МОЛЧАНИЕ ЯГНЯТ

10 августа, 2001, 00:00 Распечатать

Беспрецедентный случай — в Одессе совершено убийство полковника СБУ Евгения Задорожного... Он был убит двумя выстрелами в сердце во дворе своего дома...

Похороны полковника СБУ Евгения Задорожного 9 августа 2001 года
Сергей Макаренко
Похороны полковника СБУ Евгения Задорожного 9 августа 2001 года

Беспрецедентный случай — в Одессе совершено убийство полковника СБУ Евгения Задорожного...

Он был убит двумя выстрелами в сердце во дворе своего дома. Стреляли из автомата Калашникова из недостроенного здания напротив. Стрелял профессионал. Даже не было контрольного выстрела в голову. Судя по почерку, преступление было тщательно спланировано. Это случилось 7 августа около часа ночи. Таковы скупые строки происшедшего.

Как это ни страшно звучит, но общество привыкло к заказным убийствам. Одесса в особенности. Хочется возмущаться, но когда людей убивают чаще, чем идут дожди, резонансные преступления перестают быть таковыми. Расстрелы бизнесменов в Одессе — сегодня всего лишь факты криминальной хроники, которые местные газеты печатают на последней странице. Хотя, конечно, дико, когда общество перестает реагировать на насилие: убийство, похищение людей, не говоря уже о попрании элементарных прав человека.

Беспрецедентный расстрел полковника СБУ, судя по атмосфере в городе, реакции простых людей, властей, чиновников, это ЧП для Службы безопасности, которая не припоминает случаев убийства сотрудников спецслужб такого ранга. Но и с их стороны — никаких заявлений, возмущений...

Очень хотелось бы понять, что же произошло на самом деле. Это что, вызов? Судя по реакции самих сотрудников Службы безопасности, вряд ли. Если бы не народный депутат, полковник СБУ запаса Григорий Омельченко, который в Одессе на похоронах назвал убийство Задорожного наглым вызовом всем спецслужбам со стороны преступного мира и коррумпированной власти, то никто бы об этом вызове и не вспомнил. Так что же произошло?

Главная версия (существующая на все случаи жизни) — профессиональная деятельность полковника Задорожного. Он проработал в органах безопасности 25 лет. Начинал с военной контрразведки. После создания Службы безопасности Украины работал на различных должностях. Руководил отделом по борьбе с коррупцией и организованной преступностью в областном управления СБУ в Одесской области. Последнее время возглавлял отдел «Д», обеспечивший контрразведовательную защиту органов исполнительной власти.

Что послужило истинным мотивом для убийства, думаю, общество не узнает никогда. Несомненно, стреляли потому что он имел влияние на решения каких-то вопросов. Но каких — вот в чем вопрос. Они могут быть разными, в том числе, не связанными непосредственно с выполнением служебных обязанностей. Несомненно, что убрали неугодного человека. Для кого? Только ли для криминала? Как сказал Омельченко, даже суперкрутые авторитеты преступного мира никогда в жизни сами на этот шаг не пошли бы.

Сергей Макаренко

Редакция предлагает эксклюзивное интервью, которое «ЗН» дал начальник управления СБУ в Одесской области, генерал-майор Сергей Макаренко в связи со случившимся.

— Сергей Александрович, вы уже сообщили о том, что вам известны заказчики убийства, но не известны исполнители. Может быть, мой вопрос не ко времени, и все же, не могли бы вы сказать, хотя бы в каких структурах они работают?

 

— Сегодня ведется следствие. И ответить на ваш вопрос, это означает навредить самим себе. Могу сказать: заказчики те, кто пострадал от деятельности управления службы безопасности. Но конкретизация не желательна, поскольку дополнительная информация приведет к тому, что завтра мы никого не найдем. Мы сегодня знаем заказчика, но без исполнителя, мы никогда не докажем его причастность к убийству нашего коллеги.

— Сегодня звучат заявления о том, что к убийству причастны высшие политические круги страны. Что вы скажите на этот счет?

 

— Я не согласен с этой версией. Можно сделать предположение, что те структуры, которые сделали заказ, могут иметь (могут, подчеркиваю) политическое прикрытие. Но этот вопрос необходимо исследовать. Конкретных фактов о том, что в этом замешаны какие-либо политические круги, нет.

— Полковник Задорожный возглавлял отдел «Д», который занимался выявлением фактов коррупции в органах исполнительной власти. Означает ли это, что цепочка может привести и в эти структуры?

 

— Ну, не совсем так. Отдел занимается не только контрразведовательными вопросами в органах исполнительной власти, но и другими тоже. Вопросами режима секретности в различного рода учреждениях...

— В правоохранительных органах тоже?

 

— Отдел контролирует работу с секретными документами и в правоохранительных органах в том числе. Но мы, как вы думаете, не курируем их деятельность. Если есть факты коррупции, мы такую информацию реализуем через подразделения внутренней безопасности этих же правоохранительных органов.

— В местной прессе сообщалось, что на место преступления первой прибыла милиция, которая не обнаружила орудия убийства. При этом высказывалось предположение, что милиционеры либо не хотели, чтобы автомат был найден, либо его там не было. Это бросает какую-то тень на работников УВД.

 

— Наш сотрудник прибыл на место происшествия вместе с милицией. Так что никаких предположений и домыслов здесь быть не может. Это исключено. Дело все в том, что автомат был брошен в 400 метрах от места преступления. И ночью его обнаружить было практически невозможно. Как только стало светать, мы бросили туда дополнительные силы, они отработали местность и нашли автомат.

— Ходят слухи, что это тот автомат, из которого убили Аркадия Табачника.

 

— Мы его проверили, по всем картотекам, на предмет похищенного оружия не только в Украине, но и в странах СНГ, а также и на то, стрелял ли этот автомат когда-либо. Данных о том, что он где-то всплывал или был похищен, нет. Это говорит о том, что шла тщательная подготовка убийства, и потому засвеченное оружие никогда не может и не будет в нем фигурировать.

— Не могли бы все же назвать крупные дела, которые находились на рассмотрении отдела Задорожного и могли бы привести к убийству?

 

— Мы не можем их называть. Ели мы это сделаем, то навредим следствию.

— В СМИ называется дело, связанное с бандой Марьянчука. Могло ли оно сыграть в этом преступном деле какую-то роль?

 

— Эту версию мы тоже отрабатываем. Поскольку работу по группировке Марьянчука начинал в свое время Задорожный. Затем ее продолжило другое подразделение, которое и сделало всю основную работу. Это самае крупная группировка, которая была раскрыта и локализована за последнее время. Сегодня дело Марьянчука передано в суд. Это будет один из самых громких процессов в Одесской области. Только по 93-й статье (умышленное убийство) предъявлено 11 обвинений. И это еще не все.

— Год назад один из членов этой банды Якименко бежал из изолятора СБУ. Как такое вообще стало возможно?

 

— Да, это был побег. Он по стене ушел с прогулки. Если кто-то связывает это с работой Задорожного, то полковник никакого отношения к побегу не имел.

— Мог ли кто-то из сотрудников СБУ этому поспособствовать?

 

— Мы тщательно разбирались. И фактов причастности к побегу наших сотрудников не обнаружили.

— Могла ли причиной убийства Задорожного послужить неблаговидная деятельность вашего коллеги, не связанная с его обязанностями по службе?

 

— Мы отрабатываем все версии, но такой информации у нас нет.

— Все телеканалы показали частный особняк Задорожного (во дворе которого он и был убит), расположенный в районе 9-й станции Большого Фонтана, в курортной зоне Одессы. Не знаю, какая зарплата у сотрудников СБУ, но, думаю, вряд ли бы ее хватило, чтобы купить такой дом, который, говорят, стоит не меньше 250 тыс. долларов.

 

— С этим домом мы разобрались. Он куплен на деньги его брата, который живет в России. Вы что думаете, на эти моменты мы не обращаем внимания? Мы исследуем даже приобретения машин нашими сотрудниками...

— А были ли вообще в вашем управлении случаи использования сотрудниками своего служебного положения в корыстных целях, никак не сообразующихся с профессиональной деятельностью чекиста?

 

— Любые факты такого рода расследуются и сотрудник увольняется.

Были единичные случаи увольнения. В управлении не место таким людям. Сегодня в нашей системе существует подразделение внутренней безопасности, которое контролирует эти вопросы. Малейшее подозрение, и мы все тщательно проверяем. Если человек в чем-то уличен, хотя еще и не преступил закон, он уходит. Тем, кто пришел к нам за большими деньгами, у нас просто не место. К счастью, сейчас наши ряды более-менее чистые.

— И все же бытует мнение, что сегодня практически не осталось кадров старой закалки: кристально честных, принципиальных, преданных своему делу. Вы разделяете эту точку зрения?

 

— Нет, конечно. Если бы таких людей у нас не было, то мы не смогли бы добиться таких результатов, которые у нас сегодня есть.

— А конкретно...

 

— То же дело Марьянчука. Вы представляете, что это за группировка? Самая крупная из действовавших в Украине в последние годы. Она насчитывала несколько бригад. Получить о ней информацию — это полдела, важно довести до суда. И это сделано.

— Одессу считают городом криминальным, коррумпированным. Не знаю, согласны ли вы с этой характеристикой, но факт убийства полковника СБУ — тому подтверждение.

 

— Здесь завязаны большие интересы многих преступных группировок. И в первую очередь, я думаю, это связано с контрабандой. Потому что сегодня этот канал наносит большой ущерб государству и колоссальную прибыль тем, кто ею занимается. Ведя борьбу с этим злом, мы, по сути дела, убираем экономическую базу преступников, и тем самым наказываем их. Естественно, мы переходим дорогу всем и вся.

— Но этот преступный бизнес процветает еще и потому, что у него есть «крыша». Ею, и об этом открыто пишет пресса, являются и правоохранительные органы, в частности милиция.

 

— Я такими фактами не располагаю. Но если и завелась какая-то «вша», которая помогает преступникам, то это не говорит о том, что этим заражена вся правоохранительная система. То, что сегодня делает милиция в области, говорит как раз о другом. Если взять этот год (по другим я не знаю, я здесь не работал), то у нас мало нераскрытых убийств. Далее, милицией была изъята масса оружия, арестованы члены ряда бандитских группировок... Взять хотя бы резонансное преступление — расстрел Квасневского в Одессе. Оно раскрыто, найдены убийцы. Это показатель работы, это характеристика деятельности правоохранительных органов. Поэтому бросать тень на всех неправильно.

— Как тогда на этом фоне вы расцениваете убийство вашего коллеги? Разве это не свидетельствует о степени роста преступности, которая становится более изощренней и наглее? Получается, в вас начинают стрелять в ответ на ваши профессиональные действия?

 

— Вы знаете, что такое сегодня любой канал контрабанды? Какие это деньги? В ходе последнего дела, которым мы занимались совсем недавно, было изъято товара на миллион долларов. У какой-то преступной группировки мы отобрали такую огромную сумму. Представляете, что это такое?

— И последний вопрос. Сергей Александрович, что вы скажите о фактах переправки оружия через Одесский порт, о чем в последнее время немало писала и зарубежная, и украинская пресса в связи с арестом президента компании «Синтез ойл» Александра Жукова?

 

— Я вам скажу, что оружие через Одесский порт за последние два-три года не отправлялось. Жукову инкриминируют отправку, если я не ошибаюсь, происходившую в 1994 году. В отношении Одесского порта хочу сказать следующее. У нас в стране перевалка оружия идет только через один порт — в Николаеве. Поэтому я отношусь к этим фактам весьма скептически. Ну не может контрабанда, да еще большие партии, уйти незамеченной, учитывая систему экспортного контроля по отправке оружия. Все это блеф. Далее, при торговле оружием существует одна система, согласно которой страна-покупатель предоставляет сертификат конечного пользователя. Так вот, этот сертификат подтверждается руководящими органами государства. Если он подтвержден, оружие отправляется. За перепродажу оружия страна-продавец ответственности не несет. Если даже кто-то это оружие проэкспортировал, то это уже на совести правительства, которое подтверждало сертификат.

— То есть, у нас все хорошо.

 

— Ничего на самом деле хорошего нет, если происходят убийства.

Раскрытие убийства своего коллеги работники СБУ считают делом чести. Что ж, может быть это резонансное преступление станет первым, когда будут найдены и заказчики, и исполнители. Хотя в это слабо верится.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно