НЕРОМАНТИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

29 августа, 2003, 00:00 Распечатать

В одном из фантастических романов герой, вследствие глобальной катастрофы, оказался заброшенным в джунгли и, поселившись рядом с племенем обезьян, стал наблюдать за их жизнью...

В одном из фантастических романов герой, вследствие глобальной катастрофы, оказался заброшенным в джунгли и, поселившись рядом с племенем обезьян, стал наблюдать за их жизнью. И вот крикливое стадо обнаружило склад французского легиона и обрядилось в аксельбанты, пазументы, эполеты и орденские ленты. Это был романтический период. Потом они обнаружили склад с гранатами…

Вместо жажды знаний — жажда власти. Вместо ящиков с гранатами — Конституция. У украинского политикума закончился романтический период и, глядя на него с народной невостребованной стороны, мы вполне можем зафиксировать ряд наблюдений.

За четырьмя зайцами

Наблюдение первое: украинская элита продемонстрировала, что находится в состоянии жестокого интеллектуального кризиса, а также убедительно проявила свою несостоятельность с точки зрения прогнозирования даже собственных поведенческих реакций. Весной мы рассказывали нашим читателям о том, что Президент, находясь в состоянии сюрпляса, определяется со стратегией, призванной оптимально решить его проблемы, связанные с приближением 2004 года. Читатель помнит, что перед Леонидом Даниловичем было несколько дорог: либо «парламентско-президентская» республика со всеми двухпалатными наворотами и правом президента контролировать силовиков, либо убиение поста президента как такового и получение гарантий в форме парламентской олиргархократии, либо пролонгация собственных полномочий еще на два года, либо игра в единого кандидата от власти, нареченного преемником.

Учитывая то, что властей предержащих собственная судьба волнует куда более державных и народных интересов, нам уже тогда показалось странным, что Президент все еще не определился с генеральной линией. По идее, подготовка к ее реализации должна была начаться как минимум за два года до выборов. И что мы видим сейчас? За истекшие полгода Президент и его администрация фактически перепробовали все четыре варианта! Оказалось, что мозговой центр власти не в состоянии прогнозировать не то что реакцию населения или международной общественности, не по плечу ему просчитать, чем отзовется та или иная инициатива в 450 парламентских умах.

Первый вариант реформы, предусматривавший двухпалатность, благополучно завалился. Теперь сотни тысяч писем трудящихся, поддержавших сильного Президента, синхронизацию выборов, утверждение законов на референдуме и двухпалатный парламент, используются для того, чтобы Президент еще раз мог сказать, что народ, юристы и артисты реформу поддерживают. Главу государства нисколько не смущает тот факт, что сейчас речь идет о реформе, предполагающей однопалатный парламент, слабого президента и право парламента без никакого референдума решать, избирать народу своего главу или нет. Напомним, что между первым и третьим вариантами реформ был еще второй, предполагавший ключевым моментом пролонгацию. Именно его сейчас рассматривает Конституционный суд.

Таким образом, на сегодняшний день мы имеем провал идеи авторитарного президента и двухпалатного парламента, провал планов относительно пролонгации, провал попыток завести разговор о третьем сроке, а, кроме того, отсутствие просвета в определении единого кандидата от власти. Теперь в ход пошел последний снаряд, самый нежелательный для всех, за исключением Виктора Медведчука и, пожалуй, коммунистов. Ведь на сегодняшний день только они серьезно оторвались от других партийных структур в сфере подготовки к парламентским выборам на пропорциональной основе. По сути, разница между первыми двумя вариантами конституционной реформы и новым третьим заключается в том, что в первых двух Президент пытался остаться у власти, обеспечивая гарантии себе самому лично. Третий же вариант, сторонниками которого выступили Виктор Медведчук и Виктор Пинчук, предполагает заключение договора с Президентом о переходе власти от него к ним. Все остальные политические силы в данном процессе выглядят статистами. Если предложенная схема войдет в силу, то ключевым инструментом для достижения цели на выборах станет не админресурс, как при сильном президенте, а деньги. И олигархи, до этого момента чувствовавшие себя относительно свободными, получат полную свободу, обрезав поводок, находящийся в президентских руках.

Но проблема в том, что именно они вселятся в дом новой власти, убедительно по пути продемонстрировав собственную несостоятельность ответственно и серьезно подходить к таким понятиям, как национальные интересы, национальная безопасность и Конституция.

Последние полгода показали, что для Виктора Медведчука Конституция — это конструктор «Лего», не более того. Разновекторный конституционный процесс — это не попытка найти компромисс. Это труд, призванный обеспечить оптимальное, с точки зрения узкого круга, устройство власти, позволяющее сохранить личные капиталы и личное влияние. И, заметим, что все эти начинания и провалы почему-то называются интеллектуальными играми, хотя на самом деле по-прежнему вписываются в определение государственного иррационального авторитаризма.

На самом деле, и третий вариант реформы, предложенный Банковой, не решает существующие у нее проблемы. Впрочем, не только у нее. Разве сегодня кто-то знает, кто победит на выборах-2006? Разве сегодня кому-то могут быть даны гарантии, что парламент изберет Кучму президентом, Симоненко спикером или Медведчука премьером? Разве новый законопроект снимает вопрос конкуренции внутри президентского окружения за главный пост в стране и разве можно назвать стабильным или главным хоть один из названных трех постов? Ведь коалиция, решающая судьбу спикера, премьера и во многом Президента, в условиях отсутствия стабилизирующего фактора (сильного президента) может меняться каждые три месяца. И как следствие — менять обладателей трех главных должностей.

Рамсул Гамзатов когда-то писал: «Пить можно всем, необходимо только знать с кем, за что, когда и сколько». Конституционной реформой действительно заниматься необходимо, но имея внятные и просчитанные ответы на все выше поставленные вопросы. И в данных обстоятельствах удивляет поведение Александра Мороза, напоминающего Королька из «Обыкновенного чуда», который просил не рассказывать ему ничего о болезни принцессы. Лидер социалистов декларирует желание построить новую систему власти, игнорируя при этом очевидные вещи: данная система нынешними игроками, способными достаточно долго оставаться на политической и экономической сцене, будет использована своекорыстно. Мороз утверждает, что его не интересует подводные течения, что через десять лет система заработает как надо, и люди будут пользоваться ее благами. Иными словами, давайте посадим за руль автомобиля восьмилетнего ребенка и дадим ему право самостоятельного управления, ведь в 18 лет, когда он получит права, ему эти знания пригодятся. Вполне возможно. Вопрос только, до какого столба этот ребенок доедет и будет ли кому в 18 вручать права?

За последние полгода мы убедились в неспособности украинской элиты ответственно подходить к решению государственных вопросов, она показала свое отношение к Конституции по вызову, неспособность к державному стратегическому мышлению и результативным действиям. Теперь собран альянс под новый проект и лозунг у этого альянса прост и ясен: «Украина без Кучмы» уступила место транспаранту — «Украина без Ющенко». Именно с появлением этого лозунга стало окончательно ясно: оппозиции, с которой можно было бы считаться, в Украине нет. И это, если позволите, второе наблюдение.

Оппозиционный Вавилон

Во многом Ющенко виноват сам. В первую очередь в том, что создавая в 2001 году «широкую коалицию демократических сил», взял с собой всех, кто вскочил в поезд с мощным рейтинговым локомотивом. Большинство пассажиров мало что из себя представляли и представляют. Но зато умеют профессионально сбрасывать и отталкивать от состава нежелательных для них попутчиков.

Накручиваемый окружением, Ющенко сложно шел на переговоры с Тимошенко, Морозом и особенно Симоненко. Вместе с тем, Юлия Владимировна и Александр Александрович не теряли надежду создать тройку, а если повезет, то и четверку. Конечно же, они были правы, говоря о том, что кандидат от этой четверки легко способен победить на президентских выборах. И объединял их не лозунг «Украина без Кучмы», как утверждает г-н Погребинский, а одинаковые тяготы и лишения, перенесенные во время выборов и при попытках делать бизнес в этой стране. Только в условиях коалиции оппозиционные силы могли бы рассчитывать на какой-то контроль за ходом предстоящих выборов. Только вместе могли бы чего-то добиться в парламенте, отстоять права и свободы проголосовавших за них людей.

Для Ющенко Морозом и Тимошенко была отведена, безусловно, центральная роль. Однако лояльность и терпимость этих двух политиков Виктора Андреевича особо не занимала. Во-первых, он верил в себя, а во-вторых, поддержка единомышленников, как он небезосновательно догадывался, была не бескорыстной. Лидеры оппозиции хотели знать, на что они могут рассчитывать при президенте Ющенко. Возможно, после выборов в случае удачного результата он и смог бы свободно выбирать себе команду. Но до выборов Ющенко знал, что за ним поезд, набитый своими ходоками. И поэтому ни при каких обстоятельствах не мог публично заявить, что премьером в своем правительстве видит Тимошенко, и был бы рад Мороза или Симоненко видеть в кресле спикера. Но если лидеры все еще на что-то надеялись, а кроме того чувствовали некоторую ответственность перед народом, то их команды с иллюзиями и романтизмом распрощались очень быстро.

Особенно хорошо это видно на примере Мороза. Проявляя озабоченность его политическим трудоустройством, окружение лидера социалистов планомерно и кропотливо внушало Александру Александровичу, что лучшего президента, чем он, быть не может. И почему он должен уступать место кому-то? Тем более, если Ющенко будет кандидатом от четверки, то его люди будут вести кампанию, а соответственно и распоряжаться бюджетом…

Мысли Мороза о собственной значимости подогрела и Юлия Владимировна, которая устала стучаться в закрытую дверь Ющенко. Именно Юлия Владимировна поведала миру о том, что американцы обо всем договорились с Президентом и дали ему гарантии под преемничество Ющенко. Именно на этой легенде и родился российский вектор оппозиционной тройки, которая при поддержке Москвы строила планы взять президентское, спикерское и премьерское кресла после 2004 года. Так сказать, альтернативный американскому и президентскому вектор.

Но и внутри тройки все не так гладко и просто. Совершенно очевидно, что Юлия Тимошенко не оставляет мысли о президентстве. Ее не может не раздражать невнятность Ющенко и морозовская тяга к парламентской республике. Тимошенко уверена: она знает, что необходимо делать и как. Ее партнеры по коалиции чувствуют энергетическую разницу, но обнаруживают в себе неспособность включить одну и ту же скорость. Более того, земля полнится слухами о том, что Тимошенко вступила в переговорный процесс с СДПУ(о), и выступление против Пискуна — это их первый совместный проект. Ложная и правдивая информация, порождающая недоверие членов оппозиционной коалиции друг к другу, поступает с регулярностью сводок с фронтов. Опасаясь быть «кинутыми» лидеры начинают вести собственную игру и воспринимать вчерашних соратников как конкурентов. Команды нервничают и, подогревая амбиции лидеров, жадно ловят выгодные предложения от власти. А предложения поступают.

На сегодняшний день Мороз и Симоненко, поддерживая на колене Медведчука написанный вариант конституционной реформы, реализовывают парламентскую мечту всех демократов; Тимошенко небезосновательно видит в этом варианте реформы закрепление олигархократии и продление пребывания у власти (пусть и в другом статусе) Леонида Кучмы, а Ющенко совестит Симоненко и Мороза за то, что те вступили в переговоры с Медведчуком, при этом, кстати, ничего конкретного и альтернативного им не предлагая. А мог бы и предложить. Ведь морализаторствовать человеку, летавшему в Крым поздравлять Президента с днем рождения, как-то не с руки. ЕйБогу, не удивлюсь, если окажется, что Виктор Андреевич и на свадьбе Медведчука гульнул. Туда ведь его тоже никто не приглашал.

Таким образом, оппозиционная вавилонская башня не без участия сил сверху оказалась разрушенной и ее ваятели заговорили на разных языках. Но не будем терять надежды, ибо для нас — избирателей — чрезвычайно важно, чтобы наше право голоса было хоть как-то защищено. Сделать это сможет только оппозиция своими слаженными действиями. Возможно, пройдет какое-то время и они попытаются заговорить на общем языке, во всяком случае, смогут купить разговорник: денег-то теперь у некоторых — завались.

Лицом к лицу — спины не увидать

Впрочем, не стоит думать, что оппозиция в своей разобщенности исключительна. Пропрезидентская часть политикума — ничуть не меньший серпентарий друзей. Альянс Кучмы, Медведчука, Тигипко, Мороза и Симоненко сегодня выглядит весьма оптимистично. По сути, каждый надеется за счет новой реформы решить свой вопрос.

Кучму убедили, что подобным образом он сможет продлить пребывание у власти и не допустить победы неподконтрольных сил на выборах. Медведчук, при прохождении проекта, изничтожает фактор Ющенко, отбирая у него не только полномочия в случае победы, но и возможность самой победы на президентских выборах. Кроме того, Виктор Владимирович строит большие партийные и властные планы. И, вполне возможно, его мысли занимают отнюдь не спикерские перспективы, а пост теневого премьера — секретаря СНБОУ, которому подчиняются силовики и который имеет право придавать легитимность указам Президента, касающимся вопросов национальной безопасности. И если кто-то думает, что есть хоть один вопрос, который не входит в эту сферу, тот глубоко ошибается. Симоненко, при помощи Юлии Владимировны, избавился от имиджа провластного оппозиционера и теперь намерен бороться за один из высших постов в державе. Почему нет? Мороз, вспомнив о своей мечте, взялся за ее реализацию, возможно, в тайне надеясь хоть раз оказаться на стороне победителей, занять наконец-то в их числе должное место и дать возможность преданным людям на местах сменить купленные в 90-м году костюмы на продукцию VDOne. Сергей Тигипко как участник переговорного процесса тоже думает не о вчерашнем дне, а о том, что готов руководить исполнительной властью страны и что для этого совсем не обязательно ждать далекого 2006 года.

Однако есть игроки, которые в данной ролевой игре остались без перспективной нагрузки. Речь не о принципиальных политиках, таких как Ващук, Гапочка или Гавриш, и даже не о России и Штатах, которые при новой схеме просто не будут знать, кто в доме хозяин, кто является договороспособной и ответственной стороной в диалоге. Речь о Ющенко, Тимошенко и Януковиче.

Каждый из этих троих политиков понял, что их обошли. У Ющенко пытаются отобрать реальный шанс на победу, у Тимошенко — гипотетический. Хотя надо отдать должное, что у Юлии Владимировны отобрали и реальное достижение: ведь именно она в свое время приложила колоссальные усилия для того, чтобы наладить взаимодействие в рамках четверки и заставить власть считаться с оппозицией.

А вот у Виктора Федоровича на самом деле никто ничего не отбирал, потому что у него ничего не было. Только он об этом не знал и не знает до сих пор. Поверив в то, что его фамилия будет именно той, под которой все пропрезидентские силы поставят свои подписи в момент определения преемника, Янукович потерял бдительность. Более всего он не желал вступать в конфликты с потенциальными подписантами и терпел множественные выходки команд Медведчука и Пинчука. Янукович, подобно герою Марио Пьюзо, был убежден, что терпение — это признак силы, а не слабости. Однако он забыл о том, что безответность — это та дыра, в которую утекает власть. В какой-то момент он начал сопротивляться. Ряд подписанных президентских указов, размещавших на различные должности протеже Виктора Пинчука, Янукович отказался обеспечивать необходимым по закону представлением Кабинета министров. Более того, в начале августа он заявил о своей готовности покинуть пост премьера, что не вызвало у Президента особой реакции: мол, давай, пиши заявление. Посвященные в ситуацию рассказывают, что Виктора Федоровича от отставки спасли россияне. Причем кто вмешался, Касьянов или Кобзон, нам не ведомо. Известно только, что не Волошин. Пришедшая на помощь Москва вряд ли сохраняла для себя Януковича как политика — скорее, либо как личного друга, либо как фактор стабильности в украинском раскладе. Ведь своего приоритета Россия так и не определила, запутавшись и увязнув в многочисленных стратегиях и провальных комбинациях Банковой.

Так или иначе, но пока Янукович пытался управлять экономикой страны без внятного экономического и аграрного блоков в правительстве, пока он защищал Александра Омельченко от Президента и нефтепровод Одесса—Броды от ТНК, пока собирал подписи под коалицию своего имени, Медведчук в Крыму восстановил свое пошатнувшееся влияние на Президента, подтянул оппозиционные штыки и выкатил схему, в которой места Януковичу нет. Возможно, еще год назад Виктора Федоровича это бы устроило: свою крупную фракцию в парламенте он получит всегда. Но сегодня человек, терпевший столько унижений и убытков ради большой игры, вряд ли удовлетворится малой. Донецкие прекрасно понимают, что их кинули. А чтобы они сильно об этом не задумывались, им подготовили вторую часть зернового и первую часть топливного кризиса. Конечно же, Янукович в настоящий момент кресло премьера на принципиальную позицию не поменяет, и верные ему парламентские голоса вольются в одобрительный хор при первом голосовании за проект. Но весной, когда начнется постатейное голосование, Янукович, если и будет премьером, то, вполне возможно, совсем не таким покладистым, как недавно…

Возвращаясь к провластному Вавилону, стоит учитывать, что полномочия Президента отмеряются обратным отсчетом. Соответственно, влияние Леонида Даниловича снижается, а вот конкуренция за крупные предприятия, все еще не приватизированные, в его окружении растет, что также отразится на околопрезидентском климате. Так что прогнозировать 300-голосовую весеннюю монолитность, необходимую для принятия изменений в Конституцию, сегодня вряд ли стоит. Тем более что новый проект не снимает вопросов: а кто собственно будет премьером и сколько это премьерство продлится, кто станет новым спикером и сколько он удержится в кресле, какой масштаб передела собственности предстоит и кто его будет осуществлять? С каждым днем все большее количество людей будет пытаться найти ответы, и далеко не всегда они будут одинаковы. Пока же волею судьбы в одном окопе оказались Янукович, Ющенко и Тимошенко. Рано или поздно им придется повернуться друг к другу лицом. Но вот смогут ли они повернуться друг к другу спиной?

«Галантерейщик и кардинал спасут Францию!»

Однако нельзя не заметить и другое: вольно или невольно, но вброшенный в конце лета проект, несомненно, отвлечет внимание всего политикума от двух вещей: первая, и менее важная — письма Гончарова и связанные с ними новые обстоятельства, вскрывшиеся в деле Гонгадзе. У Мороза теперь есть уважительная причина, по которой он может этим не заниматься. Позиция Григория Омельченко в данном вопросе весьма специфична. А любой другой политик, который станет акцентировать внимание на деле, будет немедленно обвинен в попытке срыва реформы. Но вместе с тем есть основания полагать, что письма Гончарова, а также старания тех, кто таким образом напоминает Президенту о необходимости с ними считаться, глава государства не оставил без внимания. По сведениям из источников в прокуратуре, десять дней назад Президент запросил все материалы дела Гонгадзе и, изучив их, якобы, по информации из источников в СБУ, дал команду бросить дополнительные силы на расследование этого преступления. Так что сигнал, посланный Леониду Даниловичу в виде писем Гончарова, воспринят, но преломлен в неожиданном для посылавших направлении…

Вторая проблема, ушедшая в тень, — подписание сентябрьских договоренностей по ЕЭП. И, конечно же, вопрос реверса на нефтепроводе Одесса—Броды. Важность момента переоценить сложно. По сути, на сегодняшний день интересы Украины пытаются защищать исключительно представители власти: в разной степени потере экономического суверенитета пытаются противиться премьер, министр экономики, министр иностранных дел, министр энергетики. На первый взгляд, пул внушительный. Но. Ссориться с Россией и идти против Президента человек, стремящийся стать единым кандидатом, не станет. Потому жестко-последовательной позиция Януковича вряд ли сможет быть. Зленко завершает свою работу на посту министра. Впрочем, похоже, что Ермилов тоже. Кстати, именно этим обстоятельством, по всей видимости, объясняется степень публичной критики, которую оба министра в вопросах ЕЭП и реверса позволили себе в последние дни. Что касается Хорошковского, отстаивающего право Украины самостоятельно вести переговоры о вступлении в ВТО, то он, во-первых, не может сделать большего, чем уже сделал. Ибо даже высказанные им вслух сомнения по поводу логичности проекта договора по ЕЭП вызвали чрезвычайно негативную реакцию у Президента. А во-вторых, сам Валерий Иванович сегодня не знает, где же он работает: если в правительстве, то сколько он еще сможет просуществовать под одной крышей с Януковичем, не скрывающим своего недовольства работой министерства, а если, согласно подписанному, но не опубликованному указу, он уже глава Киевской администрации, то зачем ему ВТО и ЕЭП? Таким образом, мы видим, что фронт сопротивления истощается и на горизонте обозов с боеприпасами не видно. Почему? Да потому, что молчит оппозиция. Лишь один Анатолий Матвиенко выступил с предложением провести парламентские слушания по ЕЭП, что дает надежду на, казалось бы, неизбежное вмешательство Верховной Рады и ее участие в решении вопросов, связанных с национальными интересами Украины. Позволю себе спросить: а Ющенко где? Где позиция лидера «Нашей Украины»? Понимаю, очень хочется встретиться с Путиным. Но в роли кого — кандидата в президенты или кандидата в губернаторы?

По-правде говоря, и отношение главного коммуниста Украины к России лично мне абсолютно не понятно. Откуда такая любовь? Нет, по-человечески все ясно. Как личность, сформировавшаяся в Советском Союзе, Петр Николаевич может любить русский язык, петь на семейных застольях песни из кинофильма «Комсомольцы-добровольцы» и почитать российскую литературу. Все это я и сама люблю. Но, как коммунист, Симоненко должен быть, по идее, куда более пронемецким, прошвейцарским, проамериканским и прояпонским, нежели пророссийским! Ведь нынешняя Россия — это классический враг верных ленинцев: тысячи богатеют, миллионы нищают; дешевый труд — основа для суперприбыли; убогая система социальной защиты и классическая эксплуатация человека человеком.

Вот дословная цитата из интервью коммуниста и гражданина Симоненко «Киевскому телеграфу»: «Украина практически находится под контролем крупнейшего российского капитала. А экономический базис — это основа для принятия серьезных политических решений. Поэтому следует не допустить такого развития событий, при котором американцы через Ющенко станут решать вопрос установления в Украине своего политического протектората, а россияне, которые осуществляют экономический контроль, естественно, вступят в жесткий конфликт с новым украинским руководством. В таком случае заложником, жертвой снова становится народ». Как прикажете это понимать? Защитим интересы российских буржуев от американских? Насколько я помню, в перечень хороших дел, зафиксированных Моральным кодексом строителя коммунизма, лоббизм не входит. Правда, г-н Волошин, с которым Петр Николаевич встречался в Москве, мог об этих прошловековых догмах уже забыть.

С г-ном Волошиным встречался не только Симоненко, но и Александр Мороз, имеющий репутацию проевропейского политика и розового патриота. От его партии никакой внятной оценки перспектив ЕЭП не последовало. Понимаю, Сан Саныч последний месяц был занят делом всей его жизни. Но где Шибко, курирующий внешнюю линию партии? Где вездесущий Луценко? Или мы России не перечим, потому что рассчитываем на поддержку во время выборов?

Впрочем, может быть, я клевещу, и Симоненко с Морозом по отдельности встречаясь с главой администрации Путина, обсуждали проблемы урожая и перспективы роста ВВП Украины? Возможно, вообще все наши политики от оппозиции, выезжая за рубеж, пекутся исключительно о национальных интересах? Например, один это делает, не давая Дику Чейни раскрыть рта все 40 минут переговоров, а другая в течение двух часов производит неизгладимое впечатление на Владимира Путина. Интересно, пробовали ли наши претенденты на высший пост любить не себя в Украине, а Украину в себе?

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно