НАМ СНИЗУ ВИДНО ВСЕ. ТЫ ТАК И ЗНАЙ!

30 мая, 2003, 00:00 Распечатать

Это в своей кулуарной деятельности среднестатистический представитель отечественного политбомонда руководствуется принципом «Общественное мнение — это мнение тех, кого никто не слушает»...

 Это в своей кулуарной деятельности среднестатистический представитель отечественного политбомонда руководствуется принципом «Общественное мнение — это мнение тех, кого никто не слушает». В публичном же споре аргумент «Таково мнение народа» являет собой наиболее весомый довод. Этим козырем кроются любые приведенные перед тем неопровержимые доказательства, стройные логические схемы и красноречивые математические выкладки оппонента. Правда, при одном условии — если он, оппонент, не попросит: «А вот с этих слов — о мнении народа — поподробнее, пожалуйста». И в этот ответственный момент очень важно убить его наповал документально зафиксированной точкой зрения большинства народонаселения. Иначе поражение ожидает вас самих. 

Объявляя о своем грандиозном замысле реформировать политическую систему страны и понимая, сколь нелегкой обещает быть борьба за достижение поставленной цели, украинский Президент решил обзавестись мощнейшим оружием в споре — всенародной поддержкой. Получить ее на референдуме было бы, конечно, наиболее удобным вариантом. Но после «праздника всенародного волеизъявления» трехлетней давности любые разговоры о перспективах его повторения вызывают нервный тик даже у наиболее закаленных бойцов пропрезидентского лагеря. Посему выход был найден в этакой паллиативной форме гражданского диалога — всенародном обсуждении. В законодательстве Украины такого понятия нет. И единственная устойчивая ассоциация, возникшая у большинства граждан в связи с этим словосочетанием, была связана с активнейшим обменом впечатлениями в 80-х годах по поводу бессмертных произведений Леонида Брежнева «Малая земля», «Возрождение» и «Целина».

Я вам пишу. Чего же боле?

Как оказалось, организаторы нынешнего всенародного обсуждения не стали изобретать велосипед, позаимствовав опыт проведения подобных мероприятий из советских времен. «ЗН» в свое время уже описывало ту невероятно «творческую» атмосферу, в которой проходили многочисленные собрания трудовых коллективов под дежавюшными девизами «Не знаком, но одобряю!» и «Не читал, но осуждаю!». Их результатом стали звонкие цифры, оглашенные на этой неделе министром юстиции Александром Лавриновичем, чье ведомство, согласно указу Президента, принимало, обрабатывало и обобщало предложения, возникающие у людей в ходе обсуждения президентских инициатив. Так вот, неравнодушных к ним граждан оказалось 9 376 530 — ни много ни мало четверть тех, кто обладает правом голоса. Из них не поддержали реформаторские устремления главы государства всего 478 399 человек. В то время как безоговорочную поддержку выразили 4 802 849 участников обсуждения, а еще примерно столько же, 4 095 282 гражданина, поддержали законопроект о конституционной реформе с некоторыми предложениями по его усовершенствованию.

Столь внушительные показатели дали основание главе Минюста заявлять о том, что «наше общество достаточно политизированное», а количество тех, кто всерьез озабочен усовершенствованием механизма функционирования государственной власти, гораздо выше, чем можно было себе представить еще каких-нибудь два-три месяца назад. Дополнительным доказательством чего, по мнению министра, может служить то, что в письмах граждан, неравнодушных к политическому устройству страны, содержатся высказывания не только на заданную тему, но и касательно незатронутых в президентских предложениях вопросов. В подтверждение своих слов об «открытости, прозрачности и высоком организационном уровне процесса» Александр Владимирович указывает на тот факт, что при 22 инициативах Президента, получивших преобладающее большинство одобрительных откликов, 13 не нашли одобрения у «дописувачів» Минюста, а еще три оказались не удостоенными хоть каким-либо замечанием. Но почему-то министр не берет при этом во внимание почти пятимиллионную армию (около половины участников обсуждения) поклонников реформаторского таланта Леонида Кучмы, высказавшихся в поддержку его инициатив без единого «но». Хотя и замечает с укоризной, что обсуждение политреформы на собраниях трудовых коллективов, отделавшихся протоколами «Поддерживаем единогласно», «проходили без глубокого анализа». Интересно, а подвергался ли анализу в Минюсте отчет о проведении всенародного обсуждения Комитетом избирателей Украины, в котором, в частности, говорилось о случаях, когда на бланках протоколов собраний типографиями наперед печатался вышеприведенный одобрительный результат? Впрочем, анализировать и делать выводы из полученных после обработки писем результатов Минюст, по словам его руководителя, не уполномочен. Как и судить о том, какие из «фольклорных номеров» будут включены в сводный концерт под названием «Президентский законопроект».

Нам бы ваши проблемы, Леонид Данилович!

Несколько иного мнения по поводу увлеченности наших граждан идеей политического переустройства страны украинские социологи. Точнее будет сказать, их мнения разделились. Как бы странно это ни выглядело при том, что результаты опросов населения Украины, проведенных с 15 по 22 мая Киевским международным институтом социологии (КМИС), службой СОЦИС, Украинским институтом социальных исследований и Центром «Социальный мониторинг» (УИСИ/ЦСМ), а также Украинским центром экономических и политических исследований имени Александра Разумкова (УЦЭПИ), практически совпали. Впрочем, это говорит о том, что даже беспристрастные цифры, в которых социология представляет картину общественного мнения, при желании можно конвертировать в удобную для заказчика «валюту». В данном случае заказчиком выступила администрация Президента. Ее представители участвовали и в составлении вопросов для анкеты, которая была одинаковой для всех социологических служб.

Главный вывод, сделанный из проведенного исследования председателем правления УИСИ Александром Яременко, сводится к тому, что высокий уровень недоверия к власти, демонстрируемый народом последние несколько лет, трансформировался в аванс доверия и высокий уровень надежды на изменения, которые могут произойти в стране в результате реформы. По мнению социолога, есть все основания считать, что предложения Леонида Кучмы получили поддержку среди широких масс, а значит, и одобрение дальнейших действий. Однако коллеги точку зрения г-на Яременко не поддержали.

Едва ли можно говорить о массовом участии украинцев в обсуждении политической реформы, считает президент КМИС Валерий Хмелько, если на вопрос, были ли в вашем городе или селе такие публичные обсуждения, в которых бы вы при желании могли принять участие, утвердительно ответили лишь от 11 до 16 процентов опрошенных. Еще меньше энтузиазма по поводу горячего отклика в сердцах граждан на президентские инициативы остается после того, как выясняется: лично участвовали в собраниях, митингах и дискуссиях от 5 до 8 процентов граждан. И уж совсем грустной картина выглядит, если к ней добавить еще один штрих: каждый пятый из тех, кто все-таки приобщился к делу государственной важности, сделал это не по собственному желанию.

По-разному, наверное, можно относиться и к цифрам, отражающим уровень осведомленности наших граждан о новаторских разработках главы государства в области конституционного права. Кому-то 22—27 процентов тех, кто знаком с содержанием президентских предложений, может показаться внушительной цифрой. Однако на фоне 29—38 процентов абсолютно не ведающих, о чем, собственно говоря, их спрашивают, и приплюсованных к ним 38—46 процентах украинцев, не знакомых с предметом разговора, но что-то слышавших об этом, количество осведомленных граждан впечатляет уже не так. К тому же здесь самое время признаться себе в том, что иногда — ну, такова природа человеческая — мы хотим казаться немного умнее, чуточку образованнее, самую малость сознательнее и потому несколько преувеличиваем эти качества в себе. А если не признаем этого сами, то с помощью известных социологам нехитрых приемов нас все равно разоблачат. Это перед тем, как начать отвечать на каверзные вопросы о порядке формирования правительства, полномочиях Президента, правах верхней палаты парламента и функциях нижней, нас, как бы имеющих полное представление о президентском законопроекте, было около двадцати пяти процентов. Но сравните эту цифру с другой, что стоит напротив аналогичного вопроса, заданного уже после того, как нам пришлось пройти тестирование. И обнаружится, что мы стали более реалистичными в оценках своей политической подкованности: количество знакомых со всеми президентскими предложениями «на выходе» сократилось до 9—12 процентов. Остальные «испытуемые» признались, что усвоили либо большинство из предлагаемых нововведений (14—18 процентов), либо некоторые из них (36—42).

«Если бы сегодня проходил референдум по всем этим вопросам, наш народ оказался бы в положении, аналогичном тому, в которое часто попадает герой в американских триллерах. Ему нужно уничтожить взрывное устройство, перерезав один из проводов. И от того, какой провод он выберет — красный или зеленый — зависит, спасет он себя и всех остальных или взорвется вместе со всеми окружающими. Колоссальная ответственность при почти полной неосведомленности», — прокомментировал происходящее президент УЦЭПИ Анатолий Гриценко. По его словам, людей, не желающих вообще отвечать на вопросы социологов во время этого исследования, было гораздо больше, чем обычно. Если до сих пор число «отказников» составляло 24-27 процентов, то на сей раз оно достигло 35. При этом отказ, как правило, сопровождался совершенно нелестными высказываниями в адрес главы государства и его затеи, оставшихся, разумеется, за кадром социологического опроса. Иллюстрацией к этой ситуации может служить анекдот про Вовочку, который, сидя на задней парте, обсуждает с одноклассницей весьма щепетильный вопрос. На просьбу же учительницы ответить, сколько будет дважды два, мальчик реагирует сакраментальным «Мне бы ваши проблемы, Марья Ивановна!».

Вы бы еще о биноме Ньютона спросили!

Из тех, кто все-таки нашел в себе силы высказаться по конкретным президентским предложениям, треть оказались противниками создания двухпалатного парламента. Примерно такое же количество респондентов признались в приверженности идее бикамерализма, и еще столько же не сочли необходимым скрывать отсутствие у них какой-либо точки зрения на эту проблему. Примечательно, что за время официального срока, в течение которого происходило всенародное обсуждение, именно затея с двухпалатным парламентом служила самой излюбленной мишенью для метания критических стрел. Трудно даже назвать того, кто бы не подвергал ее остракизму в многочисленных интервью, выступлениях, докладах и заявлениях представителей различных социальных слоев и политических сил. Потому куда более прогнозируемым выглядит уровень поддержки двухпалатности, зафиксированный в материалах Министерства юстиции. И хотя руководители социологических служб на своей пресс-конференции рекомендовали воздерживаться от сравнений результатов их исследований с наработками Минюста (объясняя это различием в методике сбора информации, средствах и целях ее получения), в данном случае разница столь велика, что соблазна продемонстрировать ее невозможно избежать. Если количество граждан, высказавшихся в своих письмах, адресованных Минюсту, против раздвоения законодательного органа, перевести в проценты, то их окажется 97. И всего 2,6 процента выразили согласие с идеей двухпалатности.

Директор СОЦИС Николай Чурилов объясняет это тем, что ведомство Александра Лавриновича имело дело с людьми, которые в большей степени соответствуют понятию «эксперт», поскольку лучше понимают суть президентских предложений. «Я, например, категорически против создания двухпалатного парламента. Поскольку в нашем унитарном государстве со своей ролью законодательного органа вполне нормально справляется и однопалатная Верховная Рада. Но те, кто недостаточно разбираются в ситуации, думают, что над нижней палатой парламента крайне необходимо поставить верхнюю, которая бы ее контролировала. Это происходит в силу слабого понимания подобных вещей, — считает социолог. — Я вообще не сторонник проведения социологических исследований по такого рода проблематике. Потому что в этих вопросах компетентны только эксперты, то есть те, кто понимают суть вопросов и могут дать им квалифицированную оценку. А здесь я могу поставить несколько фильтров, и экспертами окажутся один—два, максимум три процента». В обсуждении же, результаты которого подводило Министерство юстиции, участвовали люди, которые знали, о чем идет речь. И которые к тому же, нужно заметить, успели вовремя уловить настроение инициаторов «всенародки» в отношении двухпалатности. Помните, как искренне Президент во всеуслышание возмутился полным «одобрямсом» его предложений в письмах, пачками поступающих из регионов на Банковую? Видимо, поняв бесперспективность имплементации идеи бикамерализма.

Что касается упоминаемых Николаем Чуриловым неких фильтров, то в перечне задаваемых в ходе данного социсследования вопросов действительно содержатся так называемые ловушки, с помощью которых социологи определяют степень компетентности респондентов. На одну из таких удочек клюнуло целых 12 процентов граждан. Именно столько народу из общего числа тех, кто считает себя посвященным в суть президентских инициатив, убеждено, будто в предложенном Президентом проекте реформы определен способ избрания представителей регионов в верхнюю палату двухпалатного парламента. Такая маленькая деталь, как отсутствие в предложениях главы государства подобного механизма, привносит некоторую долю сомнения: насколько осознанно опрашиваемые выражают свою позицию по поводу предлагаемых главой государства принципов взаимоотношений в четырехугольнике Президент — нижняя палата — верхняя палата — премьер?

Изрядная доля противоречия присутствует и в наших взглядах на проблему сокращения депутатского корпуса. За уменьшение числа парламентариев (при этом предполагая, что законодательный орган будет двухпалатным) ратуют 75—78 процентов электората. На поверхности лежит причина такого антидепутатского экстремизма — желание облегчить бремя государственных расходов на содержание законодателей. Однако контрольный вопрос социологов и здесь нарушает видимую стройность логики наших граждан. С тем, что на обеспечение парламента, в котором будет 381 депутат, но две палаты, потребуется больше средств из-за необходимости создания отдельного аппарата для второй законотворческой «камеры», согласились 44—50 процентов тех, кто знаком с президентскими предложениями. И лишь 21—24 процента населения надеются на то, что государству все-таки удастся сэкономить. Неувязочка, однако!

Некоторую настороженность вызывает при таком раскладе результат, полученный при опросе населения на предмет его отношения к принятию законов (кроме тех, что касаются налогов, бюджета и амнистии) всеукраинским референдумом без дополнительного утверждения каким-либо органом власти: 45—49 процентов граждан поддерживают это предложение и 23—29 — нет. Впрочем, эксперты склонны рассматривать такую позицию не как неуемное стремление граждан к участию в законотворчестве, требующем квалификации специалистов, а как желание хоть каким-то образом быть услышанными властью и приобщиться к принятию ею решений.

Нас не обманут!

Не вполне ориентируясь в специфических вопросах, требующих определенного уровня знаний о предмете, наши граждане, между тем, демонстрируют глубокое понимание политической казуистики. Многолетний опыт совместного проживания на общей жилплощади с этой властью выработал у народа способность чувствовать и распознавать очередные попытки этой самой власти сжульничать. «Некоторые политики высказывают мнение, что утверждение проекта политической реформы приведет к продлению полномочий нынешнего Президента Украины и переносу президентских выборов с 2004-го на 2006 год. Другие политики считают, что такая реформа не приведет к продлению полномочий Президента. А как считаете вы?» — был задан вопрос нашим гражданам. 48—55 процентов осведомленных об инициативах гаранта согласились с теми из политиков, кто убежден: главная цель реформы — продление президентских полномочий. 22—31 процент считают, что утверждение конституционных изменений к пролонгации президентского срока не приведет и 21—26 процентов граждан на этот вопрос ответить не смогли.

Однако при этом народ не готов соглашаться с подобным поворотом событий. И впечатляющим большинством голосов — 60—65 процентов — выступает за то, чтобы при избрании Верховной Рады, органов местного самоуправления и Президента в один год выборы проходили в 2004 году. Лишь 7—10 процентов согласны терпеть нынешнюю власть до 2005 года, 3—5 — до 2006-го и 2—5 — дольше еще на один год.

И уж совсем понятным отношение населения к затее с политической реформой и ее всенародным обсуждением становится после выяснения ответа на вопрос, к чему, собственно говоря, инициатива Президента может привести. 11—14 процентов из всех опрошенных респондентов предполагают, что в результате ее осуществления политическая ситуация в Украине ухудшится, 14—16 процентов ожидают ее улучшения и 25—27 процентов убеждены, что ситуация от этого не изменится вовсе. Среди тех, кто знаком с президентскими предложениями, улучшение ситуации предсказывают 23—25 процентов, ухудшение — 17—20, неизменность ее — 39—44. «Если 44 процента ознакомленных с предложениями Президента граждан не ожидают от столь судьбоносной инициативы главы государства ничего хорошего, это серьезная проблема власти, инициирующей реформу», — оценивает ситуацию Анатолий Гриценко.

Но проблемы, судя по всему, не только у обитателей Банковой. И если в количестве тех, кто не знаком с точкой зрения оппозиции относительно политической реформы, инициированной главой государства, ничего особо удивительного нет (64—68 процентов), то ответ на вопрос, хотели ли они ознакомиться с точкой зрения оппозиции по этому поводу, просто ошарашивает. 30—36 процентов от числа всех опрошенных и почти половина граждан (43—54 процента), не знакомых с мнением оппозиции, не желают о нем знать вообще! Наверное, маловнятная и явно отдающая конъюнктурными соображениями (не имеющими ничего общего с интересами народа и государства в целом) линия поведения оппозиционных сил также не осталась незамеченной электоратом.

Есть над чем задуматься и отечественной судебной системе в связи с почти единогласной поддержкой народа идеи ограничить срок полномочий судей десятью годами взамен нынешнего допенсионного пребывания их на службе: 68—71 процент за это предложение и 7—12 — против. Явно имеется повод для беспокойства и у местных властей, срок полномочий которым население также не желает продлевать.

Ну и отдельного внимания заслуживает рейтинг президентского доверия, включенный в анкету по инициативе администрации Президента. Интересно, что список «рейтингующихся» персон был составлен также на Банковой. Странным образом в нем почему-то оказались те из политиков, кто не раз заявлял об отсутствии президентских амбиций. Глава администрации Президента Виктор Медведчук, к примеру, или председатель парламента Владимир Литвин. По количеству готовых отдать за него голоса на президентских выборах Владимир Литвин занимает предпоследнее место, опережая лишь главу Нацбанка Сергея Тигипко. Фамилия Медведчука стоит после лидера СПУ Александра Мороза. А вот в рейтинге Юлии Тимошенко, предшествующей в списке главному социалисту, по мнению экспертов, заметен некоторый рост. Скорее всего, из-за судебных процессов, связанных с ее бывшими сослуживцами и родственниками. Набирает очки и премьер-министр Виктор Янукович, хотя рейтинга, которым обладал во времена премьерствования Анатолий Кинах, показатель Виктора Федоровича еще не достиг. И заметно снизился процент электоральных симпатий у лидера «Нашей Украины» Виктора Ющенко, что объясняется его крайней пассивностью в последнее время. Вторым после него, хоть и на некотором расстоянии, шествует лидер коммунистов Петр Симоненко.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно