайно ли как раз в дни, когда над Березовским сгустились тучи, руководитель президентской администрации Александр Волошин собрал силовиков и предупредил, что если кто-то из них позволит себе заявления, противоречащие позициям президента Ельцина, он будет немедленно уволен.

К тому же совершенно ясно, что конвульсирующая в судорогах дела Скуратова Генеральная прокуратура вряд ли может выглядеть беспристрастной инстанцией. На этой неделе премьер-министр Евгений Примаков однозначно высказался за отставку Юрия Скуратова с поста генерального прокурора страны. Премьера можно понять: в то время, когда он ведет «системную» борьбу против бывших хозяев жизни, Скуратов своими побегами в Государственную думу, нападками на президента и постоянным обсуждением пресловутой пленки с девочками придает всей борьбе оттенок политиканства и сведения личных счетов. Между тем у Примакова и так сегодня не лучшее время.

Летать не может

Примаков и самолет - это уже особая тема. Лайнер российского премьера, разворачивающийся по дороге в Вашингтон и берущий курс на российскую столицу, символ изменений в российской внешней политике последних недель. Самолет, так и не полетевший в Киев - у премьера разыгрался радикулит - стал индикатором нервозности российской политической элиты накануне голосования в Думе по импичменту президенту Ельцину. Накануне этого исторического события в Кремле, Белом доме и здании на Охотном ряду, кажется, забыли даже о Югославии. В кулуарах распространяются слухи о возможной отставке Примакова или кого-то из ведущих членов его кабинета. Ельцин встречается с ведущими политиками и никто не знает, о чем он с ними на самом деле говорит. Примаков остается дома и решает ехать в Киев уже после голосования по импичменту.

Березовский между тем обвиняет во всем именно Примакова. Борис Абрамович уверен, что Примаков стал воплощением борьбы за власть, которую ведут остатки бывших советских спецслужб. Человеком, повернувшим весь свой потенциал против реформ, строителем новой империи... Это не новые обвинения и их нельзя назвать беспочвенными. Беда только в том, что они исходят от человека, не гнушавшегося в своей борьбе с оппонентами никакими методами - одно только «книжное дело» команды Чубайса чего стоит! Березовский сегодня напоминает человека, блистательно подпилившего сук, на котором, в общем-то сидел не он один, и пытающегося сегодня бороться в очень неудобном положении - после падения с дерева... Конечно, на земле и на небесах методы борьбы очень разные, однако Березовскому сегодня будет очень трудно апеллировать к общественному мнению. Не случайно социологический опрос, проведенный центром РОМИР по заказу газеты «Коммерсантъ», зафиксировал, что 36,38 процента опрошенных россиян считают, что Примаков пытается отстаивать российские национальные интересы, в то время как Березовский отстаивает свои собственные. Правда, 22,78 процента опрошенных сочли, что за противостоянием премьера и бывшего исполнительного секретаря СНГ скрывается борьба двух политических группировок за контроль над СМИ и государственными структурами в преддверии выборов, а 11,28 процента уверены, что за противостоянием Примакова и Березовского скрывается противостояние Примакова и Ельцина, но тем не менее баланс взглядов явно не в пользу Березовского. Впрочем, победа над Березовским может вполне оказаться для Примакова пирровой: если Борис Абрамович окажется в камере, премьер будет выглядеть усилившимся настолько, что различные группировки в элите просто вынуждены будут объединиться против него. Однако если главной целью противников Березовского было его выдавливание из страны, то они своего добились: из-за границы Борис Абрамович выглядит куда менее влиятельной и, главное, маргинальной фигурой. И, главное - если он долго пробудет в Парижах, начнется растаскивание его странной империи, основанной на порочном принципе «управляй, не владея», не приобретай контрольных пакетов, но расставляй своих людей...

...Но пока что Березовский обещает вернуться...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно