НАБЕГ НА КОНСТАНЦУ: ИЮНЬ 41-го

21 июня, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 21 июня-28 июня

Набеговые морские действия - внезапные короткие, стремительные удары, осуществляемые надводными ...

Набеговые морские действия - внезапные короткие, стремительные удары, осуществляемые надводными силами флота по базам и портам, важным береговым объектам, силам флота противника в базах и прибрежных районах моря; разновидность наступательных действий надводных сил флота. В сочетании с другими действиями способствуют завоеванию инициативы на море.

Военный энциклопедический словарь. -

М.: Воениздат, 1983.

К началу войны Черноморский флот по численности боевых кораблей значительно превосходил военно-морские силы союзников Германии - Румынии и Болгарии. В его составе находились корабли всех классов, в том числе (без учета Дунайской военной флотилии) линейный корабль «Парижская коммуна», 5 крейсеров, 3 лидера, 13 эскадренных миноносцев, 4 канонерские лодки, 2 сторожевых корабля, 2 минных заградителя, 15 тральщиков и 21 малый охотник за подводными лодками. Основную ударную мощь флота составляли 44 подводные лодки, 81 торпедный катер и военно-воздушные силы, насчитывавшие 641 самолет. Черноморский флот располагал развернутой системой военно-морских баз с главной базой в Севастополе. Эта и другие важные военно-морские базы и участки побережья были прикрыты артиллерией береговой и противовоздушной обороны.

Противостоящие Черноморскому флоту ВМС Румынии насчитывали (без учета речной флотилии на Дунае) 4 эсминца, 3 миноносца, подводную лодку, 3 торпедных катера, 3 канонерские лодки, 2 минных заградителя, 10 катеров-тральщиков. Из состава военно-воздушных сил Румынии (всего около 650 самолетов) флоту был придан авиационный полк. Основная часть береговой артиллерии использовалась для прикрытия главной военно-морской базы румынских ВМС Констанцы и города-порта Сулины.

Военно-морские силы Болгарии насчитывали в своем составе 4 миноносца, 2 сторожевых корабля и 5 сторожевых катеров. Наиболее оборудованным для базирования был порт Варна. Вторым по значению портом являлся Бургас. Каждый из них прикрывался береговой артиллерией.

В связи с тем, что основные усилия военно-морского флота Германии были сосредоточены против Великобритании, немцы к началу войны своих боевых кораблей на Черном море не имели. По планам верховного главнокомандования Германии судьбу Черноморского флота должна была решить немецкая группа армий «Юг» путем захвата при поддержке 4-го воздушного флота советских военно-морских баз с суши. Лишенный портов базирования, а следовательно и баз снабжения, Черноморский флот вытеснялся (в лучшем случае) с данного театра военных действий, а господство на море переходило к союзникам Германии.

Однако до захвата военно-морских баз немецкое командование вынуждено было считаться с наличием у СССР превосходящих сил на Черном море. Реально оценив возможности румынского и болгарского флотов, немцы поставили перед ними чисто оборонительную задачу - защищать свое побережье и прибрежные морские коммуникации. Для того, чтобы придать этому хоть какой-то активный характер, были спланированы действия группы самолетов «Хейнкель-111» из состава 27-й немецкой бомбардировочной эскадры, базировавшейся на румынских аэродромах. Всего в составе этой эскадры в начале войны был 81 самолет, из них ночью могло летать не более 15. Перед авиационной группой в 12-15 самолетов стояла задача: постановкой неконтактных мин (к борьбе с ними флот готов не был), в ночное время заградить фарватер и стеснить плавание советских кораблей в районе главной базы Черноморского флота - Севастополь. Противник рассчитывал, что таким путем ему удастся на время решающих операций на суше «запереть» Черноморский флот и не допустить его взаимодействия с войсками Красной Армии на южном крыле советско-германского фронта, а с занятием военно-морских баз и побережья корабли окажутся в безвыходном положении.

Руководство подготовкой румынских и болгарских ВМС к войне немцы взяли в свои руки.

Еще в марте в Румынию были доставлены 2000 немецких якорных ударных мин. Вскоре под руководством специалистов военно-морского флота Германии началось строительство береговых батарей и постановка минных заграждений вдоль западных берегов Черного моря. О постановке минных заграждений на подходе к Констанце румынское правительство объявило 20 февраля 1941 года. Из официальных источников было известно, что их граница в районе главной румынской военно-морской базы вынесена на 17 миль (31,5 км) от берега. Мины были поставлены так, что проход между ними был возможен только по фарватеру, известному узкому кругу представителей ВМС Германии и Румынии.

Военные действия на черноморском театре начались перед рассветом 22 июня 1941 года налетом немецких самолетов на главную базу флота. Вскоре после этого румынские береговые батареи произвели массированный огневой налет на сооружения главной базы Дунайской флотилии в Измаиле и находившиеся в ней корабли. Заблаговременно приведенная в готовность противовоздушная оборона Севастополя встретила самолеты противника огнем зенитной артиллерии, а готовая к бою береговая артиллерия и корабли Дунайской военной флотилии незамедлительно открыли ответный огонь и вскоре заставили румынские береговые батареи замолчать.

Ночной налет самолетов был произведен с целью заграждения минами выхода с внутреннего рейда. Однако вследствие малочисленности участвующих в нем сил (5-9 самолетов), высокой боевой готовности ПВО базы особого успеха не имел.

В тот же день командованию Черноморского флота была поставлена задача на подготовку боевого выхода надводных кораблей к побережью Румынии.

25 июня 1941 года народный комиссар ВМФ утвердил представленный ему командованием Черноморского флота план набега, имевший целью уничтожение нефтебаков в Констанце и разведку обороны военно-морской базы. Последняя фраза настораживает. Речь идет не о доразведке обороны, а о разведке. А это значит, что командованием Черноморского флота (командующий - вице-адмирал Ф.С.Октябрьский, начальник штаба - контр-адмирал И.Д.Елисеев) ни накануне войны, ни в ее начале добывание, сбор и изучение данных о противнике на театре военный действий организованы не были.

Для достижения указанных в плане целей были созданы ударная группа кораблей в составе лидеров «Харьков» и «Москва» под командованием капитана второго ранга М.Ф.Романова и три группы авиации Черноморского флота, общей численностью 13 самолетов. Содействовать ударной группе должна была корабельная группа поддержки, состоявшая из крейсера «Ворошилов» и эскадренных миноносцев «Сообразительный» и «Смышленый». Командиром группы поддержки (он же командующий всеми надводными силами, осуществляющими набег на Констанцу) был назначен командир отряда легких сил ЧФ контр-адмирал Т.А.Новиков (флаг на крейсере «Ворошилов»).

Планом набеговой операции предусматривалась следующая очередность действий разнородных сил флота: первой, перед рассветом, должна была нанести удар бомбардировочная авиация, затем, с наступлением рассвета, к обстрелу порта с дистанции 100-140 кабельтовых приступала корабельная артиллерия ударной группы, в заключение наносились повторные бомбовые удары. По мнению командования Черноморским флотом, действия авиации на первом этапе операции должны были отвлечь внимание противника от морского направления, а ее применение на заключительном этапе дезорганизовать его ответные мероприятия.

Для достижения внезапности удара и введения противника в заблуждение относительно истинной цели операции переход морем планировалось осуществить скрытно, в темное время суток, следуя после выхода из базы вначале ложным курсом, а затем кратчайшим путем к намеченной точке начала артобстрела.

Исходя из того, что даже ведя огонь с предельной дальности (для кораблей этого класса - до 140 кабельтовых), лидеры будут находиться в пределах минных заграждений противника, перед выходом в море на них (по обоим бортам) были установлены параваны-охранители, предназначенные для защиты корабля от якорных контактных мин.

В 20 часов 10 минут 25 июня 1941 года ударная группа кораблей вышла из Севастополя. Вслед за ней через 2 часа 31 минуту главную военно-морскую базу Черноморского флота покинула группа корабельной поддержки. Переход к району боевых действий прошел без помех со стороны противника. Однако еще на подходе к точке открытия артиллерийского огня корабли ударной группы вследствие превышения скорости хода при движении с параванами-охранителями (лидеры шли со скоростью 26 узлов, тогда как, по существовавшим в 1941 году правилам, скорость хода с поставленным параванным охранителем К-1 не должна превышать 22 узлов), а также из-за действия минных защитников противника потеряли три из четырех тралящих частей.

Если читатель думает, что, фактически лишившись единственного средства, способного защитить лидеры от якорных ударных мин, корабли благоразумно легли на обратный курс, то он ошибается. Какое чувство руководило дальнейшими действиями командования группы надводных кораблей - боязнь быть снятыми с занимаемых должностей за уже допущенные ошибки, не совсем понятное, а точнее совсем непонятное стремление выполнить задачу любой ценой или надежда на то, что авось пронесет - автор, к сожалению, не знает. Но, увы, первая чаша весов перевесила другую, на которой лежали жизни экипажей, сохранность кораблей, выполнение боевой задачи.

В 5 часов утра лидеры легли на боевой курс и через 2 мин. с дистанции 130 кабельтовых (около 24 км) открыли огонь по нефтехранилищам в порту Констанца. Силуэты кораблей ударной группы очень четко вырисовывались на светлом фоне горизонта, что, несомненно, облегчало пристрелку и ведение огня по ним береговой артиллерией противника. Поэтому ответным огнем

280-мм немецкой батареи «Тирпиц» вскоре был накрыт лидер «Москва», шедший головным. Корабли, выпустив в течение 10 минут 350 снарядов калибром 130-мм, по сигналу командира группы, прикрываясь дымовой завесой, начали отход. В 5 час. 20 мин. лидер «Москва» подорвался на мине и стал быстро погружаться в воду. Лидер «Харьков» оказать помощь экипажу тонущего корабля не мог, так как сам был атакован самолетами противника и накрыт огнем крупнокалиберной артиллерии с берега. 69 членов экипажа, в том числе командир лидера «Москва», были подобраны румынскими катерами.

От близких разрывов снарядов на лидере «Харьков» были повреждены котлы, из-за чего ход корабля снизился до 6 узлов. Это грозило ему гибелью. Благодаря самоотверженным действиям личного состава «Харьков» отбил атаки самолетов противника, сбив два из них, и под одним котлом в 5 час. 55 мин. вышел из-под обстрела немецкой береговой батареи.

Командующий Черноморским флотом, проинформированный о сложившейся обстановке по средствам связи, приказал кораблям полным ходом следовать в базу и выслал для сопровождения крейсера эскадренные миноносцы «Беспощадный» и «Бодрый». К лидеру «Харьков» были направлены вначале эсминец «Сообразительный», а позже эскадренный миноносец «Смышленый», которые входили в группу корабельной поддержки и в момент обстрела Констанцы вместе с крейсером «Ворошилов» находились в 45 милях к востоку.

После выхода из зоны обстрела береговых батарей лидер «Харьков», возвращаясь в базу, в 6 час. 45 мин. уклонился от торпед атаковавшей его подводной лодки. В 7 часов к лидеру присоединился и вступил в охранение эскадренный миноносец «Сообразительный». Вскоре оба корабля подверглись новой атаке подлодки. Эсминец контратаковал ее глубинными бомбами и наблюдал достоверные признаки ее гибели.

На пути следования из района боевых действий лидер «Харьков» неоднократно, но безуспешно для противника атаковался небольшими группами авиации. Вечером 26 июня в сопровождении двух эсминцев «Харьков» прибыл в Севастополь. Крейсер «Ворошилов» и высланные для его охранения эскадренные миноносцы «Беспощадный» и «Бодрый» вошли в главную базу флота еще днем.

А что же в это время делала авиация флота, которая в соответствии с разработанным и утвержденным планом должна была непосредственно участвовать в ударе? Вылетавшие на бомбардировку Констанцы два самолета ДБ-3ф из-за неисправности матчасти возвратились на аэродром; из пары СБ один также возвратился по неисправности, а второй, хотя и взлетел, но до цели не долетел и с задания не возвратился. Лишь только третья группа, состоявшая из семи самолетов СБ, нанесла бомбовый удар по Констанце через 1 час. 30 мин. после обстрела порта кораблями. Халатное отношение к подготовке авиационной техники привело к тому, что совместного (надводными кораблями и авиацией флота) удара не получилось.

Дальнее воздушное прикрытие возвращавшихся в Севастополь кораблей должно было осуществляться двумя самолетами СБ, а противолодочное охранение - двумя самолетами-разведчиками МБР-2. Однако из-за облачности самолеты СБ кораблей не нашли и возвратились на аэродром. Противолодочную оборону крейсера «Ворошилов» осуществлял МБР-2, а ближнее воздушное прикрытие - 15 истребителей.

Что касается результатов набега на Констанцу, то нефтебаки в порту остались целыми. А в военном дневнике уже упоминавшегося капитана 1 ранга Гадова 26 июня 1941 года сделана следующая запись: «Следует признать, что операция обстрела побережья советскими эсминцами была очень смелой. Тот факт, что в результате этого обстрела возник пожар в нефтехранилище, расположенном на территории вокзала Паллас, и был подожжен состав с боеприпасами, является прекрасным доказательством успешности обстрела. Кроме того, в результате повреждения железнодорожного пути было прервано сообщение Бухарест-Констанца. В связи с большими повреждениями вокзала, причиненными обстрелом, возникли затруднения с поставкой горючего для румынских военно-морских сил. Были разрушены пути доставки этого горючего».

А была ли возможность осуществить набег удачнее, без потери боевого корабля? За ответом давайте обратимся к бывшему командующему эскадрой Черноморского флота контр-адмиралу Л.А.Владимирскому. Этот человек в известной степени может быть третейским судьей. Он - свидетель описанных событий, эскадра под его командованием составляла основу надводного флота на Черном море, а корабли, участвовавшие в набеге, входили в состав отряда легких сил Черноморского флота, то есть не были ему подчинены. Что касается задачи артобстрела Констанцы, то, по мнению Л.А.Владимирского, ее следовало выполнять не лидерами, а использовать для этой цели крейсеры с их 180-мм орудиями (максимальная дальность стрельбы 206 кабельтовых). Крейсеры еще в мирное время тщательно отрабатывали стрельбу по берегу и могли с помощью самолетов-корректировщиков нанести внезапный мощный удар по объектам военно-морской базы, ведя огонь из безопасного от мин района. Конечно, и в этом случае приходилось рисковать. В первую очередь находящимися в воздухе (между крейсерами и портом) самолетами. Но другой возможности вести загоризонтную стрельбу дальнобойной корабельной артиллерией в то время не было.

Что же касается задачи разведки обороны военно-морской базы, то, приняв решение на ведение «разведки боем», когда сведения о противнике добываются путем вызова огня на свои корабли, командование и штаб ЧФ расписались в собственном бессилии получить данные о враге, используя другие виды и способы разведки.

Вызывает большое сомнение способность одних и тех же кораблей качественно решить обе вышеуказанные задачи. Ведь, помимо обстрела и разведки, они должны были одновременно хоть как-то бороться с береговой артиллерией и торпедным оружием, минной опасностью и авиацией противника. В ходе выполнения этих задач все силы и средства противника были сосредоточены против них, а не распределены между многими, угрожавшими им целями.

Потеря боевого корабля при проведении набега, наличие у противника тяжелой береговой батареи и торпедного оружия, минных заграждений, преувеличенное представление о его подводных силах, невозможность использовать свою истребительную авиацию, что было обусловлено огромным радиусом ее действий, привели к тому, что командование Черноморского флота, имея подавляющее превосходство в силах и средствах, отказалось от использования крупных и средних надводных кораблей для последующих ударов по Констанце и Сулине и обратилось к другим боевым средствам. Против военно-морской базы Констанца продолжала действовать лишь бомбардировочная авиация Черноморского флота. В основном, эпизодически...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно