НАША ПРАГА ЕЩЕ ВПЕРЕДИ

22 ноября, 2002, 00:00 Распечатать

В политической биографии последнего президента Чехословакии и первого президента Чехии было достаточно событий, достойных описания в мемуарах...

В политической биографии последнего президента Чехословакии и первого президента Чехии было достаточно событий, достойных описания в мемуарах. Однако два из них заняли особое место в жизни Вацлава Гавела. И еще 20 лет назад он ни за что бы не поверил, что эти два события произойдут в его родной Праге, а он сам станет одним из их главных действующих лиц.

11 лет назад после подписания соответствующего документа В.Гавел объявил о прекращении существования организации Варшавского договора. Но даже тогда вряд ли мог предположить, что еще через десятилетие он, будучи президентом страны—члена НАТО станет хозяином саммита Североатлантического альянса, на котором получат приглашение влиться в его ряды еще семь государств. И наверняка 11 лет назад Вацлав Гавел не поверил бы, что среди этих семи стран будут не только бывшие партнеры по Варшавскому блоку, но и три бывшие республики Советского Союза.

В отличие от некоторых других европейских городов — Мюнхена, Сталинграда, Дрездена, Нюрнберга и Ялты, названия которых вызывают во многих сердцах печаль и связаны с конфликтами, трагедиями и потерями, Прага, по словам американского президента Джорджа Буша, для будущих поколений станет символом надежды.

Завершившийся вчера в чешской столице саммит НАТО стал шестнадцатой встречей глав правительств и государств альянса. В этом числе нет абсолютно ничего особенного, отметил глава НАТО лорд Робертсон. Особым, по словам генсека, является время его проведения. За 40 лет «холодной войны» у НАТО было всего 10 саммитов. За десятилетие же, прошедшее после ее завершения, лидеры государств альянса встречаются уже в шестой раз. По их мнению, со времен «холодной войны» частота саммитов удвоилась. Раньше угроза была статична, считает лорд Робертсон, и альянс действовал на «автопилоте». В последние же годы «среда безопасности» стремительно меняется, и перед НАТО появляются все новые и новые вызовы. Начиная с 1990 года, на своих саммитах альянс пытался найти на них достойные ответы.

На минувшей неделе в Праге он собрался уже с твердым убеждением, что мир изменился настолько сильно, что пора меняться и самому альянсу, ему необходима всесторонняя трансформация. Пражский саммит не мог быть похожим на все предыдущие уже потому, что это была первая встреча глав всех правительств и государств альянса после 11 сентября, после первого в истории НАТО применения пятой статьи Вашингтонского договора. Даже внешне нынешняя встреча отличалась от предыдущих: подобных мер безопасности, такого количества полиции, снайперов и беспрерывно жужжащих в небе вертолетов, пожалуй, не видела еще ни одна столица. 40 глав правительств стран НАТО и партнеров по евро-атлантическому сотрудничеству, более 2500 членов делегаций и около 3000 журналистов чувствовали себя вполне спокойно под такой охраной.

Но, безусловно, не это было самым главным отличием пражского саммита, который по праву был назван «саммитом расширения и трансформации».

Нынешнее приглашение в альянс семи государств — Болгарии, Эстонии, Латвии, Литвы, Румынии, Словакии и Словении — уникально как по количеству приглашенных, так и по их «качеству». А точнее, по коммунистическому прошлому. «Принятие этих новых членов, — сказано в политическом документе — Декларации пражского саммита, — укрепит безопасность для всех в евро-атлантическом пространстве и поможет достичь нашей общей цели — целостной и свободной Европы, объединенной в мире и на основе общих ценностей». В декларации также сказано, что переговоры с вышеуказанными государствами о присоединении будут начаты немедленно с тем, чтобы к концу марта 2003 года были подписаны протоколы о присоединении, а их ратификация была завершена в сроки, позволяющие приглашенным государствам стать полноправными членами НАТО не позднее майского саммита альянса в 2004 году. На протяжении этого периода альянс будет максимально привлекать приглашенные страны к своей деятельности и обещает кандидатам продолжить свою поддержку и помощь, в том числе и посредством Плана действия относительно членства (Membership Action Plan, MAP). Альянс также ожидает получить от приглашенных государств «расписание» реформ, в результате которых будет продемонстрирован дальнейший прогресс как до, так и после вступления новых членов в НАТО, и увеличен их вклад в общее дело альянса.

Почти все участники саммита отмечали, что нынешнее расширение структуры означает гораздо больше просто количественного увеличения его членов.

В своем выступлении перед главами правительств и государств президент Франции Жак Ширак высказал мнение, что «расширение альянса свидетельствует об окончании искусственного разделения Европы и является историческим моментом ее окончательного объединения».

Открывая в среду, в канун саммита, конференцию «Трансформация НАТО» Вацлав Гавел отметил: «Если недавнее принятие в альянс Польши, Чехии, Венгрии могло рассматриваться некоторыми как некий «пробный шар», как осторожное признание того, что что-то изменилось, или просто как уступка последствиям этих изменений, или же как акт альтруизма, то нынешнее расширение никак не может рассматриваться под такими же углами зрения». «Напротив, — считает чешский президент, — она является безошибочным знаком того, что альянс не является просто клубом ветеранов «холодной войны», слегка опасающихся развития в посткоммунистических странах, а что он действительно намерен стать организацией, окружающей всю сферу евро-атлантической культуры. Независимо от того, что кто-то когда-то претендовал на ее отдельные части и что это были за претензии. И если минувшее столетие было свидетелем того, как великие державы делили между собой маленькие и совсем маленькие европейские страны, не спрашивая их мнения, — то ли в прямой форме в виде пакта Молотова-Риббентропа, или же в непрямой — в виде ялтинских соглашений, то нынешнее расширение НАТО несет в себе однозначное сообщение: это разделение закончено раз и навсегда. Европа больше не разделена и никогда не должна делиться впредь над головами ее народов и вопреки их воле на сферы интересов или влияния».

И все же, увеличивая число членов, НАТО снова считает необходимым подчеркнуть (устами лорда Робертсона во время официального объявления о расширении), что этот шаг «не направлен против интересов безопасности какого-либо из партнерских государств». Джордж Буш, собираясь из Праги направиться в Санкт-Петербург, заранее сообщил, что намеревается сказать «своему другу Владимиру Путину»: «расширенное НАТО хорошо и для России» и ее народ «также извлечет пользу из безопасности и стабильности наций, находящихся на западе от нее». «России не требуется буферная зона защиты, ей нужны мирные и процветающие соседи, являющиеся также и друзьями. А нам нужна сильная и демократическая Россия в качестве друга и партнера, чтобы встретить новые вызовы нового столетия».

И в заявлении лорда Робертсона, и в Декларации пражского саммита НАТО однозначно дано понять: этот раунд расширения не последний. «Двери НАТО будут оставаться открытыми для европейских демократий, желающих и способных взять на себя ответственность и обязательство членства, в соответствии со статьей 10 Вашингтонского договора».

10 лет назад, вспоминает Джордж Робертсон, один из натовских дипломатов поинтересовался у польского политика, почему его страна так сильно хочет в НАТО. Ответ был прост и ясен: «мы хотим попасть в НАТО по тем же самым причинам, по которым вы не хотите выходить из него». Под этими словами, наверное, может подписаться каждый стоящий в очереди перед дверями альянса. Но очевидно, что эта очередь не может быть бесконечной. Рано или поздно все-таки альянсу придется закрыть свои двери перед чьим-то носом. Вопрос в том, кому будет принадлежать этот невезучий нос. И, как считает Вацлав Гавел, НАТО не стоит прятать голову в песок, когда этот вопрос задают.

Но фразы западных лидеров о будущих «волнах» или «взрывах» расширения альянса весьма обтекаемы. Жак Ширак, например, просто выразил удовлетворенность «процессом, инициированным в Мадриде», и сообщил, что его страна выступает «за то, чтобы его продолжать и держать двери альянса открытыми».

Британский премьер Тони Блэр в своем официальном заявлении на заседании глав государств и правительств стран—членов НАТО также подтвердил, что «этот раунд расширения не будет последним». «Двери НАТО должны оставаться открытыми и для других, кто готов к ответственности членства. Британия будет продолжать помогать тем, кто стремится к членству. НАТО должно продолжать обеспечивать стимулы для реформ и перспективы возможного членства».

Буш, как всегда, был решителен. В среду на саммите атлантического студенчества он заявил: «Каждая европейская демократия, ищущая членство в НАТО и готовая разделить ответственность с НАТО, должна быть желанной в альянсе».

Но, пожалуй, самым откровенным в этом вопросе был все-таки сам Гавел, посвятивший границам расширения значительную часть своего доклада на конференции «Трансформация НАТО»: «Я уверен, что расширение НАТО имеет политические границы и переступание через них приведет к тому, что весь этот институт будет лишен своего смысла. НАТО, как я его вижу, кроме всего прочего, организация регионального характера. Она окружает очень специфическую сферу цивилизации, которую принято называть евро-атлантической, евро-американской или просто западной. Страны внутри этой сферы имеют похожую историю, похожие традиции, похожую культуру, подобные политические системы и подобное восприятие ценностей и положения человечества во Вселенной. В то же время эта сфера соответственно ясно ограничена географическими рамками. Вот почему никто не будет думать о том, чтобы предложить членство в альянсе Новой Зеландии, которая, очевидно, ближе Британии в цивилизационных понятиях, чем такая страна, как Албания, хотя Албании, без сомнения, это членство будет предложено рано или поздно. С другой стороны, Россия составляет значительную часть Европы, но представляет собой евразийскую державу с таким своеобразным характером, что ее членство в НАТО вообще не имеет смысла, поскольку его единственным результатом может быть глубокое взаимное ослабление двух тел и уменьшение их партнерства до исчезновения».

Так где же начинается, где заканчивается эта описанная Вацлавом Гавелом «культурная сфера», которую должно очертить НАТО? Сам чешский президент отвечает так: «На Западе линия, очевидно, проходит вдоль границ между Соединенными Штатами и Мексикой. Меньше уверен насчет восточной границы. Многое зависит не только от стратегического мышления организации, но и от самовосприятия каждой нации. И широкая дискуссия по этому вопросу, очевидно, уже назрела. Единственное, что кажется мне определенным на данный момент, это то, что, как уже приглашенным НАТО государствам, членство в альянсе должно быть рано или поздно предложено и остальным балканским странам — Хорватии, Албании, Македонии, Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговине — и что об этом должно быть ясно заявлено уже сейчас».

Об Украине Вацлав Гавел не упоминал.

Впрочем, до вчерашнего дня об Украине вообще мало кто говорил в пражском конгресс-центре. Натовские чиновники, которых мы пытались расспрашивать в неформальной обстановке о том, как будет воспринят в НАТО возможный приезд Леонида Кучмы, иногда поднимали брови и нарочито удивленно спрашивали: «А кто такой Кучма?», иногда просто отмахивались: «Да надоело нам уже все это! Надоели постоянные украинские неожиданности! Все, хватит! У нас сейчас достаточно своих собственных важных дел». На пресс-конференции по завершении заседания глав государств и правительств стран—членов альянса в четверг лорд Робертсон на вопрос британского журналиста «А приедет ли Кучма в Прагу?» явно устало и с неохотой ответил: «Я знаю только, что заседание комиссии Украина—НАТО должно пройти на уровне министров иностранных дел. А украинский президент по-прежнему знает, что на него ложится тень возможной сделки с Ираком. Некоторые вопросы американских и британских экспертов по-прежнему остаются без ответов украинской стороны». Гораздо больший интерес к появлению Леонида Кучмы в Праге проявляли журналисты. К нам достаточно часто подходили коллеги из других стран и интересовались, как такое может прийти в голову — «явиться туда, где тебя не только не ждут, но и всячески дают понять, что гость ты нежеланный. Наших западных коллег ситуация явно развлекала, и они интересовались, не смешно ли нам. Но нам смешно уже не было. Хотя бы потому, что отношениями Украины с НАТО у нас никто не интересовался. Даже пражские таксисты были в курсе, что Кучму в Праге видеть не хотят и что он «недемократичный президент», «нарушающий права человека», после чего разговор плавно переходил к Лукашенко.

На фоне такого единодушно звучавшего нежелания видеть в Праге Леонида Кучму, контрастно прозвучало заявление президента Словакии Рудольфа Шустера. В четверг на своей пресс-конференции, он неожиданно выступил в защиту украинского Президента и отвечая на вопрос «Желателен ли был Кучма в Праге?», сказал следующее: «Я не думаю, что он был нежелателен. Мы разговаривали об этом и с польским президентом Александром Квасьневским, и с другими, но мнения различаются».

Премьер Дзуринда, также присутствовавший на пресс-конференции, никак не прокомментировал это заявление Шустера, как и остальные, очевидно, удивленные словакские дипломаты. Тем не менее Шустер заявил: «До сих пор мы были в хороших отношениях. Должны ли мы нападать на человека, который был еще вчера нашим другом и все еще остается нашим другом, из-за подозрений, которые не были доказаны, а только были оглашены». Он объяснил такое свое отношение к Кучме тем, что до сих пор они были друзьями и что его пугают возможные ухудшения отношений с Украиной: «Украина по-прежнему остается соседом Словакии, и поэтому мы должны сотрудничать и поддерживать друг друга. И поэтому не дайте нам захлопнуть дверь».

Наверное, не только желание заранее подготовить почву для своего визита в Украину, который, как ожидается, состоится-таки в начале декабря, были причиной для того, чтобы публично произнести слова поддержки. Возможно, свою роль в этой неожиданной поддержке сыграло прошлое Словакии, когда во главе страны стоял авторитарный и пророссийский Владимир Мечиар, что надолго закрыло словакам дорогу в НАТО. Во всяком случае, такой вывод напрашивается, когда слышишь слова Шустера: «Личности приходят и уходят, а страны остаются вечными. Поэтому Словакия всячески должна поддерживать демократические процессы в целом, а также в случае Украины и Беларуси. Безотносительно того, какие политические фигуры находятся на этом этапе у власти».

Но проблемы, связанные с тем, что украинский Президент был фигурой маложелательной для общения, возникали почти постоянно. Например, с рассаживанием глав делегаций стран–участниц Совета евро-атлантического партнерства во время его заседания. Если следовать английскому алфавиту, то Кучма должен был бы сидеть между Бушем и Блэром. Что, как очевидно, не очень устраивало американскую и британскую делегации, обвиняющих украинского Президента в сотрудничестве со злейшим врагом Соединенных Штатов и Великобритании Саддамом Хусейном. Позже пошли разговоры о том, что предпочтение будет дано французскому алфавиту: ведь официальный язык НАТО не только английский, но и французский. В результате членов НАТО и кандидатов и просто партнеров посадили отдельно, и ближайшим западным соседом Кучмы был Х.Солана. Как позже проинформировал официальный сайт саммита НАТО, это было сделано все из-за того же Леонида Кучмы.

Впрочем, все сказанное не означает, что Кучма проводил время в Праге в одиночестве. Он побывал на приеме у Вацлава Гавела в четверг вечером. Прием был устроен для глав правительств и государств стран–членов НАТО. Первый канал чешского телевидения показал Кучму, сидящего через один стул от Буша, а между ними сидел Назарбаев, с которым Буш оживленно беседовал. К тому же, по словам президентского пресс-секретаря Алены Громницкой, Л.Кучма встретился не только с главами государств некоторых стран СНГ, но и с президентами и премьерами Италии и Литвы, а также с Джорджем Робертсоном и Хавьером Соланой.

Кстати, Леонид Кучма выступил на заседании СЕАП с коротким заявлением, в котором сказал, что «сегодня Украина обращается за поддержкой в главных устремлениях полноправного членства в организации Североатлантического договора. Наше государство стремится выйти на качественно другой уровень диалога с НАТО. Потому что у Украины впереди свой долгий путь к своей Праге».

Но как бы ни значим был фактор Кучмы в Праге (прежде всего, для самого украинского Президента), главным все же было заседание комиссии Украина—НАТО (КУН) на уровне министров иностранных дел.

Заседанию КУН предшествовало включение в Декларацию пражского саммита отдельного пункта по Украине. В документе буквально сказано следующее: «Мы остаемся верны прочным отношениям Украины с НАТО на основе Хартии об особом партнерстве. Мы отмечаем украинскую решимость продолжать полную евро-атлантическую интеграцию. Поддерживаем Украину в выполнении всех необходимых реформ, включая и усиление экспортного контроля для достижения этой цели. Новый план действий, который мы принимаем с Украиной, — это важный шаг вперед. Он определяет политическую, экономическую, военную и другие сферы реформирования, в которых Украина обязуется достигнуть дальнейшего прогресса и в которых НАТО будет продолжать оказывать ей помощь. Продолжение прогресса в углублении и расширении наших отношений требует однозначной преданности Украины ценностям евро-атлантического сообщества».

И хотя украинские дипломаты, как показалось, остались довольны этим пунктом, обращает на себя внимание тот факт, что в документе отмечается, но не приветствуется украинская решимость продолжать полную евро-атлантическую интеграцию. И в то время как на пресс-конференциях и в своих выступлениях г-н Зленко говорит о членстве в НАТО, натовская сторона употребляет исключительно выражения о полной евро-атлантической интеграции. Это лишь подтверждает: разница в терминах говорит о том, что она еще не готова реагировать на наши заявки.

К сожалению, заседание КУН началось на десять минут позже намеченного. И Колин Пауэлл, который пришел первым из министров иностранных дел, как только заседание началось, и сделал заявление, сказав буквально следующее: «Я глубоко сожалею, что должен уезжать, поскольку президент Буш уже едет в аэропорт. Я только хочу заявить, что мы рады здесь присутствовать (на заседании комиссии Украина—НАТО. — Т.С.) и у нас есть заявление, которое прочтет мой помощник. Министр Зленко и я будем оставаться в тесном контакте». И повторил еще раз: «Я намереваюсь оставаться в тесном контакте с вами».

По результатам заседания было принято два важных документа — План действий Украина—НАТО и ежегодный План целей. (Но, как и предполагало «ЗН» в предыдущих публикациях, политическая декларация, в которой говорилось бы о начале интенсифицированного диалога, так и не была принята. Но в кулуарах американская сторона говорит, что к этому вопросу можно будет вернуться через полгода.)

По завершении заседания комиссии заместитель генсекретаря НАТО по политическим вопросам Алессандро Рицца заявил журналистам, что он рад сообщить, что сегодня министры приняли План действий Украина—НАТО в соответствии с решением от 15 мая этого года поднять отношения Украина—НАТО, основанные на Хартии об особом партнерстве, на качественно новый уровень. План действий обеспечивает основу для интенсифицированных консультаций и сотрудничества в политической, экономической, военной и оборонной сферах. Это подкреплено ежегодным Планом цели на 2003 год. Союзники по НАТО будут поддерживать реформы, оказывая помощь Украине, делясь своими оценками и опытом. В этом контексте министры альянса отмечают обязательства Украины проводить все реформы, необходимые для достижения украинской конечной цели — полной евро-атлантической интеграции. Отражая цели Плана действий, министры призывают Украину провести энергичные реформы путем укрепления демократии, верховенства права, соблюдения прав человека и рыночной экономики, особо подчеркивая, что дальнейшее реформирование сферы обороны и безопасности остается исключительно важным. На заседании не был достигнут консенсус относительно доклада и деталей передачи радарных систем из Украины в Ирак. Подчеркивая стратегическую важность углубленных отношений особого партнерства Украины с НАТО для безопасности и стабильности евро-аталантического региона, министры пришли к выводу, что прозрачность и доверие были незаменимыми характерными чертами и будут оставаться крепкой основой совместных ценностей.

Хотя Украине и не удалось достичь всего, что планировали в Праге, министр иностранных дел Украины Анатолий Зленко сказал, что сегодня встреча вселяет в него оптимизм и что партнерство Украины и НАТО имеет хорошие перспективы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно