О РОЛИ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ ДРУГОЙ ЛИЧНОСТИ

3 февраля, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №5, 3 февраля-10 февраля

На прошлой неделе заявление Виталия Масола об отставке легло на стол Леонида Кучмы. Формулировка - «в связи с уходом на пенсию по состоянию здоровья»...

На прошлой неделе заявление Виталия Масола об отставке легло на стол Леонида Кучмы. Формулировка - «в связи с уходом на пенсию по состоянию здоровья». Если эта новость, пришедшая из информированных источников, верна, то это означает, что случилось то, чего так долго добивалась президентская команда. Нервы
68-летнего премьер-министра сдали. Очевидно, даже Александр Мороз не смог удержать Масола от этого шага. К финишу Виталия Андреевича вели медленно, но уверенно. Сначала ему за спину поставили Валерия Пустовойтенко, который, будучи министром Кабинета министров, взял под контроль всю входящую и выходящую документацию. Затем, когда в президентской команде начался серьезный раскол между «опытными консерваторами» и «молодыми да рьяными», этого показалось мало. Власть премьера (не такую уж и большую) разделили между двумя первыми вице-премьерами - Марчуком и Пинзеником. Параллельно ослаб и тыл Виталия Андреевича: потеряло свое влияние и левое экс-большинство парламента, да и шестимесячный срок неприкосновенности в обмен на поддержку Кучмы во втором туре - истек. Всё громче стали раздаваться голоса о несостоятельности Масола, его неспособности проводить реформы. Бред! И бред по двум причинам: во-первых, это было ясно сразу, а во-вторых, даже если бы и захотел, то, отрезанный от организма Кабмина, из «детского манежа» своего кабинета Виталий Масол никогда бы не смог ничего решать. Но для проформы его еще пару раз «подставили», в частности с «нулевым вариантом». Затем «за скальпом» премьера послали Е.Марчука. Однако Евгений Кириллович сосредоточился на экономических аспектах деятельности фирмы «Республика» и, вопреки ожиданиям, не стал расставлять однозначные политические акценты. Это, как помнит читатель, происходило в начале января на заседании Кабинета министров, предсказывая итоги которого, российская пресса указывала на неизбежную отставку Виталия Масола. Спустя неделю переговоры с Масолом отказался вести Ниязов (интересно, сам он так решил или подсказал кто?). В результате этих и массы других, как говорят юристы, «эпизодов» Масол оказался в полной изоляции и... Когда заявление премьера будет пущено в ход - неизвестно. Хотя это уже не имеет значения, тем более теперь, когда Сергей Осыка - человек Президента на все 100%, прошедший с Кучмой и опалу, и триумф, получил полномочия вице-премьера по всем лицензионно-импортно-экспортным делам.

Всё вышеизложенное легло на бумагу отнюдь не из симпатии к политику Виталию Масолу - его повторное вхождение в игру было ошибкой изначально, и сейчас ему можно только посочувствовать как человеку, которого сначала «отдали», потом «приобрели», и снова «отдали», но уже дешевле. История Масола - это еще одно доказательство того, насколько слабой в украинской политической игре является фигура премьер-министра. Кого следующего положат на жертвенный алтарь?

В перечне кандидатур неизбежно, я бы даже сказала, традиционно называется имя непотопляемого Павла Лазаренко. Однако, смею предположить, что председателю Днепропетровского облсовета, знающему, чем обычно заканчивают премьеры в нашей стране, не захочется покидать свой заповедник застоя. Анатолий Голубченко - министр промышленности Украины всё чаще фигурирует в кулуарных дебатах как потенциальный премьер. Человек он да-а-леко не наивный, но весьма амбициозный и тщеславный. Посему не исключено, что именно он и мог бы согласиться.

Однако чаще всего в кулуарах произносится имя Евгения Кирилловича Марчука. Версию эту подхватили и журналисты. Например, в программе «Мiсто» Ольга Таукач сделала вывод: основным результатом поездки Л.Кучмы в Москву скорее всего станет замена Масола Евгением Марчуком. Небесспорное заявление, но истина где-то рядом с ним «лежала» - кандидатура Евгения Марчука действительно серьезно обсуждалась на Банковской. Настолько серьезно, что двое из ближайших соратников Президента заявили ему, что положат заявления об уходе на стол, если и.о. премьер-министра будет назначен Марчук. Почему? Осмелюсь предположить, что первый вице-премьер - это именно тот человек, которого более чем кого бы то ни было боятся в президентском окружении. По своему интеллекту, связям, опыту бывший шеф, а ныне куратор СБУ, во многом превосходит подавляющее большинство «приближенных к императору». Сегодня в Украине политиков, равных Марчуку по открывшемуся потенциалу, нет - это ясно всем. Составить конкуренцию Евгению Кирилловичу сможет разве что выходящий из спячки периода адаптации секретарь Совета национальной безопасности Владимир Павлович Горбулин.

В свое время «Зеркало недели», комментируя назначение Евгения Марчука на пост первого вице-премьера, назвало статью «Евгений Марчук - повышение или западня?» Второе слово было употреблено не случайно, поскольку бывшему председателю СБУ было поручено курировать две самые скользкие темы - российско-украинские переговоры и организованную преступность. Меня часто удивляла наивность национал-демократов, которые, заслышав украинскую речь Леонида Даниловича и пару-тройку его суверенных высказываний, мгновенно переменили свое отношение к Президенту. Но если смотреть на факты реально и не с точки зрения политиканства, а экономики, то по сути президентской командой еще ничего не было сделано для укрепления независимости Украины от России. Как красной тряпкой - проблемой Крыма и Черноморского флота - отвлекалось внимание от того, что в Украине, по крайней мере в сентябре, по словам А.Мороза, работало уже 17 российских банков, не говоря о таких «зубрах», как «Олби», «Украинский дом селенга» (читай - русский), «Гермес-финанс» и т.д. Разговоры о создании российско-украинских «транснациональных компаний» на базовых отраслях, формирующих бюджет Украины, превратились просто-таки в экономический лозунг нашего времени. Возглавляя украинскую делегацию на переговорах с Россией, Евгений Марчук не мог этого не замечать и не знать, но тем не менее, на всех брифингах и пресс-конференциях он упорно говорил об определенных успехах, достигнутых на переговорах, поддерживая президентский имидж друга Запада и Востока. И в самом деле, не мог же Марчук сказать о том, что еще во время предвыборной кампании претендент на пост Президента Леонид Кучма (без лишнего освещения в украинской прессе) встречался с Ельциным в Москве и, очевидно, кое о чем договорился. Зная об этом, отчасти можно понять выраженное в недопустимо грубой форме негодование Бориса Ельцина по поводу несговорчивости Президента Украины, которое имело место во время последнего визита Леонида Кучмы в Москву... Что касается борьбы с организованной преступностью, то, как мне представляется, в этой стране ее вести довольно-таки сложно, учитывая тот, например, факт, что послами Украины назначаются, зачастую, «доны».

Тем не менее, несмотря на ощутимое сопротивление изнутри самой Украины, Евгений Марчук смог внести определенные изменения в переговорный украино-российский процесс. Мгновенно влияние Марчука было отмечено российским МИДом, и, как по команде, в ведущих московских средствах массовой информации выскочили статьи, в которых Марчук назывался не иначе, как третий Президент Украины. Не думаю, что коллегами в данной ситуации руководила только любовь к истине и долгоиграющим прогнозам. На Смоленской площади очень хорошо просчитали, как отреагирует на подобные оценки второй Президент Украины. Нет сомнений в том, что целью подобных характеристик было вызвать внутреннюю склоку в Украине. По крайней мере, это должно было серьезно насторожить Президента. В его окружении начали поговаривать о том, чтобы вывести Марчука из игры.

Но сдвинуть Марчука оказалось не так-то просто. Правда, если нельзя сдвинуть человека, то, во всяком случае, можно убрать почву из-под его ног. Для этого есть по меньшей мере два пути - во-первых, назначить и.о. премьер-министра. Казалось бы, эффект провала обеспечен. Но, чем черт не шутит, а вдруг Марчук справится? Похоже, именно это «авось» и заставляет кое-кого из окружения Кучмы хватать Президента за руки, не давая подписать указ о назначении. А второй путь... Второй путь куда интереснее, чем первый. Зачем бомбить передовую, когда можно просто разрушить тылы и добиться того же эффекта? Очевидно, так и подумали на Банковской перед тем, как приступить к подготовке проекта Указа о реорганизации СБУ. Эта мысль витала в коридорах власти давно, но лишь сейчас, как утверждают информированные источники, она по инициативе 2-3 человек из окружения Президента может обрести «плоть». Согласно существующей идее единая Служба безопасности Украины будет разделена на три: Службу внешней разведки, Службу контрразведки, Службу правительственной связи. Плюс Служба охраны. Предполагается, что возглавят их соответственно: Валерий Маликов, Леонид Дыркач, Александр Бирсан и кто-то четвертый, чья фамилия пока не просочилась сквозь гранит президентского дворца. Предполагается, что все четыре службы будут выведены из-под курирования первого вице-премьера и подчинены президентскому комитету по безопасности. Одним словом, полное копирование российского варианта.

Формально Президент, издав такой указ, будет прав - во всем мире подобные службы не собраны в единый кулак, существуют отдельно друг от друга. Мало того, согласно Закону Украины о Службе безопасности (которого, кстати, в России во время расчленения ГБ не было), «организационная структура Службы безопасности Украины определяется Президентом Украины». Тем не менее, для того, чтобы указ Президента был легитимен, необходимо внести массу изменений непосредственно в сам закон. Пойдет ли на это Верховный Совет, которому, согласно закону, Служба безопасности подконтрольна, - другой вопрос. Хотя в случае принятия Закона о власти с парламентом никто по этому поводу советоваться не станет. Важна суть - ради чего Президент мог бы пойти на такой шаг, отдавая себе отчет в том, что дырявый украинский бюджет, который в недостаточной мере финансирует единую СБУ, должен будет делать гораздо большие отчисления на уже четыре самостоятельные хозяйственные, оперативно-технические и финансовые управления каждой из отпочковавшихся организаций? Ответ ясен: слишком большая информационная власть сосредоточена в недрах одного ведомства. Этого сосредоточения допустить нельзя. Гораздо спокойнее разделить и властвовать. Разумеется, со временем украинским спецслужбам не миновать раздела. Однако, похоже, мало кто думает о том, что реорганизация Службы безопасности в данное время и в данных политических и экономических условиях будет означать дезорганизацию не только в стане спецслужб, но и в самом государстве, ибо даже самый совершенный предложенный механизм взаимодействия не заработает сразу. Может случиться так, что в информационно-аналитическую дыру, не заполняемую ежеминутно сводками СБУ, провалится не только Евгений Кириллович Марчук... Похоже, что Президент Украины это понимает, поскольку на днях выступая на коллегии СБУ, сообщил, что не намерен расчленять спецслужбу. Тем не менее некоторые представители его команды отказываться от этой идеи, кажется, не намерены.

...Украину покидают люди: бизнесмены, политики, просто нужные стране умы. Один из таких людей близко к тексту процитировал Владимира Высоцкого, певшего о нежелании быть рабом у призрачных надежд. Но все-таки не хочется думать, что надежды на построение сильного, независимого государства призрачны. Для того, чтобы сказку, описанную в дореферендумных листовках Руха, сделать былью, необходимы действия. Их успех прежде всего зависит от того, какими «каменьями» украсит свою корону Президент Украины. Увеличится ли в ней количество драгоценных, либо будут преобладать полудрагоценные? Будет ли он ею гордиться, или же более всего переживать за то, чтобы ее не увели?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно