«МЕРСЕДЕС» УХОДИТ ОТ «ЗАПОРОЖЦА»

16 июля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №28, 16 июля-23 июля

Визит канцлера ФРГ Герхарда Шредера в Киев - проявление дальновидности и прагматичности германской политики, для Украины он означает, по меньшей мере, временный крах внешнеполитических иллюзий...

Визит канцлера ФРГ Герхарда Шредера в Киев - проявление дальновидности и прагматичности германской политики, для Украины он означает, по меньшей мере, временный крах внешнеполитических иллюзий. В противоположность Федеративной Республике Германии - одному из наиболее могущественных экономически государств мира, которое играет роль «мотора» европейской интеграции, Украина, по критериям реальной политики (die Realpolitik), увы, почти нулевая величина в Европе. Германия только что завершила полугодичный срок председательствования в «большой семерке», Евросоюзе, Западноевропейском союзе и в Шенгенской группе. Для Украины же даже ассоциированное членство в ЕС - недостижимая мечта (хотя подобный статус имеет даже Албания), а унизительные отчеты Украины в Парламентской ассамблее Совета Европы о выполнении взятых на себя обязательств могут привести к лишению полномочий украинской делегации в ПАСЕ. С другой стороны, по размерам территории, численности населения (которое, правда, за последние годы сократилось на два миллиона человек) по интеллектуально-ресурсному потенциалу Украина при условии осуществления реальных социально-экономических реформ в состоянии весьма быстро стать важным фактором европейской политики и крупным финансово-экономическим рынком.

Именно поэтому федеральное правительство Германии выделило Украину, наряду с Россией, как восточноевропейское государство, отношения с которым следует всячески расширять. Канцлер Шредер посетил Киев с представительной делегацией, в составе которой были члены кабинета и группа влиятельных бизнесменов, что явилось свидетельством делового характера визита. Германские финансовые круги, действуя в унисон с федеральным правительством, выражают готовность вкладывать значительные капиталы в украинскую экономику, требующую реструктуризации и модернизации, а немецкие предприниматели - открывать филиалы в Украине. Но дальше заявлений дело не движется. Острые украинско-немецкие противоречия по поводу финансирования строительства двух энергоблоков взамен закрытия Чернобыльской АЭС - не единственный камень преткновения.

Как явствует из официальных источников, украинская сторона настойчиво убеждала немецких инвесторов отказаться от практики предоставления государственных гарантий для капиталовложений, положиться на гарантии наших банков или переходить к прямым инвестициям. Однако, ссылаясь на общепринятую практику международных экономических отношений, немецкая сторона ответила категорическим «nein». Надежды официального Киева на то, что в будущем что-то в этой сфере может измениться, по-видимому, зиждутся на песке.

Германия одной из первых среди стран «большой семерки» признала в декабре 1991 года независимость Украины, а в январе следующего года установила с ней дипломатические отношения. Два важных события - появление на европейской карте суверенной Украины и объединенной Германии - произошли почти одновременно, хотя стартовые позиции и возможности наших государств были совершенно разными. Для Германии наиболее существенная часть «восточной политики» (die Ostpolitik) трансформировалась по существу во внутреннюю - возник вопрос о том, чтобы поднять бывшую ГДР до социально-экономического уровня более развитой Западной Германии.

Христианский демократ Гельмут Коль, вошедший в историю как «архитектор немецкого единства» (после того как завершил дело, начатое социал-демократом Вилли Брандтом) не смог решить социально-экономические проблемы объединенной страны. Конец 16-летнего правления одного из крупнейших политических деятелей ХХ столетия и приход к власти осенью минувшего года динамичного социал-демократа Герхарда Шредера с багажом новаторских идей во внутренней политике стал наиболее заметным событием в немецкой истории после падения берлинской стены. Германия проводит эффективный политический и экономический курс в Европе, отдавая тем не менее явное предпочтение внутренней политике над внешней. Как подчеркивает канцлер Шредер, «мы должны завершить внутреннее объединение Германии». «Мы все еще находимся на долгом и тяжелом пути экономического восстановления на новых федеральных землях», - объясняет он. (Deutschland, №199, Februar-Marz).

С 1996 года Германия воспринимает Украину как потенциальный фактор безопасности на европейском континенте, изучает возможности украинского рынка. Об интересе Германии к Украине свидетельствует присутствие сотен совместных предприятий, десятков консультативных учреждений, фондов Эберта (СДПГ), Аденауэра (ХДС) и Зайделя (ХСС). В Украине есть несколько немецких банков, хотя их деятельность и ограничивается консультативно-экспертными функциями.

Но немецкая сторона постоянно жалуется на то, что в Украине «не установлены правила игры». Не раз приходилось слышать от немецких представителей нарекания на то, что учреждения, имеющие филиалы в Москве, сталкиваются со всевозможными трудностями во время регистрации в Киеве, а деловые люди - во время оформления виз в Германии. К сожалению, в Украине возникали скандалы, как это произошло с немецкими финансовыми вкладами в украинский «Градобанк» в фонд помощи бывшим «остарбайтерам». Проблему удалось решить лишь после вмешательства с немецкой стороны на правительственном уровне.

Если правила игры отсутствуют даже в гуманитарных вопросах, стоит ли удивляться, что в ключевой для Украины, особенно в нынешний драматический период, сфере - экономического сотрудничества - оно не достигло уровня даже самых скромных возможностей? Согласно данным Укркомстата, объем прямых немецких инвестиций в Украину составил в первом квартале этого года всего лишь 226,8 миллиона долларов. По этому показателю еще в 1997 году Германия опустилась со второго места на третье (после США и Нидерландов) и с тех пор не поднималась. Между тем в Польшу, Чехию, Венгрию вложены миллиарды долларов. Вполне естественно: инвестиционный климат там намного благоприятнее.

С экономической точки зрения Украина остается на обочине динамических преобразований в посткоммунистической Восточной Европе, ее «серой зоной». В связи с этим уместно сослаться на мнение влиятельного представителя немецких финансовых кругов Георга Круппа. «Украине, - подчеркивает он, - необходимо сделать еще многое в сфере прямых иностранных инвестиций. Существует срочная потребность политического содействия им и защиты, с этим должны были бы считаться все государственные учреждения. Можна надеяться, что многие инвесторы будут готовы к более активной деятельности в Украине, если будет динамично продолжаться процесс реформ, если появятся недвусмысленные свидетельтва того, что правительство преисполнено решимости устранить преграды». К числу негативных факторов Крупп причисляет «частую смену законов и правил», «высокие налоги и сборы плюс бюрократию и преступность».

Даже «Урядовий кур'єр» сетует в связи с визитом Герхарда Шредера в Киев на то, что объемы товарооборота между двумя нашими державами имеют тенденцию к снижению. («Урядовий кур'єр», 13 июля). Германия занимает третье место в структуре украинского импорта - после России и Туркменистана и четвертое в структуре украинского экспорта - после России, Китая и Турции. Украинское сальдо в торговле с Германией хронически пассивное. Грустную картину дополняет то, что по объему внешней торговли в немецкой «табели о рангах» Украина занимает лишь 44-е место. Механизм межправительственных консультаций, который на востоке Европы Германия, кроме Украины, использует лишь во взаимоотношениях с Польшей и Россией, не может проявить свою эффективность из-за социально-экономического кризиса и коррумпированности «кланово-олигархического режима» в Украине (выражение влиятельного немецкого журнала «Osteuropa»).

Очевидно, что до президентских выборов в Украине существенные изменения в украинско-немецких отношениях практически невозможны так же, как и смена реального международного статуса Украины до начала процесса реальных социально-экономических реформ и демократизации общества. Результаты визита Герхарда Шредера противоречивы и скромны, если с инфантильной наивностью не воспринимать знаки дипломатического этикета со стороны канцлера Германии как свидетельство нашего высокого международного престижа. В своих отношениях с Германией Украина стала заложницей двух факторов: собственной внутренней слабости и нынешних серьезных внутриполитических разногласий между социал-демократами и «зелеными» в самой Германии.

Кстати говоря, выступая накануне визита в Украину в дебатах в бундестаге по внешнеполитическим вопросам, канцлер ФРГ шесть раз упомянул Турцию и ни разу - Украину. («Das Parlament», №24-25, 11-18 Junі, 1999). Естественно, находясь в гостях в Киеве, он не мог о нас умолчать. Шредер выразил готовность Германии поддержать Украину на пути интеграции в Европу, одновременно подчеркнув, что мы сами должны предпринять для этого конкретные шаги…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно