Михаил Бродский: «Я в Киевсовете — инородное тело»

7 апреля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №13, 7 апреля-14 апреля

Киев — это не только дороги, жэки, канализация, теплотрассы, люки и лифты. Киев — это еще земля, бюджет и власть...

Киев — это не только дороги, жэки, канализация, теплотрассы, люки и лифты. Киев — это еще земля, бюджет и власть. Поэтому битва за него на прошедших выборах была ожесточенной. Некоторые из партий, делавших ставку на завоевание киевских властных высот, потратили на кампанию более 15 млн. долл. И, как выяснилось, впустую. Счастливчиков оказалось всего семеро. Из 120 мест в Киевском городском совете 41 получил Блок Юлии Тимошенко, 21 — блок Леонида Черновецкого, 15 — «Наша Украина», 14 — «Пора»—ПРП», 9 — Партия регионов, по 7 — «Гражданский актив Киева» и Соцпартия, 6 — Народный блок Литвина. Численное преимущество бютовцев в Киевсовете очевидно. Но положение БЮТ в столичном горсовете примерно такое же, как положение Партии регионов в парламенте. С той только разницей, что создание большинства в горсовете вообще ничем не регламентировано. По большому счету, для эффективной работы горсовета сгодится и ситуационное большинство, возникающее каждый раз для принятия того или иного решения. Для начала же работы оно необходимо, чтобы разделить комитеты и посты в исполнительной власти Киева.

Безусловно, в этом процессе будет принимать участие получивший в Киеве мэрский пост Леонид Черновецкий. Острее всего Леонид Михайлович нуждается в боевом заме. Требования к кандидату: способность приходить на работу ранним утром, не иметь привычки несколько раз в году уезжать в отпуск и с удовольствием заниматься прорывами на трассе и чисткой улиц от снега. По некоторым данным, г-н Черновецкий уже предлагал подобную роль экс-мэру Александру Омельченко и бывшему советнику Леонида Кучмы —Александру Волкову. Но согласия не получил.

Тем временем, у многих зреет уверенность, что при столь специфическом мэре центр тяжести принятия решений будет перемещен в Киевсовет. Во всяком случае, желательность этого высказывают представители различных политических сил. В связи с этим крайне важно, кто займет пост секретаря Киевсовета. Одним из претендентов на это кресло является Михаил Бродский. В этом есть определенная логика. БЮТ — крупнейшая фракция в законодательном органе столицы. Михаил Юрьевич выступал идеологом кампании БЮТ на выборах в Киевсовет, ради чего отказался от места в парламентском списке. Он — левая рука Юлии Тимошенко, за которую отдали голоса без малого 40% киевлян. У Бродского есть идеи. И он уже привык, что его новации поначалу кажутся чересчур смелыми, зато потом имеют широкое распространение. Он был первым, кто открыл обменные пункты, кто начал ввозить мебель из-за границы, кто с точностью до процента предсказал исход парламентских выборов и кто еще год назад утверждал, что мэром Киева станет Черновецкий.

Вместе с «Гражданским активом Киева», контролируемым членом фракции БЮТ Андреем Ивановым, у Бродского уже насчитывается около пятидесяти «штыков». Остается договориться лишь с «Нашей Украиной» или блоком Черновецкого, и большинство в Киевсовете можно считать сформированным. Однако многие остерегаются фигуры Бродского. Многие в политической тусовке боятся не столько его новаторских идей, сколько его чрезвычайно горячего нрава и неуправляемости. Даже в отношении Тимошенко, чей авторитаризм уже стал притчей во языцех, у многих не раз возникал вопрос, кто на кого больше влияет — Тимошенко на Бродского или наоборот. Однако в этой ситуации Михаил Юрьевич, скорее всего, окажется в зависимости от позиции Юлии Владимировны. По всей вероятности, ей придется стать гарантом договоренностей, достигнутых при создании коалиции в Киевсовете. А значит, ей придется решать: быть Бродскому секретарем Киевсовета или не быть. Нам же с вами должно быть ясно одно: если в Киевсовете возникнет война и противостояние проляжет по линии мэр — горсовет, то надежды киевлян на улучшение жизни в столице будут похоронены. Потому что Киев — это не только земля, бюджет и власть, но также еще и дороги, ЖЭКи, канализация, теплотрассы, люки и лифты.

— Михаил Юрьевич, поскольку Блок Юлии Тимошенко получил большинство мест в Киевском городском совете, вы теперь можете выбирать, с кем из прошедших в совет политических сил вступать в коалицию. При этом для создания большинства вам достаточно объединиться лишь с одним из потенциальных союзников. Кто это будет: блок Леонида Черновецкого, «Пора»—ПРП или «Наша Украина»?

— Во всем цивилизованном мире большинство в любом представительском органе формирует партия-победитель. Лузеры не создают большинство. Таковы правила игры. И логика их проста. Большинство избирателей столицы поддержали БЮТ. И их мнение гораздо важнее, чем желание отдельных политических групп. С учетом этого мнения мы и создаем равновесие в обществе. Ведь одного равновесия в горсовете мало. Оно должно быть в самом городе, в общественном мнении киевлян. А между тем БЮТ на выборах набрал 570 тысяч голосов. Больше, чем мэр, за которого проголосовали 457 тысяч киевлян.

— Это на выборах в Верховную Раду. А на выборах в Киевсовет БЮТ, согласно официальным данным, поддержали 354666 жителей столицы.

— Да, на выборах в Киевсовет мы получили меньше. Но связано это с тем, что люди путались в номерах, а также с грязнейшей кампанией, развязанной в Киеве против БЮТ. И вела эту кампанию, в первую очередь, партия «Наша Украина», в которую вошли, по сути, все олигархи Омельченко и представители нескольких других кланов. Занималась этим и «Европейская столица», которая также представляла кланы. Ситуация, сложившаяся в Киеве после нынешних выборов, возвращает нас к прежним временам, при которых кланы отправляли в Киевсовет своих представителей. Я не хочу никого обидеть, но сегодняшний Киевсовет — это, скорее, представительский орган кланов, чем киевлян.

— Вы хотите сказать, что среди депутатов Киевсовета от Блока Юлии Тимошенко нет ни одного представителя крупного бизнеса?

— У нас, конечно, тоже есть крупные предприниматели, связанные с киевским бизнесом. Но перед тем как включить их в список, блок поставил им четкие условия. Было сказано, что мы готовы использовать их знания, опыт, понимание развития города, но правило для всех одно. Все депутаты, прошедшие в совет по списку БЮТ, открыты для избирателей и действуют в строгом соответствии с задекларированным принципом: «Справедливость есть, и за нее стоит бороться». И это не высокопиарные слова. Это можно будет проверить. А если посмотреть на списки остальных и разобраться, кто есть кто, то станет ясно: люди, которые там есть, по сути, пришли в Киевсовет… Как это помягче выразиться?

— Да говорите прямо — зарабатывать деньги.

— Правильно. И таких сумасшедших, как Бродский, там очень мало. Он для них — инородное тело. И первая проблема, с которой мы столкнулись в Киевсовете, аналогична той, которая возникла в масштабах страны: «Наша Украина» готова вступать в коалицию с БЮТ, но только при условии, если Тимошенко не будет премьер-министром. Так и в Киевсовете — и «Наша Украина», и все остальные готовы объединяться, но только чтобы Бродский не был секретарем горсовета. Потому что взяток он не берет и договориться с ним невозможно. И это реальная проблема. Мне все друзья говорят: «Миша, дай ты доброе интервью, скажи, что со всеми будешь сотрудничать, что ни у кого ничего не будешь забирать, что все останется, как было. И тебя пропустят на это место, и все будет прекрасно». Нет, я не готов! Я не буду давать никаких добрых интервью и не собираюсь никого обманывать. Если меня изберут секретарем совета, в Киеве будет настоящее Магдебургское право. Киевский городской совет будет осуществлять в городе власть и контроль от имени киевлян. Не будет ни одного бесконтрольного менеджера, то есть члена исполкома. Мэр будет подконтролен совету. Комиссии будут работать четко и открыто. И киевляне будут знать правду. Но моему избранию секретарем совета, чтобы вы знали, противятся даже некоторые члены БЮТ.

— И кто же это?

— Пока без имен.

— А они-то почему?

— Ну, как же! Став секретарем горсовета, я буду намного самостоятельнее. А у некоторых моих соратников тоже есть свои интересы в Киеве. Представители ряда других партий вступили со мной в конфликт по тому же поводу. Все почему-то решили, что появился доступ к казне, и ее тут же нужно начать разворовывать. А я не дам! Почему? Потому что я сумасшедший. В 1995 году я первый заявил: поскольку свобода слова у нас задекларирована Конституцией, моя газета будет писать правду. Мне сказали: отдай газету. Я не отдал. У меня все забирали, меня загнали в тюрьму. Меня мучили. И уже тогда мне говорили: «Ты что, болен? У тебя все было. Зачем ты всем этим рискнул? Зачем подставил своих людей?». Прошли тяжелых десять лет, и я доказал, что просто был первым. Как когда-то первым открывал обменные пункты. Настало другое время, и теперь я опять буду доказывать, что в понимании тех, кто живет исключительно ради зарабатывания денег, я сумасшедший.

— Вы хотите сказать, что Михаил Бродский — абсолютный бессребреник?

— Зарабатывание денег не является целью моей жизни. Для меня, конечно же, важно, чтобы моя семья была сыта, чтобы у нас все было нормально. Я хочу развивать в Киеве баскетбол, который мне нравится. Как меценат, как спонсор делать многое другое, о чем я не рассказываю на каждом углу. Мне очень нравится, когда меня благодарят люди. Мне еще папа говорил, что главное в жизни — благодарность. Мы же не унесем с собой на тот свет ни деньги, ни дорогие автомобили, ни коттеджи. После нас остаются наши дети. И мне очень не хотелось бы, чтобы мои дети оказались в таком положении, в котором сегодня находятся дети, скажем, Кучмы, Лазаренко, Щербаня или того же Пукача…

И раз уж от меня это будет зависеть, я не дам воровать киевским чиновникам, которые все до одного (пусть подают на меня в суд!) участвуют в краже. Омельченко создал систему круговой поруки — все воруют, кто что может. И потому никто никого не ловит за руку. Почему Омельченко набрал 20%? Потому что киевлянам надоела эта система.

— А объяснить, почему почти треть жителей столицы отдали голоса Леониду Черновецкому, вы можете?

— Это отдельная тема. Может быть, он, действительно, как уже кто-то заметил, оказался тем раком, который хорош на безрыбье? А может быть, он просто умнее других, делая при этом вид, что он…немного не такой, как все? Ведь все враги набросились на него только после того, как он победил. А где же они были раньше? Не воспринимали его всерьез? Раз он сумел сделать так, что оппоненты не воспринимали его всерьез, значит, может сделать и … Я, например, верю, что Черновецкий пришел работать по-честному.

— Это правда, будто Леонид Михайлович был единственным, кто оказывал реальную помощь вашей семье, когда вы оказались за решеткой?

— Я знаю Черновецкого пятнадцать лет. И он помогал мне не один раз. Как, впрочем, и я ему. Только он согласился через свой банк выплачивать деньги вкладчикам моего банка «Денди», который разорили власти. А потом его затаскали по милицейским кабинетам. Могу рассказать, как я пришел к Черновецкому и сказал: «В твоем банке заложено все мое имущество под кредит, за который я не могу выплачивать проценты, потому что я — банкрот. Продавай». И он восемь месяцев не брал с меня проценты, пока я не пришел в себя и не начал их выплачивать. Черновецкий действительно способен на человеческие поступки. С другой стороны, мы ко многому относимся по-разному, и наши взгляды на целый ряд вещей не совпадают. Но если нам удастся найти общий язык, мне кажется, мы сможем поработать на киевлян и показать, каким на самом деле должен быть наш город.

— В Киеве еще ни разу не было мэра-киевлянина. Каковы, на ваш, коренного киевлянина, взгляд, самые важные проблемы столицы, которые необходимо решить в первую очередь?

— Возьмите, к примеру, гостиницу перед фуникулером. Ну, то, что это архитектурное уродство, даже не обсуждается. Но ведь это же еще и крайне опасное соседство! Фуникулер нужно закрыть. Я когда-то в молодости участвовал в его строительстве. И могу сказать: если вагончик вдруг сорвется, он будет лететь вниз на площадь. И ни один человек из находящихся на ней не сможет спастись. Людям не даст разбежаться эта гостиница. Вагончик врежется в нее, и там погибнут люди. Что-то надо с этим делать. Второй пример — скандально известный дом по адресу Грушевского, 9а. Ну, сколько можно спорить? Нужно снять несколько верхних этажей и закрыть эту тему. Вон в Испании многоэтажный дом, построенный в нарушение принятых там норм, вообще аккуратненько взорвали.

А дискуссии вокруг Центрального стадиона? Я помню, как в 1975 году там произошла давка после того, как кто-то выстрелил сигнальной ракетой. Погиб молодой человек, а многие другие люди получили травмы. Почему до сих пор вопрос безопасности на стадионе так и не решен? А куда ставить многочисленные туристические автобусы, съезжающиеся к Киево-Печерской лавре? В дом к Парцхаладзе, который он там собрался строить? Чтобы вы знали, у него отведена под новостройку площадка прямо возле Лавры… Киев — православная Мекка. Почему здесь никто до сих пор толком не развивал туризм, не строил гостиницы. Киеву нужны развязки. И мы будем их строить.

Но главным своим приоритетом я даже не как член БЮТ, а как коренной киевлянин, считаю безопасность людей. Столичная власть должна каждый день пристально следить за тем, сколько человек погибло в дорожно-транспортных происшествиях, сколько было ограблено на улицах города, сколько не дождалось оказания неотложной медицинской помощи, сколько родилось новых жителей столицы и сколько умерло? Киевлянам будет ежедневно сообщаться эта статистика. Мы будем оценивать работу киевского менеджмента только через призму этих цифр.

— Кстати, о безопасности. Будет ли, наконец, создана муниципальная милиция?

— Будет, обещаю. Фракция БЮТ в парламенте будет инициировать принятие соответствующего закона. И в киевской муниципальной милиции станут работать только киевляне.

— До сих пор они что-то не особо стремились туда, из-за чего в киевской милиции работают в основном иногородние.

— А мы будем платить им хорошие деньги и давать жилье. Но если кто-то в течение 25 лет своей службы хоть раз проворуется или возьмет взятку, он лишится жилья, зарплаты и пенсии. В муниципальную милицию будут набираться только жители Киева. Чтобы у них в этом городе жили мама с папой, одноклассники, росли их дети. Тогда милиционер будет знать, что он отвечает за безопасность своих родных и друзей. И если он проворуется, то позор ляжет на всю его семью. Ему никуда не спрятаться от этого, он здесь живет. Это его город.

— Вы сами назвали Киев христианской Меккой. Как вы относитесь к тому, что градоначальником Киева стал представитель нетрадиционной харизматической церкви?

— Я сам иудей, хотя моя жена, мама, брат и дети — православные... Давайте научимся оценивать человека не по его национальной принадлежности, вероисповеданию и цвету кожи, а исходя из того, честный он или подонок, профессионал или профан. И тогда случай, произошедший во Франции, не покажется нам чем-то экзотическим. Там тоже многие кричали, что мэром Парижа никогда не выберут гомосексуалиста. Однако выбрали, и теперь парижане молятся на своего мэра. Потому что он решил вопросы с пробками на дорогах, жилищные проблемы и многие другие. Главное, что Черновецкий — гражданин Украины и давно живет в Киеве. И судить о нем как о мэре будут по его деловым, профессиональным и человеческим качествам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно