МЕМОРАНДУМ ПО ПРИДНЕСТРОВЬЮ: ФАЛЬСТАРТ

19 июля, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №29, 19 июля-26 июля

В калейдоскопе событий конца июня - начала июля практически незамеченным прошли сообщения вначал...

В калейдоскопе событий конца июня - начала июля практически незамеченным прошли сообщения вначале о готовности Кишинева и Тирасполя подписать меморандум об основах урегулирования взаимоотношений между собой, а потом - о переносе этого события на неопределенный срок. Естественно, внимание мира - и Украины - было поглощено ожиданием результата поединка Демократии и Тоталитаризма (практически так почему-то интерпретировалась дилемма Ельцин-Зюганов). Меморандум должен был знаменовать собой завершение конфронтационного этапа одного из самых потенциально опасных для Европы конфликта в постсоветском пространстве. Сообщение о переносе церемонии подписания, в которой должны были принять участие, помимо лидеров Молдовы, Приднестровья и России, Президент Украины и высокопоставленный представитель ОБСЕ, не удивило еще и потому, что ко времени церемонии состояние здоровья самого Апостола Демократии стало «хитом» пресс-конференций. Нынешний Нью-Кремль (ранее - Барвиха, название санатория для высшей номенклатуры под Москвой. - Авт.) является подтверждением того, что тема прочно заняла одну из первых строчек в хит-парадах...

Однако не успела еще улечься истерия, вызванная третьеиюльским ударом копья Георгия Победоносца прямо в лоб товарищу Зюганову, как вдруг, через три дня, президент Молдовы Мирча Снегур на пресс-конференции в Кишиневе на вопрос о сроках подписания меморандума заявляет буквально следующее: «Нам некуда торопиться, тем более, что остается много вопросов, которые следует обсуждать. Я лично считаю, что в канун президентских выборов в Молдове не нужно создавать лишние проблемы, так как в любой редакции меморандума будут найдены недостатки». (Встречный вопрос президенту: а зачем же было торопиться с парафированием собственной рукой его текста?)

Реакция не заставила себя ждать, и уже 9 июля руководитель тираспольского парламента Григорий Маракуца заявляет «о недопустимости отсрочки подписания меморандума», о целесообразности пожертвовать скорее президентскими выборами, назначенными на 17 ноября, нежели подписанием.

Через неделю на пресс-конференции в Киеве, где в минувшие понедельник-вторник состоялся международный семинар по проблеме урегулирования в Приднестровье, представитель Ельцина на переговорах между Кишиневом и Тирасполем Юрий Карлов заявил, что скорейшее подписание меморандума - в интересах всех сторон. Присутствовавшие там же заместитель Маракуцы Владимир Атаманюк и вице-министр юстиции Молдовы Михай Бушуляк подтвердили позиции своих сторон. Что характерно, представитель Президента Украины на переговорном процессе Евгений Левицкий не проронил ни слова. Это уже не тепло, это просто горячо. Осталось уточнить, каким это образом устраивавший всех буквально две недели назад текст вдруг перестал быть таковым? И что же такое в нем написано?

Государственный секретарь Приднестровья Валерий Лицкай в разговоре с автором в известной степени пролил свет на проект меморандума. Итак, по его словам, в тексте зафиксировано, что «Приднестровская Республика - это государственное территориальное образование в форме республики, которое имеет с Молдовой общее государство - Республику Молдова». Слова, допустим, «автономия» В.Лицкай не употреблял. А вместо этого он сообщил, что Приднестровье, по меморандуму, «участвует во внешней политике Республики Молдова как субъекта международного права», а также «внешнеэкономическая деятельность - это наша компетенция».

Такой вопрос, как, скажем, подчиненность Вооруженных Сил ПМР, в документе не отражен, это - тема следующих переговоров. А на их перспективы достаточно прозрачно намекнул автору В.Атаманюк, сказав, что, поскольку воевать Молдове не с кем, «мы предлагали Кишиневу вообще демилитаризировать страну. Но они не согласились. Значит, нам придется нашу армию сохранить».

Еще «маленький» нюанс - как быть с объединением финансовых систем, правоохранительных органов, таможни и прочего. В.Атаманюк задает встречный вопрос - а зачем? У нас они есть и нормально работают.

В ответ на реплику: «Так вы же закрепляете юридически фактический статус независимого государства» вице-спикер согласился.

У матросов нет вопросов. То, что России не удалось с Украиной - под лозунгом борьбы с мировым коммунизмом «выдурить» Севастополь, чуть было не сработало с Приднестровьем. Не подведи Ельцина «голосовые связки» (доверимся официальной версии), можно было бы ставить 100 долларов против пустой жестянки из-под пива на то, что максимум после 17 ноября, а то и раньше, у Молдовы был бы новый президент. И это еще были бы цветочки по сравнению с тем, как подобный меморандум мог бы отозваться в душах жителей страны. Сейчас важно даже не то, какие такие проникновенные слова нашел-таки Борис Николаевич для Мирчи Ионовича. Важно, что это все может значить для Украины.

Ситуация с Приднестровьем для Украины тяжела, и ее определяют два основных фактора. Во-первых, абсолютная невозможность поддерживать сепаратизм в любом его виде. Тем более на собственных границах. Тем более в контексте отношений с Румынией, в сторону которой может качнуться маятник после юридического закрепления и так фактически утерянного для Молдовы Приднестровья.

Но она значительно осложняется тем, что половина «сепаратистов» - украинцы, проживающие на исторических украинских землях. (Об этом, кстати, на той же пресс-конференции напомнил Владимир Атаманюк, сказав: «Вот посмотрите, с вами по-украински разговаривает чистейший украинец, а не москаль какой-нибудь...», чем вызвал хохот журналистов и кривоватую улыбку у сидящего рядом Юрия Карлова). Приднестровье по своим историческим реалиям сопоставимо с Карабахом, только, слава Богу, в другом масштабе. Да и югославский конфликт начинался со стремления «восстановить историческую справедливость».

Развитие событий в них показало даже не знающим истории, чем подобное «восстановление» заканчивается. Чаще всего ничем, минус десятки тысяч жертв. Поэтому в интересах Украины - не «восстановление справедливости», а обеспечение стабильности в существующих границах. А вот закрепление конфликтного состояния и возникновение на украинских границах такого «почти-государства» могло бы иметь весьма нежелательные последствия. Приднестровье сегодня по своей идеологии - атавизм, реликт Советского Союза во всем, начиная от символов и кончая организацией экономики. «Постоянный-временный» его статус не добавит порядка хотя бы в вопросе контроля за значительным количеством оружия, и так «расползшегося» в ходе конфликта. Будет ослаблена Молдова, дружественные и стабильные отношения с которой являются залогом украинской безопасности на юго-западном направлении. Ну и к тому же не слишком ли много будет России вокруг Украины?

В отношении России, кстати, не исключено, что лидеры Приднестровья попытаются и пофрондерствовать. Последние полтора года нахождения Лебедя во главе 14-й армии были ознаменованы его непрекращающейся кампанией против коррупции в верхних этажах бывшего здания тираспольского горкома КПСС. Поэтому к его взлету в Старой Барвихе (ранее - Кремль, бывшая резиденция президента России. - Авт.) там отнеслись неоднозначно. Спикер приднестровского парламента Григорий Маракуца, например, считает, что деятельность там Лебедя «не может напрямую отразиться на Приднестровье», поскольку «это все-таки самостоятельное государство, а не российская губерния» (sic!, - поставил бы на полях В.И.Ленин). А из слов В.Атаманюка на пресс-конференции на эту тему можно сделать вывод, что, мол, Александр Иванович, конечно, герой, но вот возможные его походы по местам боевой славы вряд ли там кого-то обрадуют.

Не следует переоценивать подобную отвагу. Есть газовая труба, есть кран на ней, есть решительный генерал с серьезными полномочиями, у которого пока просто руки не доходят до своих старых друзей. И не таких крутых лидеров «самостоятельных государств» убирали. Это понимают в Тирасполе, а поэтому тоже торопятся с меморандумом, ибо времени отпущено не так уж и много.

Отсюда можно сделать вывод - проект меморандума в настоящей его редакции далеко не в полной мере отвечает интересам Украины, не говоря уже об интересах Молдовы. Что с ним можно сделать, ведь он парафирован на самом высоком уровне? По мнению замминистра иностранных дел Молдовы Василе Шовы, в его тексте необходима более четкая юридическая дефиниция - что такое Приднестровье, должны быть определены вопросы, относящиеся исключительно к компетенции Молдовы, а также хотя бы в общих чертах определен механизм гарантий. Первоначально предполагалось, что меморандум станет промежуточным документом, в котором должны быть оговорены основные принципы разрешения конфликта, урегулирования ситуации и определения статуса ПМР. «Сегодня еще рано говорить о том, что в этом меморандуме такие основные принципы нашли согласованные формулировки», - считает он.

Пока, во всяком случае, ясно одно. До ноября - если Тирасполь не смягчит свою позицию, что малореально, - не будет ничего, кроме вялотекущих консультаций. Нынешний президент М.Снегур, делая ориентацию на правые силы, высказался против меморандума в его нынешнем виде. Его оппоненты - нынешние спикер Петру Лучинский и премьер Андрей Сангели, надеющиеся на левоцентристские симпатии избирателей, напротив, призывают как можно скорее подписать его. Так что, возможно, от исхода борьбы за президентский дворец будет зависеть и окончание этого процесса. Пока же произошел явный фальстарт.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно