ОБЫЧНОЕ ДЕЛО

31 января, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 31 января-7 февраля

Факт обнаружения прослушивающего оборудования в офисах народных депутатов Владимира Сивковича и Виктора Мусияки достоянием гласности сделала Генеральная прокуратура...

Факт обнаружения прослушивающего оборудования в офисах народных депутатов Владимира Сивковича и Виктора Мусияки достоянием гласности сделала Генеральная прокуратура. Ни Сивкович, ни Мусияка, написавшие заявление в Киевскую городскую прокуратуру в связи с обнаружением, в огласке до окончания проведения экспертизы заинтересованы не были. Именно экспертиза должна установить, когда именно и, возможно, кем именно были сделаны закладки в кабинетах народных депутатов. И если с жучком, обнаруженным на сувенирной елочке на столе у Владимира Леонидовича, все более или менее ясно, то со стационарным и профессиональным оборудованием, снимавшим информацию в кабинете Виктора Лаврентьевича все не так просто.

По словам Владимира Сивковича, обнаруженный в его кабинете 10 декабря «жучок» (величиной с ноготь мизинца) имел блок питания, рассчитанный на неделю работы. Израсходован запас был на половину. Из чего, впрочем, может следовать, что прослушка была установлена недавно, либо, что также вероятно, недавно был заменен блок питания. «Известно, — сообщил в интервью «ЗН» В.Сивкович,— что Виктор Лаврентьевич долгое время находился на лечении, и в его кабинете — лидера партии «Вперед, Украина» — мы часто проводили совещания. Немало разговоров в этом кабинете велось и во время предвыборной кампании. В августе—сентябре 2001 года у нас чуть ли не в полном составе бывал штаб «Нашей Украины», с которой мы определяли свои взаимоотношения.

Прослушивающее оборудование обнаружили сотрудники «Альфы», осуществляющие мою охрану по решению прокуратуры. В обязанности альфовцев входит проверять помещения, в которых я часто бываю на предмет существования в нем оборудования, при помощи которого может быть получена информация, использование которой может угрожать моей безопасности. С такими «жучками», что примостились на елочке, мне ранее приходилось сталкиваться неоднократно и горстями их выносить из дома, машины и офиса. В кабинете же у Виктора Лаврентьевича обнаружено было вот что: специалисты (а дилетанты на это не способны) свинтили плафон, прикрывающий три лампы, в бетонном потолке выдолбили дыру и подключили к электропроводке устройство величиной с телефонную трубку. Затем дыру аккуратно зацементировали, прикрыли обоями того же цвета и качества и одели плафон. Такая операция требует квалификации и 3—4 часов времени».

По словам Сивковича, получить информацию, снимаемую этим устройством, можно было и в соседних домах, если они запитаны на одну фазу. Главное, чтобы съем происходил до прохождения тока через трансформатор. Подобное оборудование стоит десятки тысяч долларов. Им еще двадцать лет назад начинало пользоваться КГБ СССР. «Сейчас, — говорит Владимир Сивкович, — необходимо определить, во-первых, срок давности закладки. По предварительной оценке сотрудников СБУ это было сделано несколько лет назад. Я бы хотел иметь более точную информацию на этот счет. Во-вторых, экспертиза, если на ее результаты никто не повлияет, должна определить номерной знак использованного оборудования. Даже если он затерт, его можно просветить. Подняв архивы, можно будет попытаться установить, кому эта техника принадлежала — СБУ или тем многочисленным организациям, которые имеют право пользоваться подобной техникой и получили ее с баланса службы безопасности. Дело в том, что наши депутаты, твердя об опасности полицейского государства, сами дали право огромному количеству структур вести оперативно-техническую деятельность. Такое право есть у СБУ, МВД, пограничников, налоговой администрации, военной разведки, таможенников, службы государственной охраны, и это, кажется, не полный перечень. Мною разработан и внесен на рассмотрение парламентом проект закона «Об изменениях к некоторым статьям закона об оперативно-розыскной деятельности». Необходимо жестко регламентировать порядок обстоятельств хранения и разрешения использования подобных устройств. По моему мнению, только одна структура может обладать подобной техникой и нести ответственность за законность ее использования. Остальные же могут обращаться к ней в случае возникновения необходимости провести оперативно-технические работы. При этом, кстати, активно должны быть задействованы суды. В нынешней же ситуации определить, кто тебя прослушивает, при таком плюрализме собственников специфического оборудования практически невозможно. Как это до сих пор, кстати, не сделали в ситуации с записанным разговором Омельченко и Ющенко. Таких примеров безнаказанности тьма».

От четкого ответа на вопрос: «Кто вас прослушивал?», — Владимир Сивкович уходит, ссылаясь на необходимость получения данных проводимой нынче экспертизы. В окружении же народных депутатов существует две основные версии. Первая заключается в проявлении любопытства в отношении планов «Вперед Украина» и «Нашей Украины» времен предвыборных баталий. Зачем брать «языка» в штабе Ющенко, когда можно в сам штаб внедрить «ухо»?

Вторая версия связана с событиями вокруг ареста Константина Григоришина, задержанного в машине народного депутата Сивковича. По некоторым данным, министр внутренних дел достаточно резко отреагировал на претензии народного депутата к милиции, в связи с чем Владимиру Сивковичу пришлось встретиться с господином Смирновым и продемонстрировать последнему ряд документов весьма щепетильного толка, после чего, говорят, и был отправлен в отставку Николай Джига. В окружении Сивковича не исключают, что продемонстрированные документы не могли оставить равнодушными министра, равно как не могли не возбудить любопытство по поводу источников информации Сивковича, определить которые каждому руководителю хотелось бы до невозможности.

Будет ли какая-то из этих версий подтверждена, общественность, надо полагать, узнает либо из пресс-релиза Генпрокуратуры, либо от самих народных депутатов.

Рынок подслушанных услуг процветает в Украине достаточно давно. Наша власть и общество уже давно стали прозрачными… для государственных и частных спецслужб. Ни одно крупное политическое или коммерческое решение не принимается без использования добытой незаконным путем информации. Плюрализм ушей дает возможность разным структурам и политическим силам получать информацию о конкурентах. Не секрет также, что основным потребителем информации уже давно является Банковая. Хотя и у некоторых оппозиционных политиков соответствующее оборудование не пылилось без дела. За 11 лет в Украине создано не просто полицейское, а тайнополицейское государство и бороться с этим гораздо сложнее, поскольку информация о чужой коммерческой, личной и политической жизни уже давно стала тем наркотиком, на который пересели политики, принимающие решения.

Информация «ЗН»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно