НАХИМИЧИЛИ ПО МЕНДЕЛЕЕВУ. И НЕ ТОЛЬКО

10 октября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №39, 10 октября-17 октября

Коса Тузла (в переводе с тюркских языков — Соленая) расположена в Керченском проливе поперек акватории...

Коса Тузла (в переводе с тюркских языков — Соленая) расположена в Керченском проливе поперек акватории. Уровень воды в проливе постоянно колеблется, поэтому размеры косы не постоянны. Ее длина составляет от 6,5 до 7,0 км, ширина — около 500 м. На острове расположены пансионаты Керченского торгового порта и рыболовецкого комбината, инфраструктура пограничной охраны, там живет несколько семей рыбаков, являющихся гражданами Украины. Остров Коса Тузла возник вследствие того, что в начале ХХ века во время сильного шторма образовалась промоина глубиной от 0,5 до 1,5 метра и бывший полуостров «отделился» от Темрюкского берега. Коса выведена из состава Темрюкского района Краснодарского края России и передана Крыму 7 января 1941 г. указом президиума Верховного совета РСФСР. 19 февраля 1954 г. Крым был передан Украинской ССР. Утверждение, что Украине передавалась лишь его континентальная часть, не соответствуют действительности — официальные документы не оговаривают географических границ передачи.

Разногласия между нашими странами состоят в следующем: Украина предлагает провести границу по методу срединной линии, которая должна пройти по центру траверза мыс Кыз-Аул (Крым)—мыс Железный Рог (Россия); Россия же стремится к тому, чтобы срединная линия была проведена значительно ближе к крымскому берегу.

Дело в том, что Керченский пролив очень мелководный и суда могут проходить в нем по искусственному, всегда относившемуся к Керченскому порту, Керчь-Еникальскому каналу глубиной 8 м. В проливе существуют также мелководные (до 3 м) российские фарватеры №50 и №52, пригодные для прохода лишь мелких судов. Проход по Керченскому проливу без лоцмана запрещен. Стоимость прохода по каналу в два раза выше, чем по фарватерам. Ежегодно через Керченский пролив проходит до 9000 судов, в т.ч. российских и следующих в российские порты Азов, Ростов, Таганрог, Ейск, Темрюк. По некоторым данным, российские судоходные компании платят Керченскому порту за проводку судов по Керчь-Еникальскому каналу порядка 0—180 млн.

В акватории Азовского моря открыты 120 перспективных для разработки мелких месторождений нефти и газа, семь нефтегазовых месторождений. Если будет узаконена бывшая советская граница, то Украина получит примерно две трети акватории Азовского моря и преимущественное право на разработку ресурсов подводного шельфа и лов рыбы. Стратегический фактор Тузлинской проблемы заключается в том, что пока Коса Тузла признается украинской территорией, Украина контролирует заходы судов из Черного в Азовское море, в т.ч. военных кораблей третьих стран, включая членов НАТО.

За всю историю независимой Украины столь серьезного инцидента, пожалуй, еще не случалось. События развиваются по всем правилам пограничного конфликта: Москва публично заявляет, что ничего предосудительного не происходит, просто местные власти «выравнивают прибрежную полосу», но московские газеты вовсю пишут о «прирастании России косой Тузла», о неправомерности ее прошлой передачи Крыму, причем отражают события с точностью до наоборот — в интерпретации издания «КоммерсантЪ» и других СМИ, например, не дамба «наехала» на косу, а «нашла коса на дамбу». Почти как в том черном анекдоте: «Агрессивный российский самолет вероломно напал на мирно летящую над Черным морем украинскую ракету».

Со своей стороны, Украина пытается защититься доступными ей средствами. Пограничная охрана в Керченском проливе приведена в повышенную боевую готовность, туда выехали руководители службы, граница обозначена усиленными опознавательными знаками, мирная в прошлом коса перегорожена противотанковыми «ежами».

Россияне (в данном случае, кубанцы), несмотря на заверения руководства о том, что ничего не происходит, продолжают отсыпать дамбу шириной больше 30 м со скоростью несколько десятков метров в сутки, мобилизуя для этого сотни единиц строительной техники и тысячи людей. Развернуты пункты питания и медицинской помощи. Все ждут, что произойдет, когда россияне дотянут дамбу до восточного конца Тузлы…

Нет сомнения в том, что строительство дамбы — провокация. Если бы это было не так, дамба строилась бы по-иному — не в обстановке секретности, без неубедительных отговорок, по-соседски открыто. Не так, чтобы Украине как независимому государству для восстановления статус-кво пришлось вспоминать советский опыт разрешения приграничных конфликтов по принципу «ни вам, ни нам»: многие помнят, как в далеком 1968 г. спорный остров Даманский на границе с Китаем был просто стерт с лица земли системой залпового огня «Град»?

Дамба, несомненно, привела украинских чиновников в смятение: окружение Президента Кучмы даже пошло на конфликт с масс-медиа, по обыкновению тупо пытаясь запретить журналистке Лиле Буджуровой задать вопрос о дамбе главе государства в Симферополе. Добиться президентского ответа таки удалось, но он мало что прояснил, более того — заставил серьезно задуматься: Президент Украины не верит, что это инициатива местной власти, и считает, что целенаправленное и планомерное строительство мало похоже на «просто недоразумение».

Чтобы найти ответ на вопрос, зачем россияне строят дамбу, попробуем сначала разобраться — кому это выгодно?

Вообще говоря, транспортный переход (мост) через Керченский пролив — историческая мечта всех живущих по обе его стороны. (Еще киевский князь Глеб «мерил «бычий брод» по льду», как утверждает известный историкам Тьмутараканский камень.) На межгосударственном уровне Украина и Россия имеют прекрасное сообщение на сухопутном участке от Харькова до Азова, на юге же мост между Таманью и Крымом был бы важным транспортным коридором регионального значения. Еще в начале 1990-х годов Краснодар и Симферополь заключили соглашение о строительстве транспортного перехода. Но предложенные проекты — либо чрезмерно дороги, либо не отвечают требованиям экологии. Строительство моста через пролив (если это вообще возможно из-за илистого, толщиной 50 м, грязевулканического дна пролива) оценивается в 1,5–2,0 млрд.долл., тоннеля под проливом — в 750—800 млн.долл. (проект разработан крымской фирмой ЭСПО, сейчас рассматривается украинским и российским правительствами). Наиболее дешевый проект был предложен… сыном знаменитого химика Дмитрия Менделеева, Владимиром, еще в конце позапрошлого века: он предполагал переброску дамбы на Тузлу (точнее, укрепление перешейка, поскольку в те времена промоины еще не было), а затем строительство моста в Крым к мысу Павловского. Но вот уже больше века строители отвергают этот проект. Во-первых, дамба от Тамани на Тузлу практически уничтожит места гнездования, разведения и откорма ценных азовских пород рыбы, ибо проходит по середине самого рыбного места, чем, видимо, пренебрегли нынешние ее строители, а во-вторых, мост перегородил бы фарватеры и значительно усложнил судоходство.

Каковы возможные варианты развития нынешней ситуации?

Крымские эксперты, с которыми автору удалось переговорить, не считают строительство дамбы инициативой Москвы, полагая, что Белокаменная не пошла бы на конфликтный шаг, не просчитав его негативные последствия. Первое из них — укрепление, полное и окончательное утверждение границы Украины именно по Тузле, с чем Россия пытается спорить и чего пытается не признавать.

Второе — обращение Украины за поддержкой в ООН, ОБСЕ, НАТО, СЕ и другие международные структуры. Придется напомнить мировому сообществу тот факт, что при ядерном разоружении Украины остальные ядерные государства, в т.ч. США и Россия, гарантировали ее территориальную целостность и суверенитет. Третье — в глазах мирового сообщества Россия может быть воспринята как агрессор, посягающий на чужую территорию. Киевские политики и эксперты, наоборот, вполне допускают благословение такого шага Москвой, многие дипломаты видят в нем вполне просчитанный россиянами рычаг силового давления на Украину, чтобы та гарантированно ратифицировала недавно подписанные соглашения по ЕЭП. По поводу строительства дамбы уже прозвучали резкие заявления ряда политических партий. Впереди, по словам спикера Верховной Рады Владимира Литвина, бурные парламентские дебаты по этому вопросу.

Трудно поверить, что за истекшее время из Москвы никто, в т.ч. и из администрации президента Путина, не набрал по вертушке Краснодарское губернаторство и не поинтересовался скандально начатым проектом. Несомненно, такие звонки были, и если после этого ничего не изменилось, значит, во-первых, строительство дамбы имеет не только местное значение, во-вторых, Украине оно угрожает не только истощением рыбных запасов Азова и Керченского пролива.

С другой стороны, сложно предположить, что Украина, если не считать укрепления военными и гражданскими добровольцами границы на Тузле, а также и беседы министра иностранных дел Грищенко с премьером России Касьяновым, бездействовала и не предприняла никаких, в т.ч. разведывательных, шагов для установления истины. И если с нашей стороны решительных действий не просматривается, значит, Киев либо поверил, что строительство дамбы не представляет опасности для суверенитета государства, либо просто выжидает, не зная как правильно реагировать.

Не похоже происходящее и на инициативу из Киева, хотя губернатор Краснодарского края Ткачев и заявил по российскому каналу ТВЦ, что строительные работы проводятся на основании взаимных договоренностей между украинским и российским президентами, достигнутых в сентябре во время встречи на острове Бирючем. Мол, по завершении строительства на Тузлу лично приедет Президент Кучма (а может, и Путин), и главы государств прекратят «пограничный конфликт», в результате чего рейтинг Леонида Даниловича, защитившего суверенитет Украины, подпрыгнет на много пунктов. Однако для Киева это слишком хлопотно, подозрительно далеко просчитано, да и вряд ли Банковая смогла бы привести в движение кубанские ресурсы.

Как стало известно «Зеркалу недели», в крымском Совете министров на днях проходило закрытое совещание по керченской проблеме, где обсуждалась вся добытая информация. Официальная версия компетентных (и не только разведывательных) органов, доложенная правительству автономии, сводится к следующему: дамба строится по решению схода казаков Таманского района Краснодарского края и их силами. Проект якобы состоит в том, что дамба будет насыпана непосредственно к Тузле, но без нарушения границы, она «остановится» за несколько метров до косы. Повод — официальный, о неофициальном чуть позже — для этого строительства в том, что после образования промоины соленая вода Черного моря подняла уровень и соленость Таманского залива. Она часто поднимается, заливает дороги и огороды, соленая вода препятствует разведению азовских пород рыб, адаптированных к меньшему уровню соли, и вообще произошло засоление всей прибрежной местности. Казачья власть, будто бы никому не подчиняющаяся, приняла решение защитить свою территорию путем восстановления некогда естественной дамбы, смытой штормом, которая раньше защищала Тамань от соленого Черного моря. Видимо, в этом есть доля правды, но далеко не вся правда…

Насколько эта версия правдоподобна и убедительна, разобраться непросто, но попробуем. Представляется, что она имеет далеко идущие экономические последствия. Во-первых, как дамба, так и конечный мост больше других нужны местной казачьей власти. Конечно, нельзя не учитывать того, что дамба усилит существующие амбиции построить будущий транспортный переход именно через Тузлу, ведь остается совсем ничего — несколько километров моста. Такой переход имел бы небольшое значение для Украины и России как государств, и так соединенных сухопутным «мостом» по границе севернее Азова, но решал бы многие экономические проблемы не столько Кубани и Крыма, ибо тогда проект реализовался бы официальными правительствами Крыма и Краснодарского края, а именно бизнесовых кубанских и крымских структур.

Дело в том, что во многих проектах, осуществляемых в Крыму, задействован именно… кубанский казачий капитал. Например, идея Керченского моста наиболее активно лоббировалась Леонидом Грачом (причем именно через Тузлу!) и она была бы обязательно осуществлена, если бы не ее дороговизна. Почему именно Грачом? Это проясняется, если взглянуть на другие его проекты. Самый известный из них — аквапарк в Симеизе, построенный ООО «Крымболгарюгсервис». Учредители этого ООО — Николай и Татьяна Леонидовна Янаки — дочь и зять Леонида Грача. Но еще интереснее, что не только они, но и… жители Краснодарского края, и граждане России Гусева, Яланузян, Махошвили, Дремов, имеющие, как нам удалось выяснить, непосредственное отношение к кубанским казакам. Более того, именно такое сочетание крымских и кубанских предпринимателей встречается в подавляющем большинстве экономических структур, причем при решающем положении кубанских. Поэтому не возникает никаких иллюзий на счет того, кто командует, а кто выполняет команды, ведь люди Грача представляют всего 20—30% капитала, а остальное, как и команды, поступает с кубанского берега. Как удалось также установить, экономическое окружение именно этой финансовой группы вынашивает множество идей, основанных на сотрудничестве прибрежных кубанских и крымских структур. Наиболее известная (и заманчивая!) из них, реализовать которую уже были попытки, — это транспортировка супердешевого (менее 2 гривен за литр с учетом доставки!) осетинского спирта в Украину через Крым, для чего если не мост, то дамба на Тузлу, сужающая Керченский пролив на много километров, были бы весьма кстати. Более того, становится совершенно понятной казавшаяся ранее абсурдной, но настойчиво продвигаемая Леонидом Грачом идея построить не просто мост, но и проложить по нему нефтепровод, газопровод и кроме прочего — водопровод из Кубани в Крым. Идея опротестована всеми экономистами! Казалось бы, зачем Крыму кубанская вода? И действительно, незачем, но когда бы это выяснилось, водопровод при наличии нефтепровода и газопровода, легко может превратиться в… спиртопровод, ведь не пропадать же построенному добру!

Так что решение кубанских казаков может быть двояким: действительно связанным с солеными черноморскими водами, хотя их и терпели больше 80 лет и ничего не случилось, но вторая и более важная цель — явочным порядком заложить первый этап керченского транспортного перехода, который Леонид Грач (по команде с кубанского берега!) поклялся построить в любом случае и тем самым обеспечить рынки сбыта для дешевого российского спирта и других товаров. Так что перспективный замысел кубанских казаков вполне может состоять в том, что пока неповоротливые правительства соберутся строить тоннель, дамба максимально приблизит возможность постройки моста и будет реализован проект Владимира Менделеева. Единственное, что мешает сейчас его осуществлению — поднявшаяся пограничная шумиха, чем и объясняется полная и подчеркнутая отстраненность крымских политиков, в том числе Леонида Грача. В таком случае дамба не угрожает границе, территориальному суверенитету Украины, но угрожает экономическому положению и интересам страны, что следовало бы просчитать уже сегодня….

P.S. С просьбой прокомментировать последнее событие вокруг строительства дамбы на косе Тузла мы обратились к заместителю министра иностранных дел Украины Александру Моцыку. В своем кратком комментарии профессиональный юрист-международник отметил, что для официального Киева «было новостью услышать о том, что Президент Украины обсуждал вопрос строительства дамбы с президентом России во время встречи на острове Бирючем. Эта информация не соответствует действительности». Отвечая на вопрос «ЗН» о том, усматривает ли МИД в нынешней ситуации нарушение международного права, Александр Федорович заявил: «Сегодня однозначно этого утверждать нельзя. Однако существует нератифицированный, но подписанный договор о сухопутной границе между Украиной и Россией, в котором одна из статей обязывает каждую сторону, начинающую такую акцию, как строительные работы в непосредственной близости от границы, уведомлять заранее об этом другую сторону. В данном случае мы не только не получили заблаговременного уведомления, но и в течение шести дней не могли получить официальных разъяснений по поводу строительства дамбы. В данной ситуации украинская сторона предприняла ряд абсолютно законных шагов, включающих и установление Погранвойсками буя, обозначающего линию границы, проходящей по Керченскому проливу».

А что будет, поинтересовалось «ЗН», если российских строителей дамбы эти действия не остановят и они зайдут за ограничительную границу? «Мы рассчитываем, что этого не произойдет и делаем с этой целью все возможное. В худшем варианте мы готовы использовать весь арсенал предусмотренных международным правом средств для защиты своей территории».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно