О ЗВЕЗДАХ, ПЛАНЕТАХ И ПЫЛЬНЫХ ТРОПИНКАХ

28 декабря, 2001, 00:00 Распечатать

«Парадом политических тел» называлась первая схема, демонстрирующая с определенной долей субъек...

 «Парадом политических тел» называлась первая схема, демонстрирующая с определенной долей субъективности степень влияния отдельных политиков и чиновников на Президента и, соответственно, степень доверия Президента к отдельным политикам и чиновникам. Судьбе было угодно, чтобы авторы политико-теневого изыска, вышедшего 12 апреля 1997 года, Александр Макаров и ваш покорный слуга, стали свидетелями реакции главы государства и его ближайшего окружения на схему, позже получившую краткое название «орбиты». Впрочем, об этом, возможно, кто-то из нас спустя годы расскажет в мемуарах. Впоследствии «Зеркало недели» несколько раз эксплуатировало удачную схематическую находку. И всякий раз убеждалось в самом живом интересе, проявляемом к вынесенным на общественный суд раскладам. Сегодня обратиться к составлению политико-космической карты впервые нас заставил не собственный интерес, а просьбы многих коллег, читателей — политологов и дипломатов. Вот мы и подумали, почему бы не сделать новогодний подарок тем, кто как и мы, за завтраком, обедом и ужином обреченно или увлеченно, но все же готов говорить о политике…

1997 год. Президент Украины Леонид Кучма уже не только знает, чего хочет, но и получил это. Уже выстроена мощная властная вертикаль, уже установлен контроль над процессами приватизации, уже создан институт фаворитов, уже определены условия, выполнив которые в этот институт можно попасть. 1997-й стал пиком системного, политического и властного роста украинского Президента. На этом пике он продержался до декабря 2000 года. С этого момента начался спад солнечной активности украинского гаранта. Как много изменилось за этот период! Сколько людей сошло с орбит! Сколько из них попали в черные дыры немилости! Сколько выбрало иные орбиты! Впрочем, одного взгляда на первую схему достаточно для того, чтобы понять, насколько активными были процессы в президентской галактике. Какой притягательной мощностью обладала звезда и что от этой мощи осталось сегодня…

Безусловно, и в 2001-м Леонид Кучма оставался самым влиятельным субъектом на политическом поле страны. Все с этим считаются, но уже несравненно меньшее число персонажей стремятся приблизиться к нему. Оставляя символический «лоток» в первой приемной, многие политики и бизнесмены стремятся разложить яйца в разные корзины: диверсификация ставок, равно как и диверсификация бизнеса, — своеобразный страховой полис в преддверии 2004 года. Массовая жесткая заявка на Президента уходит из жизни страны так же, как в свое время отмер примитивно-агрессивный рэкет. Мода меняется, а за ней не следят либо консерваторы, либо серость.

Принципиальным отличием нынешней ситуации от предыдущей является возникновение в стране нескольких звезд, вокруг которых идут процессы формирования своих, пусть пока еще не идущих в сравнение с президентской, но все же орбит. В 97-м это еще никому не приходило в голову, но сегодня своя, достаточно зависящая от расположения Президента жизнь кипит вокруг Виктора Ющенко. Экономические и политические тела группируются вокруг Рината Ахметова. Несмотря на потери последнего времени, относительно мощной притягательной силой для довольно широкого круга людей является Виктор Медведчук. За эти годы в стране сформировались бизнес-звезды, на которых Президент все еще в состоянии устроить несколько атомных взрывов, но уже вряд ли в состоянии разрушить. Другое дело, что от света появившихся звезд согреться могут далеко не все, проживающие под украинским небом, а в подавляющем большинстве случаев лишь те, кто находится на орбитах. В то же время те, кто внизу, получили право выбирать созвездия, а еще — загадывать желания, когда звезды падают…

Пожалуй, самые сильные изменения за эти годы претерпели планеты, вращающиеся на ближайшей к Президенту орбите. Если не воспринимать выражение «иных уж нет, а те далече» буквально, то это как раз о них. Вместе с тем изменилось и отношение самого Президента к понятию «близкое окружение». Его Леониду Кучме заменила семья. Во-первых, потому что своих не предают и свои не предают. По мере разочарования в тех, кто был рядом и не был кровно связан с Президентом, Леонид Кучма стал все больше прислушиваться к людям за круглым семейным столом, генерирующим свои либо ретранслирующим чужие мысли. Именно члены семьи оказались, по мнению Президента, наименее подверженными лоббированию своих интересов (что спорно) и максимально искренними в его защите (с чем не поспоришь).

Второй причиной, повлиявшей на подобную расстановку сил, стал российский опыт «семейного президентства». Впрочем, в Украине столь явного размывания президентского образа и превращения его в понятие «семья» не случилось. Именно потому, по большому счету, политическое одиночество Президента сейчас не разделяет никто. С одной стороны, это избавляет его от целого ряда обязательств, выполнять которые ему приходилось без удовольствия, с другой — отчасти ослабляет гаранта. Впрочем, укреплением позиций Президента в будущем парламенте, поговаривают, лично занялась сама Людмила Николаевна, благословившая двух состоятельных бизнесменов на поддержку похода во власть «Жінок за майбутнє».

Увеличению влияния семьи способствовало также вхождение в нее Виктора Пинчука. Один из самых состоятельных людей Украины никогда не имел своей ярко выраженной политической орбиты, но зато имел конкретные интересы, реальные возможности и достаточно четкие представления о вращающихся вокруг президентской звезды планетах. Со временем его представления стала разделять и Елена Франчук, ранее никогда не стремившаяся к участию в политической жизни. Впрочем, это вполне объяснимо. Если ваш муж — водитель в таксопарке, то волей-неволей вы будете прекрасно осведомлены о том, как себя ведет начальник колонны и сколько автомобилей по бросовым ценам приватизировал главный бухгалтер на пару с директором парка. Более того, на все происходящее в этом парке вы будете смотреть глазами мужа.

Вместе с тем укрупнение политического веса членов семьи Президента не означает, что глава государства отказался от принятия самостоятельных решений. Отнюдь. Например, он поставил Владимира Литвина во главе блока «За единую Украину», несмотря на то, что один из членов семьи настоятельно рекомендовал ему вспомнить сомнамбулическое состояние главы администрации, в которое Литвин впал на первом этапе «кассетного скандала», и не доверять Владимиру Михайловичу строительство опорного блока. Другому члену семьи не удалось добиться от Президента административной поддержки для «Команды озимого поколения» — игрушки дорогой, но пока имеющей весьма заснеженные перспективы.

Иными словами, семья в нынешних обстоятельствах стала основным госприемщиком и проводником идей, адресованных Президенту. Но далеко не всегда гарантировано эффективным.

Владимир Литвин из внешних персонажей наиболее близок к главе государства. На его глазах отмирала привязанность Леонида Кучмы к Дмитрию Табачнику, ослабевали и рвались узы, связывающие Владимира Горбулина с давним другом, пропадал президентский интерес к Александру Волкову. Владимир Михайлович пересидел всех и дождался своего часа. Президент отдает ему должное, уважает, но при этом прекрасно отдает себе отчет о пределах возможностей главы своей администрации. Литвин не стал игроком на экономическом поле и поэтому, несмотря на достаточно доверительные отношения, целый ряд вопросов из разряда ранее обсуждаемых с Волковым, с главой АП Президент не решает.

Несмотря на достаточно молодой возраст, Владимир Михайлович относится к политикам советской школы. В частности и поэтому Президент никогда не ощущал со стороны Литвина угрозы нереализованных амбиций. Их взаимоотношения крепки, как брак по расчету. Именно поэтому Президент посчитал необходимым поставить Владимира Литвина во главе блока власти, и с технологической точки зрения не прогадал.

Леонид Кучма дал возможность Владимиру Михайловичу пролоббировать создание монстровидной организации, во главе которой стал, поддерживаемый в то время и министром внутренних дел, Юрий Дагаев. С поправкой на украинский масштаб отечественный Бородин создал государство в государстве. Пользоваться продуктом жизнедеятельности этого образования простым смертным не положено. А кто является не простым, нередко решает Владимир Михайлович лично.

Своим нахождением на президентской орбите Петр Порошенко обязан не столько взаимоотношениям с гарантом, сколько с главой его администрации. На сегодняшний день он является чуть ли ни единственной осязаемой связью между Банковой и блоком Ющенко. Это произошло после того как Роман Бессмертный с порой свойственной ему категоричностью заявил Президенту о том, что он сделал свой выбор. Поле этого встречи представителя Президента в парламенте с самим Президентом постепенно стали чрезвычайно редкими. Они могут не видеться месяцами, а вот Петр Алексеевич на Банковой бывает едва ли реже, чем в штабе Ющенко. По мнению входящих в этот штаб, Порошенко оказался не лучшим организатором. Но на данном этапе его роль — роль страховой лонжи, возможно, не стоит недооценивать. Впрочем, равно как и переоценивать.

К первому вице-премьеру Олегу Дубине Леонид Данилович поистине питает сантименты, узнавая в нем себя молодого. К удачливому, амбициозному директору сначала Алчевского завода, а затем «Криворожстали» глава государства стал присматриваться достаточно давно. В свое время Президент отдал должное способности директора говорить главе государства «нет». Правда, сейчас, похоже, о такой своей возможности Олег Викторович забыл, и любое распоряжение Президента начинает выполняться еще до завершения его озвучивания. Дубина в фаворе. Он получил достаточно широкие кадровые полномочия еще при действующем премьер-министре. Назначение Виталия Гайдука на Минтопэнерго и Игорь Юшко на пост министра финансов — прямое тому подтверждение. Сегодня складывается впечатление, что именно Олег Дубина заменит после выборов Анатолия Кинаха. Если Олег Викторович до этого времени не наживет себе в новом парламенте критической массы врагов, в первую очередь за счет своего пренебрежительного отношения к массе влиятельного народа, то так оно и будет. Ведь Анатолий Кириллович Кинах так и не смог заставить Президента воспринимать себя как серьезного игрока. Зато он сумел вызвать раздражение Президента, изначально обозначив свою способность на поступок, и параллельно разочаровал либеральную часть политикума, так и не реализовав эту способность. «Смелый человек, но всего боится» — с таким определением этот неглупый и достаточно порядочный человек скорее всего и войдет в историю в ожидании предоставления второго шанса.

Кстати, о шансе. Неплохие перспективы со временем могут открыться перед помощником Президента Сергеем Левочкиным. Его лицо не знакомо читателям, но его хорошо знают все, кто хоть один раз переступал порог первой приемной. Этот весьма предприимчивый молодой человек каждый день занимается планированием президентского дня. Зачастую от него зависит, кто попадет к главе государства и какие характеристики будут сопровождать появление того или иного лица в президентском кабинете. Кстати, именно помощник Президента оказал решающее воздействие при назначении Виталия Гайдука, давно стремившегося попасть в кресло министра энергетики. Если близость с донецкой командой не сыграет с господином Левочкиным злую шутку, то страна о нем еще услышит.

О Валерии Павловиче Пустовойтенко родина слышит и знает многое, а Президент еще больше. Всепрощающий и преданный, Валерий Павлович по-прежнему вхож к главе государства. Глава НДП чуть ли не единственный днепропетровец первого призыва, оставшийся на президентских орбитах. Однако считать его мощным лоббистом не стоит, ибо Президент далеко не ко всем исходящим от Пустовойтенко предложениям относится с должным вниманием. Благодарное сострадание, пожалуй, так можно определить президентское отношение к человеку, удерживающемуся на плаву исключительно за счет бросаемых Президентом должностных спасательных кругов.

К Игорю Шарову отношение совсем иное. Ему, отдающему колоссальное количество сил на строительство блока власти, Президент отдает должное: ценит надежность, организаторские способности и политическую порядочность (в их специфическом понимании безусловно). Назвать Игоря Федоровича чрезвычайно влиятельным лицом — было бы преувеличением, однако умеренная близость с Литвином и чуткое подчинение Президенту заставляет, помимо всех остальных причин, прислушиваться к его предложениям. Поговаривают, например, что именно Игорь Шаров стал катализатором при принятии решения о назначении Юрия Кравченко херсонским губернатором. А ларчик открывался просто: по Кировоградскому округу близкого друга Игоря Федоровича (и соратника по «орготделу» «Трудовой Украины»), господина Едина, вознамерился идти имеющий там корни экс-министр внутренних дел. Проведенная Шаровым работа по спасению друга вылилась в нашумевшее назначение. Впрочем, это лишь эпизод. У Шарова есть куда большие заслуги. Не будь его, вполне возможно, что «Трудовая Украина» так бы и осталась партией, имеющей лишь свидетельство о регистрации. Да и сам блок «За единую Украину!» вряд ли бы обошелся без усилий Игоря Шарова. Такие люди нужны Президенту. Впрочем, они нужны при любой власти.

Что же касается самого блока и отношения Президента к главам партий, входящим в него, то оно весьма разнится.

О Пустовойтенко и Кинахе мы уже говорили. О Владимире Семиноженко — не стоит. Упоминая Партию регионов, достаточно будет отметить символическую близость к Президенту губернатора Донецкой области Виктора Януковича. В орбитах он представлен скорее как публичный символ своего региона. Но среди губернаторов Виктор Федорович несомненно имеет наибольший вес. Остальные губернаторы время от времени приближаются на отведенное Президентом расстояние и отдаляются, когда в общении отпадает необходимость. К донецкому же региону и его экономической глыбообразности Президент относится скорее как к объективной реальности, данной ему в ощущениях. Ни любви, ни ненависти, лишь прагматичный и взаимовыгодный диалог, который на сегодняшний день устраивает обе стороны.

Вы не найдете на орбитах ни лидера «Аграрной партии» Михаила Гладия, ни его неуемно деятельной соперницы Екатерины Ващук. Ведь мы рисуем только пять орбит. Зато удалось изменить к себе отношение Президента бывшему руководителю аппарата Павла Лазаренко Ивану Кириленко. На должности министра сельского хозяйства Иван Григорьевич расправил плечи и вырос, как показывает ситуация, не только в собственных глазах. Президент оценил его организаторские способности и беспредельную лояльность. Впрочем, что-что, а это представители Днепропетровска всегда умели демонстрировать лучше всех в стране. Не исключение и Сергей Тигипко — лидер «Трудовой Украины». Вот уже несколько лет Президент относится к Сергею Леонидовичу как к предмету, который и нести тяжело, и бросить жалко. Впрочем, от этого человека он не ожидает сознательного подвоха. Однако статус вечно подающего надежды, по всей видимости, слегка раздражает не только Президента, но и самого Сергея Тигипко. Возможно, после этих выборов ему удастся разорвать заколдованный круг и стать более самостоятельным политиком. Ведь удалось же ему это сделать в бизнесе.

Особая позиция у выбывшего из рядов властного избирательного блока Николая Азарова. После его выхода из Партии регионов в блоке стало меньше на одного человека, видящего себя президентом или премьером. Ситуация у Николая Яновича на самом деле непростая. В Донецке наиболее близкие ему люди, такие как Рыбак и Звягильский, теряют свое влияние. С держателями контрольного регионального пакета отношения не всегда определяющиеся как полное взаимопонимание. Значительное количество профессионально нажитых недругов и чуть меньшее число стремящихся занять его пост не придают Николаю Азарову уверенности в завтрашнем дне. Поговаривают, что на всякий случай Николай Янович готовит себе замену в лице своего первого заместителя Федора Ярошенко. Впрочем, решение будет принимать Президент, и если будет, то уже после выборов. И в этом вопросе Леониду Даниловичу можно только посочувствовать. Ведь решись он на замену, найти человека незаангажированного и способного удержать от развала созданную Азаровым империю будет весьма непросто.

Возможно, мы субъективны, но в число близко вращающихся около президентского тела планет мы пока не стали вписывать министра обороны Владимира Шкидченко и уже посчитали не актуальным описание положения Михаила Потебенько. Другое дело — Владимир Радченко. Всем своим видом он демонстрирует, что является котом, который гуляет сам по себе. При этом генерал армии достаточно умело скрывает златую цепь, соединяющую его с гарантом. Радченко является человеком, от которого и сам Президент не всегда знает, чего ждать. Впрочем, и сам Владимир Иванович не всегда может предвидеть все шаги Леонида Даниловича. Пожалуй, это единственное, что добавляет интриги в его скорбную работу. Ведь мы-то с вами знаем, что именно приумножают знания…

Высокий постамент и совместная выработка ряда планов, реализуемых парламентом, вводит в президентские орбиты председателя Верховной Рады Ивана Плюща. Однако это не означает, что между первым и вторым человеком в стране существует человеческая близость, беспредельное доверие и даже общие политические симпатии. Иван Степанович, равно как и Валерий Павлович Пустовойтенко, относятся к тем людям, чья активная деятельность в политике закончится вместе с эпохой Леонида Кучмы. А может быть, намного раньше, как это, правда, по другим причинам, случилось с Александром Волковым и Владимиром Горбулиным. Трагические фигуры, рвущиеся вверх, но вряд ли способные достигнуть прежних вершин ввиду обрезанных крыльев и полномочий. Правда, если быть до конца искренними, крылья им никто не обрезал. Они их сами обожгли, недопустимо близко подлетев к светилу. В утешение теперь они по праву могут считаться маленькими, но гордыми птичками.

И наконец самый спорный межпланетный тандем — Виктор Медведчук и Григорий Суркис. У информированных членов СДПУ(о) нет ни малейших сомнений в причастности Президента к тем неприятностям, которые обрушились на голову лидеров партии. Еще недавно близкие соратники главы государства нынче испытывают серьезные проблемы, даже пытаясь попасть к нему на прием. В настоящий момент их положение в орбитах не поддается четкому определению. В любой момент Президент может резко уменьшить количество световых лет, разделяющих его и Виктора Медведчука. Так же быстро Виктор Медведчук, в случае «ухода на вольные хлеба», сможет существующее расстояние резко увеличить. В этой стране все так непредсказуемо и зыбко. Впрочем, убедиться в этом мы с вами сможем через год, когда начертим новые орбиты. Причем не только президентские. А пока желаем искренне всем тепла и света. Солнечного.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно