НОВАЯ КАВКАЗСКАЯ ВОЙНА: ПЕРВЫЕ ИТОГИ И ВЫВОДЫ

1 октября, 1999, 00:00 Распечатать

Анализ действий исламистских структур за последнее время показывает, что они избрали весьма расчетливую стратегию и тактику для достижения своих целей...

Анализ действий исламистских структур за последнее время показывает, что они избрали весьма расчетливую стратегию и тактику для достижения своих целей. Учитывая, что правящий ныне в Махачкале госсоветовский режим опирается на всю военно-политическую мощь РФ, на ее большую экономическую (каспийская нефть, коммуникации и т. д.) заинтересованность в сохранении нынешнего статус-кво, геополитической ориентацией избрано возвращение в лоно исламского мира. Отсюда небезосновательный расчет на его поддержку и помощь. Главным стратегическим союзником стала Чечня-Ичкерия, которая выиграла недавнюю войну с РФ и в которой исламисты укрепляют свои позиции. Этот союз опирается как на исторические корни - во время прошлой кавказской войны Дагестан и Чечня образовывали единое исламское государство, - так и на общие интересы сегодня, главный из которых - отстоять свою независимость от России.

Для реализации своих замыслов и целей КНЧД, созданный вскоре после провозглашения независимости Ичкерии, разработал общий стратегический план, нацеленный прежде всего на победу исламского движения в Дагестане, провозглашение его независимости, а затем и отрыв всего Северного Кавказа от России. План состоит из трех частей. Первая получила название операции «Гази-Муххамед» (имам Гази-Муххамед - автор идеи консолидации горских народов в единое исламское государство). Основная цель первого этапа плана - дискредитация, расшатывание и подрыв нынешнего политического строя в Дагестане. Для этого предусматривалось, помимо резкого усиления агитационно-пропагандистской деятельности, которая с каждым годом нарастала, начать и вооруженную борьбу.

Операция «Гази-Муххамед» проведена в июле-августе в два этапа. На первом был нанесен удар вооруженных формирований исламистов в Цумадинском районе. Он был избран для достижения максимального политического эффекта. Именно здесь находятся наиболее известные центры ваххабизма, в частности джамаат Эчеда, где расположено селение духовного лидера дагестанских ваххабитов Багаутдина Магомедова Слантада. Расчет был на то, что ответные удары военных и милицейских сил Москвы и Махачкалы вызовут наибольшее возмущение населения, особенно ваххабитской молодежи. В военном плане занятие нескольких цумадинских сел играло чисто отвлекающую роль, оголяя оборону других районов.

На втором этапе этой операции был нанесен основной удар - в Ботлихском районе. Здесь также ставились политические и военные цели. Первая состояла в том, что это один из самых многонациональных районов Дагестана, поэтому успех здесь должен был привлечь на сторону исламистов максимальное число этносов республики. В военном плане это был самый удобный район - горно-лесистая местность, возможность закрепиться на господствующих высотах, хорошие коммуникации - шоссе вдоль Андийского Койсу, аэродром, наилучший проход из Чечни через Харамский перевал и т.д.

Сегодня есть все основания утверждать, что обе фазы операции «Гази-Муххамед» прошли по плану и в целом достигли поставленных целей. В Цумадинском районе был создан весьма громкий «шумовой» эффект. В Ботлихском районе официальные местные структуры власти показали свое полное бессилие и недееспособность. Местные милиция и ОМОН сложили оружие, отступили к столице, а частично и перешли на сторону исламистов. Закрепившись на стратегически выгодных рубежах, отряды моджахедов при несопоставимом соотношении в военной технике и вооружении, численности, тыловом обеспечении и т.п. вели весьма продолжительные оборонительно-партизанские бои. Это создало условия для достижения и других политических задач - более высокого порядка.

Так, в одном из сел Ботлихского района, как сообщали информационные источники исламистов, 10 августа состоялось заседание ИШД, на котором была принята Декларация о восстановлении Исламского государства Дагестан.

Военные итоги операции «Гази-Муххамед» воюющими сторонами были объявлены прямо противоположными. Каждая сторона якобы достигла поставленных целей. Москва и Махачкала рапортовали о полной победе над бандформированиями и освобождении всей территории. Исламисты же заявили о большом уроне кафирам и о плановой передислокации моджахедов. Так, по официальным итоговым данным ОКДМ в ходе боев с 8 по 22 августа в Ботлихском районе Дагестана погибло 33 моджахеда, 65 получили ранения, из них 15 - тяжелые. В числе погибших - 13 чеченцев. Исламские правительственные силы Дагестана якобы уничтожили девять вертолетов и три самолета российских ВВC. Сожжено 17 единиц бронетехники, несколько автомашин «УРАЛ», большой склад с боеприпасами. Взяты трофеи: пять единиц БМП, одна гаубица, пять АГС, шесть снайперских винтовок, около 100 автоматов, девять пулеметов ПК, большое количество боеприпасов. Со стороны дагестанских моджахедов потеряны один миномет 82 калибра, 1 АГС, одна винтовка 14,5 , одна автомашина УАЗ, одна автомашина ГАЗ-66, до 200 минометных снарядов 82 калибра.

Второй этап стратегического плана КНЧД по освобождению Дагестана от российской оккупации получил название «Гамзат-бек». Это название также символично. При втором имаме Чечни и Дагестана в ХIХ в. Гамзат-беке было выявлено и физически уничтожено большинство коллаборационистов из числа местных правителей и влиятельных лиц, сотрудничавших с российскими властями. Такая же задача выдвинута на первый план сегодня.

С этой целью создан шариатский трибунал Исламского государства Дагестан, который принял специальное постановление об уничтожении главных организаторов вооруженного сопротивления установлению шариата Аллаха в Дагестане. Так, первый приговор был вынесен пяти политическим и военным руководителям Москвы и Махачкалы: Путину - ныне премьер-министру РФ, Корнукову - командующему ВВС, Казанцеву - командующему Северокавказским военным округом, Магомедову - председателю Госсовета Дагестана и Амирову - мэру Махачкалы. В соответствии с этим постановлением спецподразделению шариатского трибунала «Халиф» поручено выполнить решение трибунала без срока давности.

Что касается захвата моджахедами Новолакского района, то эта операция, как заявил Ш.Басаев, была внеплановой, с целью ослабить давление военно-милицейских сил на восставшие села Карамахи и Чабанмахи в Кадарской зоне, где почти два года власть удерживали исламисты. О скоординированности действий моджахедов говорит тот факт, что, несмотря на все заверения российских военных о взятии этих сел в плотное кольцо, большинство восставших и их руководители - религиозный лидер амир Мухтар, военный лидер бригадный генерал Джаруллах и депутат Государственной думы Надиршах Хачилаев - вышли из окружения и отступили.

Третий этап стратегического плана должен стать кульминацией борьбы за независимое Исламское государство Дагестан. Операция названа «Шамиль» - в честь имама Шамиля Гимринского, продолжателя дела Гази-Муххамеда и Гамзат-бека. При ее реализации основные силы исламистов должны занять прежде всего Кизилюртовский район, в джамаатах которого весьма прочны позиции духовного лидера Багаутдина Магомедова. В стратегическом плане этот район является ключевым. Перерезаются основные транспортные артерии, нефтепроводы, железные дороги и шоссе. С одной стороны ваххабитские джамааты Кумыкской равнины соединяются с аварскими горными областями, с другой - выводят к морю и к столице Махачкале. С северо-запада к ним примыкает Хасавюртовский район, находящийся под прямым чеченским влиянием. С севера - Ногайские степи и Кизлярский район, контролируемый братьями Хачилаевыми. Ситуация в Ногайских степях фактически идентична кумыкской. Юго-западные районы считаются уже проверенными - там моджахедам сопротивления не было.

Достижению военной победы, по мнению исламистов, должно способствовать предательство в высших эшелонах власти в Москве, а также процессы разложения в самой армии, ее недостаточная боеспособность, продемонстрированная в Чечне. В частности, ставка делается на транснациональные чеченско-грузинские группировки в столице РФ. Различные чеченские группировки якобы имеют старые и прочные связи в военной контрразведке и РУБОП МВД РФ, а грузинские - в политической элите и ФСБ.

Таким образом, согласно стратегическому плану махачкалинские власти должны быть уничтожены в пределах ближайшего года. При благоприятном исходе сразу же предусматривается вторжение в Западный Кавказ и, возможно, даже в Ставрополье, Краснодарский край и Ростовскую область. Шамиль Басаев во время своей первой после Ботлиха встречи с журналистами заявил, что Кавказ стоит на пороге «большой войны», которая будет продолжаться «до полного освобождения мусульман от Волги и до Дона». Амиром или президентом общекавказского государства исламисты предполагают выдвинуть авторитетного «нейтрального» деятеля - генерала В.Семенова. Черкесский, балкарский и даже абхазский вопросы планируется решить за счет нынешних российских территорий.

Таков общий план новой Кавказской войны. Как представляется, осуществить его второй и третий этапы исламистам будет гораздо сложнее, чем первый. Это связано не только с несопоставимым масштабом или более сложным характером задач, но и с явными просчетами при планировании. Возникают также новые тенденции в развитии ситуации в Дагестане, на Северном Кавказе и в РФ в целом, которые ранее невозможно было предусмотреть. Рассмотрим эти просчеты и возникающие проблемы подробней.

1. Ваххабиты, исламские лидеры, чеченские полевые командиры, поддержавшие идею освободительной борьбы против России и создания Исламского государства Дагестан, исходили из того, что 95% населения этой республики - мусульмане. При объявлении джихада все они, за исключением предателей-коллаборационистов, должны поддержать священную войну. Однако ее начало показало, что не все общество готово отказаться от светского государства, жить по законам «чистого» ислама. Еще больше тех, кто не желает вооруженного пути борьбы за независимость. Чеченский вариант развития событий здесь явно пробуксовывает. Отказ некоторых селений от пропуска моджахедов через свою территорию, создание отрядов самообороны и народного ополчения в Махачкале, вступивших в бой с пришлыми «революционерами-освободителями», - все это указывает на развитие событий по афганскому сценарию. То есть отрыв от РФ и победа исламизма станут здесь возможными после кровопролитной гражданской войны, масштабы и длительность которой пока трудно предсказать. Очевидно, что таких жертв и разрушений, такого хода развития событий, как в Афганистане, дагестанцы не желают.

При данном раскладе сил можно спрогнозировать, что независимость Дагестана во многом будет определяться внутриполитической ситуацией в РФ, перспективами сохранения ее целостности как федеративного государства, демократическими или иными ориентациями ее политического руководства. Большим благом для всех этносов Дагестана и русского народа было бы наличие в Москве таких лидеров, как Вацлав Гавел. Тогда самоопределение Дагестана прошло бы по примеру мирного, цивилизованного развода Чехии и Словакии. Для этого достаточно провести референдум и всем сторонам безоговорочно признать волю большинства дагестанцев, какой бы она ни была.

2. Нет сомнений в том, что крайне неблагоприятным фактором исламско-освободительного движения в Дагестане является его международно-террористическая составная. Всем понятно революционное нетерпение духовных лидеров и ваххабитской молодежи, жаждущих скорейшей свободы для своей родины. Можно оправдать сотрудничество со всеми государствами и политическими силами, готовыми предоставить для этого дела свою помощь. Но откровенное сотрудничество с такими криминально-террористическими организациями, как, например, возглавляемой Бен Ладеном, или с чеченскими бандами, похищающими людей ради выкупа, от которых отвернулся весь цивилизованный мир, - это дискредитирует любое начинание. Между тем многие СМИ сообщали, что Усама Бен Ладен в течение недели лично инспектировал лагеря исламистских формирований на территории Чечни накануне их наступления в Ботлихский район.

Естественно, нет и не может быть оправдания террору против мирных граждан, в какой бы он форме ни проявлялся, чем бы ни оправдывался или маскировался. Будь то ракетно-бомбовые или артиллерийско-штурмовые удары по дагестанским и чеченским селам, где якобы среди мирного населения прячутся бандиты, будь то взрывы жилых и общественных зданий в российских городах, якобы в ответ за убийства мирных граждан российскими войсками на Северном Кавказе. Эти варварские акции осуждены во всем мире. Террор всегда дискредитирует освободительные движения и государства. Даже в случае полной победы и провозглашения независимости Исламскому государству Дагестан из-за использования террористических методов угрожают такие же длительные международные непризнание и изоляция, как это случилось с Чечней-Ичкерией. Вместе с тем при наличии достаточных доказательств политическим лидерам РФ и непосредственным военачальникам, виновным за террор против мирных граждан, может угрожать суд Международного трибунала, как это мы видим на примере Югославии.

3. Есть немало аргументов, свидетельствующих о недооценке инициаторами и вдохновителями исламистской войны в Дагестане нынешнего уровня боеспособности Вооруженных сил и милицейских подразделений РФ. Похоже, что уроки Чечни не прошли даром, да и опыт последней войны в Югославии российскими военными усвоен. Не было ни печально известной грачевской шапкозакидательской стратегии - «одним полком...», ни безоглядной тактики навала без учета возможных потерь. Наоборот, всецело использовалось преимущество в вооружении и технике, в дело вступали наиболее подготовленные отдельные подразделения, необученные юнцы не гнались скопом «на убой», наступательные операции проводились по правилам современного боевого мастерства, накопленного в ходе последних локальных конфликтов, а не времен второй мировой.

Каков же общий итог первого этапа войны? Несомненно, военную победу одержала Москва и Махачкала. Теперь они перешли к новой тактике: военной блокаде административной границы с Чечней и нанесению упреждающих ударов по отрядам моджахедов на ее территории. Террор в русских и дагестанских городах придал всей этой войне в глазах россиян определенное оправдание и смысл, которых раньше не было. Морально-боевой дух армии окреп, в дальнейшем она будет драться ожесточенней, воспринимая эту войну как народную защиту от звериного оскала терроризма. Перспективы военной победы исламистов в Дагестане осложнились. Если только не произойдет тех же странностей, что и в Чечне, когда в самый миг военной победы российскую армию по приказу Кремля останавливали, отводили на исходный рубеж, а лавры победителя отдавались противнику.

4. Наиболее кровоточащей и нерешенной проблемой как в национальных законодательствах, так и в международно-правовом плане на сегодня является право наций, коренных народов и национальных меньшинств на самоопределение. Именно это стало причиной большинства конфликтов и войн локального и регионального характера после второй мировой войны, в том числе и самых крупных и кровопролитных в Европе - российско-чеченской, последней балканской в Югославии, а теперь и новой вспышки боевых действий на Кавказе. Именно эта проблема, и в частности правовые тупики при определении и разграничении национально-освободительной борьбы и сепаратизма, отсутствие единых обязательных правовых норм и демократических механизмов (в том числе международного контроля и воздействия на такие ситуации), - все это часто приводит к вспышкам насилия, террора, к геноциду и гуманитарным катастрофам. С подобными проблемами в той или иной степени столкнулись, кроме уже названных Российской Федерации и Югославии, Северная Ирландия и Великобритания, Испания, Турция, Франция и многие другие страны.

Для предотвращения таких конфликтов в будущем ООН необходимо принять юридически обязывающую («твердую») «Декларацию прав коренных народов». Как известно, проект этой Декларации был разработан рабочей группой Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств Комиссии по правам человека ООН еще в 1989 году, однако до сих пор он не принят. Между тем в этом проекте предложены правовые и в целом уже признанные международным сообществом демократические принципы, механизмы и гарантии реализации прав коренных народов. Это - их свободное волеизъявление, уважение их права и воли на самоопределение государственнообразующей нацией и другими государствами, применение всего арсенала санкций ООН против нарушителей демократических процедур данного процесса.

5. Перманентные вспышки кавказской войны затрагивали и будут затрагивать Украину. Северокавказский регион непосредственно граничит с восточными и южными областями - Луганской, Донецкой и Автономной Республикой Крым. Обустройство нормальной государственной (а не нынешней почти прозрачной) границы - настоятельная задача. На государственном уровне надо проявлять заботу о судьбе этнических украинцев на Северном Кавказе - оказывать им помощь, защищать, принимать на родину пострадавших и всех желающих переселиться. При обострении боевых действий, как это было в Абхазии и Чечне, потоки беженцев неизбежны, к их приему надо готовиться. Вместе с тем необходимо организовать надежный заслон от наплыва оттуда криминальных элементов, оружия, взрывчатых веществ, фальшивой валюты, наркотиков и пр. Нельзя исключать и попытки использования международными террористами территории Украины для своего транзита или как базы и убежища.

Особое внимание следует уделить экономическим интересам Украины на Кавказе, и прежде всего транспортно-коммуникационным вопросам, обеспечению безопасности пассажиров и грузов на сухопутных, морских и воздушных линиях, нефте- и газопроводов. Необходимо заранее предусмотреть и подготовить схемы изменения важных для Украины транспортных потоков при обострении или развитии кризисных ситуаций в этом регионе. Для этого необходимо использовать все имеющиеся средства - двусторонние контакты, региональные организации - ГУУАМ, ОЧЭС, возможности СНД, общеевропейских институтов, мирового сообщества. Как внеблоковое и нейтральное государство Украина может и должна инициировать все возможные шаги для предотвращения нового витка кавказской войны, ее перерастания в крупномасштабный евразийский конфликт, столкновение между исламской и славянской цивилизациями.

Учитывая, что последний - наихудший вариант развития событий непосредственно угрожает национальной безопасности Украины, особенно межнациональному согласию и стабильности в АРК, необходимо активизировать усилия для решения имеющихся проблем крымскотатарского народа, полного обеспечения его прав и насущных потребностей, укрепления стабильности и согласия в государстве и обществе.

Первый этап новой кавказской войны завершен. Но мира на Северном Кавказе как не было, так и нет. Настоящий мир придет сюда только после отказа всех заинтересованных сторон решать национально-государственные проблемы силовыми методами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно