Новейшая история Украины: НАЧАЛО ВОЗРОЖДЕНИЯ ИЛИ ПРОДОЛЖЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ ТРАГЕДИИ?

15 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 15 сентября-22 сентября

В последние месяцы киевская власть стремиться убедить общественность, что в стране происходят качественные изменения, открывающие дорогу к преодолению кризиса и началу экономического возрождения...

В последние месяцы киевская власть стремиться убедить общественность, что в стране происходят качественные изменения, открывающие дорогу к преодолению кризиса и началу экономического возрождения. Характерной в этом отношении является опубликованная в украинской версии «Известий» (21.07.2000) обширная статья первого заместителя председателя ВР Украины В.Медведчука «История начинается…».

Он считает, что новейшая история Украины (с 1991 г.) может быть разделена на два периода. К первому относит время с 1991-го по 1999 год и характеризует его медленным, но неуклонным сползанием нашей страны в социально-экономическую пропасть, деградацией отечественного производства и катастрофическим падением всех показателей жизнедеятельности государства и общества.

При этом В.Медведчук явно преднамеренно обошел своим вниманием анализ сложившейся в стране катастрофической социально-экономической ситуации, причины ее возникновения.

Потеряв всякое чувство реальности, он назидательно ставит в пример своим оголодавшим соотечественникам самого себя. Подобное поведение возмущает даже отставную партию власти. Орган НДП «Україна і світ сьогодні» (20.05.2000) пишет о В.Медведчуке: «…Люди, которые посреди глубокого социального кризиса осмеливаются похваляться миллионными прибылями, квартирами на Кипре, гардеробами от ведущих итальянских кутюрье — спесивцы и наглецы».

Теперь В.Медведчук обещает такие же «материальные условия жизни» всем, кто станет под знамена СДПУ(о) и поддержит его властолюбивые амбиции. А амбиции эти немалые — уж никак не ниже президентского кресла.

Вину за плачевные итоги первых восьми лет независимости Украины В.Медведчук полностью возлагает на «непоследовательность, слабоволие, непрофессионализм и провинциализм значительной части украинской элиты». Причем В.Медведчук говорит об элите как о «главном украинском общественном субъекте», напрочь забывая при этом, что социально-политическая субъектность всего украинского народа в общем-то «главнее» субъектности элиты.

Я уже не говорю о том, что В.Медведчук обнаруживает очень специфическое и в целом явно небескорыстное представление о национальной элите: он смешивает элиту с властно-бюрократической номенклатурой — симбиоз власти с финансовой олигархией (своего рода «элита в законе», стремящаяся приватизировать самую государственную власть). При таком подходе любой демагог или проходимец, дорвавшийся до власти или денег, вправе причислять себя к элите. (В связи с этим хотелось бы узнать, продолжает ли украинская «элита» числить в своих рядах бывшего премьера Лазаренко, томящегося на нарах в американской тюрьме, как и многих других находящихся в бегах?).

Ясно, что такая «элита», полностью игнорирующая национальные интересы, политически деструктивна и социально опасна по самой своей сущности. Поэтому совершенно напрасно вице-спикер сетует на то, что наша элита оказалась неспособной подняться на уровень тех задач, той компетентности, ответственности и просто порядочности, который поставило перед ней провозглашение независимости Украины. Ведь ничего другого от такой элиты и не следовало ожидать — уровень этих задач она никогда не поднимала выше своих узких интересов, а масштабы ее мышления всегда ограничивались рамками личной, причем сиюминутной выгоды.

Выращенная и воспитанная в бюрократических структурах советско-партийной системы, нынешняя властная элита Украины представляет собой не более чем деградировавшую, полностью деидеологизированную часть прежней, номенклатурной, элиты, которая благодаря своей беспринципности, шкурному цинизму и моральной готовности к продажности сумела мгновенно «перестроиться», повернуть на 180 градусов руль своей личной судьбы.

Причем беспринципный конформизм, некомпетентность, несамостоятельность, лживость и трусливость являются глубоко укоренившимися в ее психике пороками воспитания, а непреодолимое желание пресмыкаться носит просто рефлекторный характер. Кстати, следует отметить дешевую амбициозность и холуйский гонор нашей власти в отношениях с Россией. Демонстрируя перед Москвой спесивую гордыню и мелочную неуступчивость по ерундовым вопросам, вместе с тем наша властная элита готова рабски пресмыкаться перед Вашингтоном, позоря себя и унижая Украинское государство, которое она представляет.

Вторая составляющая украинской элиты — олигархия, продукт социально-экономического разложения общества в ходе «перестройки» и «радикальных реформ».

Сосредоточившая в своих руках в процессе разграбления общественного богатства огромные средства, в значительной своей части криминализированная и тесно связанная с коррумпированным чиновничеством, эта часть элиты оказывает решающее воздействие на принятие государственных решений на самом высоком уровне. Так, например, шведский экономист А.Ослунг, работавший в 1994— 97 гг. советником украинского правительства, говорит в интервью радио «Свобода» (21.08.2000): «Кучма слушает олигархов, министра внутренних дел Кравченко, председателя СБУ Деркача, которые руководят своими собственными абсолютно незаконными бизнес-империями».

Олигархия активно вмешивается в государственную политику, подкупая чиновников, проникая во все органы власти (многие украинские олигархи являются по совместительству еще и депутатами ВР Украины), создавая собственные партии, призванные отстаивать экономические интересы своих хозяев.

Олигархия сегодня очень заинтересована в сильном, авторитарном (хотя и псевдодемократическом), подконтрольном капиталу государстве, способном эффективно защищать ее интересы.

С другой стороны, украинская буржуазия стремится установить режим полной бесконтрольности своих действий, требуя устранить вмешательство государства в экономические отношения даже на законодательном уровне, выступает против государственного регулирования отношений труда и капитала, стремясь добиться полной и безраздельной зависимости наемных работников от воли работодателя-капиталиста.

Даже при беглом знакомстве с программами центристских партий становится ясно, что практически все они защищают именно этот лозунг, стоят на идейных позициях буржуазно- демократического либерализма и исповедуют взгляды преимущественно крупной буржуазии. Эти взгляды давно известны: неприкосновенность частной собственности (даже если она и нажита неправедным путем), ограничение, а то и полное свертывание вмешательства государства в экономические процессы (капитал стремится к полной бесконтрольности), приоритет «прав человека» (в основном сводящихся к той же частной собственности), подмена государства неким «гражданским обществом», что фактически означает передачу функций государственной власти ассоциациям граждан.

А учитывая дезорганизацию и обнищание украинского населения, говорить сейчас о передаче «ассоциациям граждан» властных функций означает вести разговор о передаче всей власти олигархии (то есть этих «граждан» мы уже сейчас можем назвать по именам).

Поэтому можно с уверенностью утверждать, что любая украинская партия, включившая в свою программу положение о гражданском обществе, заявляющая об отказе от претензий на политическую власть, реально или потенциально является олигархической. Смысл деятельности большинства центристских партий в Украине — всего лишь лоббирование экономических интересов стоящих за ними финансово-промышленных групп и бюрократических клик, которые фактически и претендуют на всю политическую власть в стране. И вся жизнедеятельность таких партий зиждется на двух китах: финансовой поддержке олигархических кланов и административных ресурсах той части государственного аппарата, которая заинтересована в такого рода политической деятельности.

Сплошь и рядом эти партии являются просто политической надстройкой той или иной финансово-промышленной группы. Например, М.Сирота прямо говорит: «СДПУ(о), как и ранее, контролирует рынок электроэнергии, «Батьківщина» управляет газовыми потоками, а «Возрождение регионов» имеет дело с рынком нефтепродуктов…. Тигипко объединяет свой капитал с партией «Трудова Україна» и структурами Виктора Пинчука и Андрея Деркача» («УіСС», 22-28.07.00).

Да и сам А.Зинченко («Зеркало недели», 05.06.99) фактически признает, что создаваемые олигархией партии, в том числе и СДПУ(о), служат исключительно защите узко- групповых экономических интересов их «фундаторов», а функционеры и рядовые члены таких партий рассматриваются как наемники, лоббисты этих интересов.

Таким образом, в Украине происходит слияние бизнеса и политики, что представляет собой весьма опасное для общества явление — демократия выступает всего лишь как метод борьбы за власть и перераспределение собственности и властных полномочий между различными объединениями олигархов и чиновников.

Войдя в силу, украинская бизнес-элита вознамерилась приватизировать, превратить в свою частную собственность самую государственную власть, превратить ее в объект купли-продажи.

По моему глубокому убеждению, создание большинства в ВР и переход к нему всей законодательной власти свидетельствуют о том, что законотворчество утратило публичную природу, о глубоком кризисе парламентаризма в Украине, о том, что де-факто уничтожено разделение властей и что теперь власть в стране окончательно перешла к кланам и олигархическим группировкам. Инициатором создания в стране такой опасной обстановки является сама исполнительная власть во главе с Президентом.

Будущее парламентского большинства достаточно очевидно — оно существует до тех пор, пока протаскиваются законы, в принятии которых заинтересована вся украинская олигархия. Речь прежде всего идет о Земельном, Налоговом и Гражданском кодексах. Однако идиллическое единение олигархических партий большинства совершенно иллюзорно и весьма ненадежно — в любой момент обострение противоречий между бизнес-кланами может мгновенно взорвать всю шаткую блок- конструкцию правоцентристов в ВР.

Характерной особенностью нынешнего этапа является то, что борьба олигархических кланов перенесена в недра исполнительной власти: если законодательное решение парламента концептуально более или менее устраивает все бизнес-группировки, то воплощение его в практику государственного управления каждая группа стремится осуществить с наибольшей выгодой для себя и с наименьшей пользой для своих конкурентов.

Вмешательство олигархов в определение государственной политики приводит к ее полной дезорганизации, делает невозможным конструктивный и ответственный диалог Украины с ее международными партнерами.

Именно поэтому и выглядит весьма неубедительным, туманным второй аргумент, придуманный В.Медведчуком в доказательство того, что Украина вошла во второй этап своего развития: «Другой особенностью нынешнего периода является то, что все более значительное количество представителей законодательной власти начинают осознавать свое европейское, именно европейское, родство».

В.Медведчук абсолютизирует, чтобы не сказать, обожествляет западный опыт и намерен не колеблясь применить его для реформирования всех сфер украинского общества: «Я уверен, что практически все секреты преодоления нашего кризиса надо искать в Европе». При этом он начисто игнорирует исторические особенности и национальную специфику развития Украины.

В действительности притягательность Запада для новой украинской элиты, для украинских компрадоров имеет совершенно иные, никак не идеалистические причины: ведь никто из «новых украинцев» не связывает свою судьбу со своей родиной — Запад рассматривается ими как вероятный пункт эвакуации в случае социального взрыва или возможных преследований со стороны власти (пример Лазаренко достаточно нагляден).

Поэтому украинская элита действительно собирается «входить в Европу» на постоянное место жительства, но без украинского народа. Именно поэтому олигархия прячет наворованные деньги в европейских банках, предусмотрительно запасается иноземными паспортами, приобретает на Западе недвижимость, отправляет туда на акклиматизацию своих отпрысков. По существу, наша элита ведет себя, как колониальная администрация, рассматривающая беспощадный грабеж колонии (Украины) как залог своего обеспеченного будущего в метрополии (на Западе). А платой за право украинской элиты укрыться на Западе от гнева народа являются наши национальные интересы.

Поэтому украинская власть и союзная ей олигархия упорно обходят молчанием тот факт, что для такого вхождения одной веры маловато — райские ключари из ЕС требуют более солидный пропуск, и уж во всяком случае со смертным грехом бедности, неотвратимо перерастающей в нищету, Украину в Европу точно не пустят. Например, член комиссии по расширению ЕС Г.Верхеген еще в ноябре 1999 г. заявил в Европарламенте, что было бы безответственно предлагать включить Украину в число будущих членов Европейского союза. И раздраженно добавил: «Каждый, кто думает, что Украину следовало бы принять в ЕС... мог бы, наверное, выдвинуть предложение, чтобы Мексику приняли в США».

Безнадежное падение всех экономических и социальных показателей, смехотворное имитирование рыночных реформ, явное усиление антидемократизма политической системы, ее авторитаризм, возрастающее политическое могущество корпоративных кланов, коррупция госаппарата и криминализация всего общества — все эти «реалии Украины» превращают мечты украинских «реформаторов» о «вхождении в Европу» в совершеннейший абсурд.

Особо следует остановиться на чересчур бодрых заявлениях вице-спикера о том, что переизбрание Л.Кучмы похоронило «иллюзии возможной реставрации левой идеологии».

Ведь социал-демократ, каковым считает себя В.Медведчук, высказывает свою враждебность левой идеологии, хотя во всем мире социал-демократия считается политическим движением именно левой ориентации, социальной базой которой выступают не капиталисты, а люди труда. Невольно возникают сомнения в искренности социал-демократических убеждений В.Медведчука.

Если же он имеет в виду коммунистическую идеологию, то и от этого недоумение не становится меньше: по крайней мере, некорректно говорить о «реставрации» идеологии, которая находит твердую поддержку у почти сорока процентов населения Украины. Ведь именно столько (по официальным подсчетам!) проголосовало за кандидата от КПУ на последних президентских выборах.

Да и всей Европе хорошо известно, как «победил» Леонид Кучма.

Так что именно поэтому новая буржуазия не только не может игнорировать привлекательность левых идей, но и стремится использовать ее в своих интересах. Иначе власть и олигархия не пытались бы перехватить левые лозунги и идеи, не старались бы создавать трансвеститные партии, рядящиеся в коммунистические и социалистические одежды. Уже создали и ряженый «комсомол», и подсадную «КПУ(о)», хотя, похоже, сами спонсоры-создатели не особо рассчитывают на успех. Недаром «УіСС» (20.05.2000) метко окрестила СДПУ(о) «социал-миллионерией».

Следует сказать, что ни нынешней власти, ни создаваемым олигархией партиям совершенно нечего предложить украинскому народу в качестве духовного ориентира, идейной перспективы развития общества, в чисто идеологическом аспекте. И это не только мое мнение.

Так, западный исследователь Лестер Туроу пишет: «Нации объединяет или внешняя угроза, или мощная внутренняя идеология, какой и был коммунизм… Сегодня правители России и других постсоветских стран не имеют в своем распоряжении ни силы, ни идеологии» (стр.214). (Это, кстати, объясняет и то, почему власть в Украине усердно лепит образ врага — России: раз нет объединяющей идеи, попробуем, дескать, объединить народ выдуманным страхом перед «северным соседом».)

Именно поэтому суета вокруг «украинской национальной идеи» и закончилась полным провалом — нынешняя власть не в состоянии придумать объединяющую идею не то что для всего народа, но и для самой себя.

Фактически ни одна идеологическая система, экспортированная в последнее десятилетие с Запада или эксгумированная из духовных могил прошлого, не нашла в Украине существенной поддержки со стороны народа. Национализм (особенно в его радикальной, этнократической версии) не пользуется широкой поддержкой даже на западноукраинских землях, а на востоке вызывает у людей открыто враждебное отношение. Либерализм (главным образом по причине своей причастности к экономической политике «шоковой терапии») большинством населения Украины воспринимается в исключительно негативном плане.

Таким образом, напрасно наши буржуазно-либеральные оппоненты впадают в патетику, провозглашая начало нового этапа в украинской истории, — ее основные параметры и форматы развития, к сожалению, мало изменились после 1999 года, и никакого второго, вселяющего энтузиазм этапа не наступило. Сама сущность украинской властной элиты, ее социально-политическое поведение не дают никаких поводов надеяться, что она в состоянии преодолеть системный кризис, постигший нашу страну в последние годы.

В обществе все более крепнет убежденность в том, что переломить ход кризисного развития страны возможно, только отстранив альянс бюрократии и олигархии от управления государством. Именно это коммунисты Украины и рассматривают в качестве своей ближайшей политической задачи и совершенно необходимой предпосылки социально-экономического развития Украины. И только после осуществления этой задачи действительно начнется новый этап в развитии нашей страны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно