НОРД-ОСТ

1 ноября, 2002, 00:00 Распечатать

Романтическая сказка, ставшая реальностью. Слоган спектакля В Москве любят мюзиклы. Но, покупая б...

Романтическая сказка, ставшая реальностью.

Слоган спектакля

В Москве любят мюзиклы. Но, покупая билет на трёхчасовую «романтическую сказку», нужно быть готовым к тому, что ты попадаешь в кошмар длительностью пятьдесят шесть часов. Для ста девятнадцати человек «русский мюзикл мирового класса» закончился очень скверно. Они погибли.

Сколько людей было в ДК на Дубровке, власти не могут сосчитать до сих пор. Или не хотят говорить. По разным неподтверждённым данным в момент штурма в здании было от 750 до 860 человек. Официальной информации нет даже спустя неделю после трагедии. Известно лишь количество убитых террористов. Сорок один. Спецоперацию по освобождению людей руководство страны и практически все политики называют блестяще проведённой. Мотивируя это тем, что при самом штурме все боевики были ликвидированы, а заложников, убитых террористами, было двое. А то, что сто семнадцать человек убило газом, так это последствия. Выходит, к штурму и уничтожению бандитов подготовка была хорошая, к спасению жизней отравленных людей — плохая.

Выступающие по телеканалам певцы, политики, ветераны спецподразделений дружно повторяли: «К сожалению, жертвы были неизбежны». И ещё говорили, что гибель до двадцати процентов заложников — приемлемая цифра. Может быть. Кроме тех, для кого эти проценты зовутся именами родных и любимых людей. И были ли обречены те, кто умирал на улице и по дороге в больницу? Или их можно было спасти? Медики говорят, что они готовились к минно-взрывным травмам, а применения газа не предполагали.

Название газа официально появилось в среду, 30 октября. Министр здравоохранения Юрий Шевченко заявил, что в ходе спецоперации применялся газ на основе производных фентанила. «Само по себе это вещество летальный исход вызвать не может», но его использовали «на фоне гипоксии, обезвоживания и обездвиживания людей в течение почти 60 часов, голода и тяжёлого психогенного стресса у заложников». При этом главмед России старался не смотреть в объектив камеры и не отрывал глаз от читаемой им бумаги. По Шевченко выходит, что люди умерли не от газа, а от остановки кровообращения и дыхания, которую этот же газ и вызвал.

Смотреть на выступление министра почему-то было неприятно. А анестезиолог одной из московских больниц, пожелавший остаться неназванным, рассказал, что фентанил очень часто используется в анестезии и является очень сильным средством. Как и все опиаты, способен не только оказать обезболивающее действие, но и вызвать состояние комы и смерть. Противоядием (антидотом) является препарат налоксон. По словам Шевченко, медики получили заранее более тысячи доз антидота и активно его использовали. Правда, глава Минздрава так и не сказал, где погибло больше всего людей: внутри здания или на улице, в машинах «скорых» и автобусах, на которых развозили заложников по больницам. Как скажется использование газа на здоровье людей в дальнейшем — сказать не берётся никто. Но то, что это была необходимая мера, считают и сами пострадавшие. Андрей Наумов, один из заложников, убеждён: «Нельзя было избежать ничего. Газ — это был оптимальный выход, без него погибли бы все. Спасибо «Альфе», спасибо правительству. Спасибо всем, кто нас спасал».

После того как всех развезли по больницам, узнать что-либо о своих родных стало более чем сложно. Родственники и друзья метались, пытаясь выяснить, кто где находится. Но двери и ворота девяти больниц, где находились пострадавшие, напоминали хорошо охраняемые крепости, в которые невозможно было попасть. Информация о состоянии здоровья пациентов и по сей день остаётся тайной за семью замками. На момент написания этого материала одиннадцать тел остаются неопознанными. А около сотни людей числятся пропавшими без вести — их нет ни среди живых, ни среди мёртвых. Ну куда могли «пропасть» люди из оцепленного зала и девяти больниц?! И как объяснить маленькую ложь, породившую большое недоверие? А началась она, когда всему миру показали кадры мёртвого Мовсара Бараева с посмертно вложенной в руку бутылкой коньяка. Как назвать медицинские свидетельства, выдаваемые близким погибших, где в соответствующей графе стоит запись: «Причина смерти не установлена»?

Почему никто из чиновников не говорит правду? Сколько было всего взято в заложники? Скольких освободили? Сколько оказалось в больницах? Сколько трупов? Ответов нет. А ответы необходимы, и одна из причин в том, что погибли граждане других государств. И в списке этом — наши граждане.

В заложниках оказалось 30 украинцев. Они были самой большой группой иностранцев. Первоначальные разговоры об особом отношении, отдельном содержании и первоочередном освобождении оказались липой. Посол Николай Билоблоцкий изначально сомневался в привилегированном отношении к нашим, и к тому, что террористы отпустят иностранцев: «Уже на следующий день, в пятницу, в 9.00 собрали послов и пошли. По договорённости, что вроде бы отдадут всех заложников- иностранцев. Я не верил, что это удастся. Могло быть только одно, если двери откроются и нас туда пустят, то будет ещё большее давление для того, чтобы повлиять на международное сообщество в плане выполнения требований боевиков. Вот это могло быть. Мы вернулись ни с чем, но мы использовали эту возможность. Дойдя до площади перед ДК, мы стали на черте, где была отработана процедура передачи. И уже знали, кто будет за кем. Было определено, как состоится передача, если она вообще состоится, как себя вести, и какая очерёдность стран. Но Украина была не первой, а девятой. Это было выяснено Красным Крестом на переговорах с боевиками». А ещё, кудслухам, якобы некоторые депутаты Верховной Рады пытались самостоятельно вступить в переговоры с террористами. И опять-таки, по слухам, кто-то из Москвы звонил в Турцию. А этот, из Турции, звонил тем, кто сидел в здании на Дубровке. И вроде, процесс пошёл, и украинцев собрались отпускать. Но оказалось, что местные чекисты все разговоры записывают. И нашли они московского посредника и даже арестовали. И после этого украинских заложников никто отпускать уже не собирался. Но это — слухи, разве можно им верить? А граждане Украины покинули зал театра на общих основаниях — после штурма.

В больницах оказалось двадцать шесть человек, Евгений Демченко из Донецка пропал без вести. Наталью Юхтяеву, Евгения Кочета и Григория Бурбана опознали в морге. Наталья и Евгений работали музыкантами «Норд-Оста» и жили в Москве. Одессит Григорий Бурбан пришёл посмотреть «русский мюзикл мирового класса». Рождённым в двух рубашках можно назвать тринадцатилетнего Кирилла Головенко. Нынешним летом он был одним из зрителей скниловского авиашоу. Приехав в Москву, решил сходить на «Норд-Ост» — шоу об авиаторах. Кирилл уже выписан из больницы.

Пока что неясно, будут ли российские власти компенсировать в дальнейшем возможную потерю здоровья иностранным гражданам или выплатят единоразовую компенсацию в 50 000 рублей оставшимся в живых. Так что судебные иски против исполнительной власти федерации очень возможны.

Знаменитое путинское выражение «замочить террористов в сортире» вдруг стало реальностью. Но вряд ли можно было представить, что этот сортир находится в центре Москвы и размером на тысячу мест. Москвичи, привыкшие к тому, что война, пардон, антитеррористическая операция проходит далеко, не ошиблись. Операция эта самая, таки неблизко, а террор — вот он, за дверью квартиры. Что, отпустив сына или дочь в театр, спустя сутки будешь рисовать плакат с требованием остановить войну в Чечне. А ещё через два дня будешь метаться по всем больницам, моля всех святых о том, что бы найти своего ребенка. Просто найти. Живым.

И оказывается, что доблестная московская милиция, бесплатно не пропускающая мимо себя ни один нос неславянской внешности, у себя под носом не заметила полсотни прекрасно вооружённых террористов-камикадзе. И вряд ли эти люди привезли из Чечни с собой гранатомёты, станковый пулемёт и пять 152-мм артснарядов, не говоря о такой «мелочи», как автоматы и гранаты. А если и привезли, так что — за деньги в столицу можно всё провезти? И «грязную» бомбу тоже? Где было ФСБ, рапортующее сейчас о раскрытии террористической сети в Москве, о том, что 30 пособников уже арестованы, и о том, что теракт готовили два месяца? Почему тех, кто готовил взрыв, не арестовали, или не убили хотя бы две недели назад? После штурма практически по всем каналам начали показывать зверства чеченской войны: отрезанные головы солдат, расстрелы пленных федералов, кадры с Масхадовым, Радуевым, Басаевым. Но нигде не слышно фамилий Грызлова и Патрушева. Руководство МВД и ФСБ в отставку подавать не собирается, и у народа прощения не просит.

Нью-Йорк и Бали очень далеко от Украины. Из Москвы в Киев поезд едет ночь, самолёт летит полтора часа. Страхи и ужасы террора ближе, чем можно себе представить. Обычно об этом предпочитают не думать. Плохие мысли, это верно. Но лучше плохие мысли, чем плохая реальность. Гадости приходят без стука в дверь. И иногда ходят в театр на романтическую сказку. И заканчивают её по-своему.

А центр на Дубровке и спектакль «Норд-Ост» московские власти пообещали возродить. Как символ победы над терроризмом. Правда, самих артистов не спросили, смогут ли они играть в этом зале. Ну да что тут поделаешь. Зритель всегда прав. В Москве любят мюзиклы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно