Мэр Харькова Михаил Добкин: «Распрей между бело-синим городским головой и оранжевым губернатором не будет»

7 апреля, 2006, 00:00 Распечатать

Новоизбранный городской голова Харькова Михаил Добкин, похоже, дал повод подозревать его в политическом дальтонизме...

Михаил Добкин
Михаил Добкин

Новоизбранный городской голова Харькова Михаил Добкин, похоже, дал повод подозревать его в политическом дальтонизме. На днях из уст экс-нардепа слетела фраза о том, что его подчиненные могут носить бело-голубые, оранжевые, зеленые и прочие цветные шарфики без малейшего риска утратить занимаемую должность. Но лишь в том случае, если они будут добросовестно исполнять свои профессиональные обязанности. В самое ближайшее время бывшему активному эсдэку, а ныне не менее инициативному «регионалу» представится возможность воплотить слова в дела. В противном случае появится повод упрекать его в непоследовательности.

Проходной, 78-й, номер в общенациональном избирательном списке Партии регионов, не задумываясь, променял неприкосновенный мандат на руль родного полуторамиллионного Харькова. Нашего самоуверенного героя не смутил даже пятипроцентный стартовый рейтинг, в то время как его основной конкурент — действующий мэр Владимир Шумилкин, в начале кампании владел 45-ю процентами электоральных симпатий.

«Темные» пятна в биографии

— Официальный сайт ВР утверждает, что у вас «неоконченное высшее» образование. Неужели за эти годы не успели вуз окончить?

— Какие глупости! Еще в 2002 году я получил диплом Национальной академии внутренних дел. По специальности я юрист. На данный момент являюсь еще и студентом 2-го курса Харьковского экономического университета: изучаю международные финансы.

— Интернет пестрит названиями фирм, которые якобы возглавлял или возглавляет Михаил Добкин. Страховой рынок, продуктовый… А как насчет разделения бизнеса и власти?

— Еще в 98-м году, когда делал первые шаги в политике, став депутатом Харьковского городского совета, я понял, что заниматься одновременно и бизнесом, и политикой невозможно. Во-первых, не хватает времени. Во-вторых, если ты кого-либо просишь о преференциях для своего бизнеса, то оказываешься связанным по рукам и ногам обязательствами. Что явно не способствует свободе политической деятельности. У меня случались такие ситуации в жизни. И тогда, когда я только баллотировался в парламент, и потом, когда уже стал депутатом Верховной Рады.

При этом я еще очень не люблю врать. И не люблю, когда врут другие политики, говоря о том, к примеру, что у них нет даже «маленького заводика». Все это просто смешно. Поэтому я совершенно открыто заявляю, что тем бизнесом, который я вел, сегодня занимаются мой отец и брат. Я же имею уникальную возможность не отвлекаться на деловые проекты. К тому же на момент избрания в парламент я уже был далеко не бедным человеком.

— Насколько известно, вы тесно сотрудничаете с влиятельным харьковским бизнесменом Геннадием Кернесом, к которому давно не равнодушны правоохранительные органы…

— Геннадий Кернес — мой друг. В 2002 году во время избирательной кампании многие от меня отвернулись, так как шел я не с командой власти. А он, владелец одного из местных телеканалов, подставил плечо. Только в эфире его телекомпании я мог свободно выражать свои мысли. Однако мы никогда не имели совместного бизнеса. Нас связывают только общественные и политические проекты.

— Диаметрально противоположные политические проекты? Ведь никто не забыл, что г-н Кернес был одним из организаторов харьковского «оранжевого Майдана».

— Действительно, во время президентских выборов-2004 Геннадий Кернес, являясь собственником самого популярного в Харькове «7 канала», предоставил эфир оппозиционному кандидату Виктору Ющенко. Тогда многие, тысячи харьковчан, в том числе и я, поверили в розовые обещания команды будущего президента. Как оказалось, это была просто удачная попытка группы политиков прийти к власти.

Сегодня Геннадий Кернес является членом Партии регионов. Более того, он избран депутатом в городской совет от этой партии и будет мной рекомендован на пост секретаря совета. Во время избирательной кампании он официально руководил моим штабом.

— Насколько соответствуют действительности заявления о том, что за вами и Г.Кернесом во время предвыборной кампании якобы была установлена слежка?

—Это правда. Мы сделали по этому поводу публичные заявления во время прямого эфира на одном из харьковских телеканалов. Думали, что это остудит пыл сотрудников милиции. Хотя это были совсем не сотрудники милиции.

— А кто?

— К сожалению, мой статус вынуждает меня тщательно взвешивать каждое слово. Хочу избежать преждевременных высказываний до того, как детально во всем разберусь… Да, мы задержали людей, которые имели удостоверения сотрудников милиции. Думаю, однако, что на самом деле это были представители другой службы. У нас есть видеозапись, обращение в Генеральную прокуратуру, в СБУ. Мы обязательно предадим этот факт огласке, но только когда окончательно во всем разберемся.

ВР: главное вовремя остановиться

— Михаил Маркович, чем объясните свою «прыгучесть» по парламентским фракциям?

— Фракций я сменил всего две. «Единая Украина» объективно распалась. Самый громкий уход произошел осенью прошлого года, и связан он с СДПУ(о). Об этом много писали в прессе. Мне кажется, что Виктор Медведчук до сих пор сохранил негативные воспоминания о той истории.

Почему ушел? Потому что был в корне не согласен с региональной политикой партии. Поражение блока «Не так!» мной предсказывалось изначально. Жизнь меняется. Действовать старыми методами уже нельзя. Видя, как строится партийная работа, как мы теряем самые лучшие кадры, обрастая «болотом», я пытался бороться. Озвучивал свои мысли на политбюро. Вообще я очень инициативный человек — даже в ВР подготовил 80(!) законопроектов. Но здесь вести предвыборную кампанию, как будто Виктор Медведчук все еще глава администрации президента? Увольте… Это мягко говоря, утопия. Я поставил очень жесткое условие: либо я как харьковчанин возглавляю городскую партийную организацию и получаю право вести кампанию в Харькове (а это 1,5 млн. жителей) на свое усмотрение, либо ухожу. Получив не совсем внятные ответы, я встретился с лидерами СДПУ(о) и сказал, что покидаю партию. Информация разлетается быстро. Я принял предложение от ПР, с которой и до того сотрудничал, и абсолютно не жалею, что оказался там.

— Но до этого вы переходили в СДПУ(о) из группы «Центр». Неужто забыли? А тогда прошла информация о том, что на вас давили, в частности, арестом вашего отца.

— С самого начала депутатской каденции я работал в «Деминициативах». Там было довольно серьезное харьковское представительство. Однако не сложились отношения со Степаном Гавришем, который шел на поводу у некоторых политических сил. А мне очень не нравится, когда мною пытаются управлять. Я ушел в никуда. Тогда же образовалась группа, где у меня было много друзей. Идея была такая: собраться всем и не быть ни с оппозицией, ни с властью. Но и «Центр» в итоге стали растягивать во все стороны. В какой-то момент группа стала предметом торгов при голосовании. Я вышел и из нее. После чего появилось заявление Владимира Яворивского, что якобы властью была предпринята попытка арестовать моего отца, и только потому я написал заявление в СДПУ(о). Я это воспринял как политическую технологию: ах, ты уходишь? Тогда получай!

«Мэрские» страсти

— Как вы сами считаете, за счет чего вам все-таки удалось победить?

— Мой предшественник все четыре года работал на образ этакого харьковского Путина. Он тоже офицер, и часы носит на правой руке, как ВВП. В начале кампании его рейтинг, если не ошибаюсь, составлял 40%, а мой — 5%. Потом у меня стало — 48%, у него — 26%. За счет чего? Нам просто удалось разбить надуманный стеклянный образ г-на Шумилкина. Люди вдруг увидели, по каким дорогам они ездят, почувствовали, как холодно у них в квартирах… Мы нарушили господство одного, предоставили альтернативу. Ему не помогло даже дистанцирование от членства в «Нашей Украине».

— Владимир Шумилкин публично обвинил вас в неуплате налогов.

— Более того, при участии министра внутренних дел Луценко была предпринята попытка сделать из меня наркодельца. Для чего даже привлекались местные «авторитеты» из СБУ. Но знаете, когда люди, запятнавшие себя, как то, например, г-н Черемухин, имеющий прямое отношение к попытке похищения моего отца в 2004 году, начинают кого-то разоблачать, то это только добавляет очков объекту разоблачений.

— Должность мэра после звания депутата — это для вас ступенька вверх или вниз?

— Я не называл бы это ступенькой вверх. Я вообще бы не хотел называть свой выбор ступенькой — это оскорбительно по отношению к харьковчанам. Я очень долго думал: давать согласие баллотироваться на пост мэра или нет? Ведь мое место в списке ПР было проходным изначально. Я прекрасно понимал, что выпадаю из большой политики, что вернуться смогу уже только в том случае, если реализую себя как мэр. И я принял решение. Теперь хочу не просто реализоваться, но и устранить систему, которая сложилась за многие годы в городской власти.

— Читала вашу прямую линию с харьковчанами в одной из местных газет: сплошные жалобы, жэки, мусор… Не страшно?

— Абсолютно. Я сейчас уже полностью погрузился в эти проблемы. Благо, мой предшественник поступил очень порядочно, не стал оспаривать результаты выборов. Он признал свое поражение сразу, чем снял напряжение. Кроме того, он отдал негласную команду своим заместителям выполнять все мои распоряжения. Я, со своей стороны, сразу заявил, что никого не уволю только за то, что он носит оранжевый шарфик. Все специалисты останутся.

— Каким будет формат отношений с экс-мэром?

— Он знает город, а совет знающего человека всегда пригодится. И таких людей в Харькове много.

— Таким образом будете компенсировать отсутствие опыта хозяйственника?

— Знаете, того опыта, о котором все говорят, мне и не надо. Я счастлив, что не зашорен бюрократией еще советских времен. Я пришел из бизнеса. Я знаю, как зарабатывать деньги и решать проблемы. Я считаю себя кризис-менеджером, а хозяйство города находится в кризисе.

— Еще не один победитель не хвалил своего предшественника! Каковы основные приметы кризиса, доставшегося вам?

— Полностью обрубленное финансирование местных бюджетов. За что ни возьмись, везде один и тот же ответ: средств нет. Я хочу сказать, понравится это кому-то или нет, но в консолидированном бюджете при Януковиче доля местных бюджетов была 46%. При новой власти этот показатель упал до 32%. И это при том, что сам бюджет как абсолютная цифра вырос. К тому же финансовый документ, принятый при моем предшественнике, абсолютно не учитывает тот же ремонт дорог, благоустройство города и т.д. На сегодня бюджет Харькова составляет 1,5 млрд. гривен. Собственных доходов — всего 200 млн. Остальные идут из Киева с четким указанием статей расхода — зарплата бюджетникам, оплата коммунальных услуг государственных предприятий и т.д. Я очень надеюсь, что центральный бюджет все-таки будет отозван и доля местных бюджетов пересмотрена.

— Но это уже не парафия городского головы.

— Мы будем поднимать этот вопрос на ближайшей встрече президента и мэров городов. Кроме того, я за изменение системы неэффективного использования существующих внутренних ресурсов — земли и коммунальной собственности. Мы за то, чтобы отвод земель не зависел ни от одного чиновника, ни от одного заместителя. Это должна решать только сессия городского совета. Площадь и месторасположение участков будут определены на несколько лет вперед. Да, мы не имеем права реализовывать их через аукцион, но мы имеем право продавать право аренды. Кто больше заплатит в бюджет, тот и получит землю.

— Будут ли пересматриваться предыдущие решения?

— Несомненно.

— Где возьмете деньги на обещанные избирателям понижение коммунальных тарифов и ремонт дорог? Не думаете же, что если вы и ваши замы возьмут в руки лопаты, как на предвыборных пиар-субботниках, дороги в Харькове станут лучше?

— Будем приобретать современную технику для ремонта дорог, используя лизинговые операции. Очень многое, к сожалению, придется делать в долг. Кроме того, необходимо изыскивать неиспользованные внутренние ресурсы. К примеру, я взял калькулятор и посчитал количество рекламных билбордов в Харькове. За право на установление конструкции с учетом рыночных цен на размещение рекламы это от 50 до 70 млн. грн. в год дохода в бюджет. В городскую казну от этого сегодня поступает только 25 млн. Остальные деньги где? Я уже общался на эту тему с представителями компаний, работающих на этом рынке.

— Вас еще не обвиняют в давлении на бизнес?

— Меня можно только поблагодарить за стремление докопаться до правды, для того чтобы сделать этот рынок прозрачным.

— У вас всегда есть возможность озвучивать правду?

— Что вы, такая возможность — большая роскошь. Но это не значит, что я всегда вру.

— Просто умалчиваете?

— Да. Вот я сейчас вышел из торгового дома «Газ-Украина», где взял одну очень интересную табличку. Долги, оставшиеся мне от прежней власти, за три месяца 2006 года составляют 102 млн. грн. Логично, ведь сегодня мы берем тариф с населения из расчета по 50 долл. за куб, а газ нам продают уже по цене 138 долларов. И если государство в ближайшее время не компенсирует местным бюджетам эту разницу, то придется поднимать тарифы. Спрашивается: могу я в этой ситуации откровенно ответить людям на вопрос о возможном повышении тарифов на тепло? Я не хочу преждевременной паники, потому как еще надеюсь на объективную позицию государства.

— Как вы думаете, стоит ли «Регионам» создавать коалицию в горсовете, если партия и так располагает большинством голосов?

— О том, что в городском совете мы будем формировать коалицию, я уже публично заявил. Потому как хочу, чтобы в принятии важных для города решений участвовали все политические силы, прошедшие в совет. А это, кроме Партии регионов, — БЮТ, «Наша Украина», Блок Наталии Витренко, партия «Віче» и КПУ. В исполнительной же власти будет только моя команда.

— Известные фамилии есть?

— Пока назвать не могу — готовим масштабную презентацию.

— Предполагаете ли миграции из фракции во фракцию?

— Предполагаю.

— Как оцениваете работу областной администрации?

— Я не хочу оценивать работу харьковской администрации. Могу сказать лишь одно: политических распрей между бело-синим мэром Михаилом Добкиным и оранжевым губернатором Арсеном Аваковым не будет.

— А может ли быть инициирован вопрос об отставке губернатора Авакова, если в областном совете будет сформирована бело-синяя коалиция?

— Сложный вопрос. Однако, по моему мнению, стоит предпринимать лишь те шаги, в успехе которых ты уверен. С отставкой губернатора должен согласиться или не согласиться президент. А у нас сегодня одно уже отставленное ВР правительство продолжает трудиться.

…Наш разговор прервал телефонный звонок. Михаил Маркович оговаривал возможность встречи с московским мэром Юрием Лужковым. Остается надеяться, что новоиспеченный харьковский мэр окажется не столь восприимчивым к магнетической ауре российских авторитетов, как его предшественник. Во всяком случае, кепка-лужковка Добкину не пойдет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно