Меч и щит

1 апреля, 2005, 00:00 Распечатать

Трудно припомнить избирательную кампанию в нашей стране, накануне которой не менялись бы правила игры...

Трудно припомнить избирательную кампанию в нашей стране, накануне которой не менялись бы правила игры. И, кажется, грядущие парламентские выборы — не исключение. Правда, о радикальных нововведениях речь не идет. Поскольку, голосуя 8 декабря прошлого года за изменения Конституции, законодатели утвердили незыблемость основных положений закона о выборах народных депутатов, принятого год назад. «Конституционный состав Верховной Рады Украины в количестве 450 народных избранников, — говорится в последнем пункте заключительных и переходных положений закона о конституционной реформе, — избирается в 2006 году на основании общего, равного и прямого избирательного права путем тайного голосования на принципах пропорциональной системы с избранием народных депутатов Украины в многомандатном общегосударственном избирательном округе по избирательным спискам кандидатов от политических партий, избирательных блоков политических партий в соответствии с законом». Словом, поменять избирательную систему практически уже невозможно. Если, конечно, не найдется достаточного количества народных избранников, которые решат обратиться в Конституционный суд по поводу законности того судьбоносного голосования, когда в пакете с другими законопроектами и постановлениями принималась конституционная реформа. И если КС не сочтет такие обстоятельства утверждения закона, перекраивающего Конституцию, не вполне легитимными.

Несмотря на маловероятность такого поворота событий, противники классической пропорциональной системы не оставляют попыток вернуть дорогую их сердцу «мажоритарку», пусть даже в урезанном либо закамуфлированном виде. На рассмотрении в парламентском комитете по вопросам госстроительства и местного самоуправления сегодня находятся три законопроекта о выборах народных депутатов Украины. Один из них, разработанный Степаном Гавришем, при наличии общегосударственного предполагает создание еще и четырехсот пятидесяти территориальных округов. Да, партийные списки здесь присутствуют, и даже имеется пятипроцентный избирательный барьер. Но при этом предполагается, что избиратели голосуют не только за партию или блок, но и за кандидата от них в конкретном территориальном округе. Депутатские же мандаты среди членов преодолевшей барьер партии распределяются в зависимости от того, кто из кандидатов набрал больше голосов избирателей (по сравнению с коллегами по партийному списку). Предложенная в проекте Гавриша пропорциональная система с явными элементами мажоритарной в правовом отношении менее доскональна, нежели стопроцентная пропорциональная, заложенная в принятом законе о выборах, считают в главном научно-экспертном управлении Верховной Рады.

Рекомендует управление не принимать и другой проект избирательного закона, «сочиненного» народным депутатом Виктором Горбачевым. Поскольку он является практически калькой того закона, по которому избирались два последних созыва украинского парламента: половина депутатов — по партийным спискам, половина — в мажоритарных округах. И возврат к чисто мажоритарной системе предлагается в законопроекте, подготовленном группой депутатов во главе с Богданом Губским. Правда, в сопроводительных документах к проекту говорится, что им предусматриваются выборы по системе пропорционального представительства. Однако скрыть мажоритарную сущность законопроекта не в состоянии даже «особая роль в избирательном процессе политических партий». Поскольку сводится она лишь к выдвижению партиями по одному кандидату в каждом избирательном округе из числа лиц, внесенных в ее (партии) избирательный список. Ах, да! Еще предусмотрено, что соискатели депутатских мандатов идут на выборы не со своей собственной программой, а с программой выдвинувших их партий и блоков, силами которых проводится предвыборная агитация за кандидатов.

Неубиенная тяга украинских политиков к своему избирателю объясняется изрядным количеством аргументов, неоднократно звучавших на протяжении многолетней дискуссии на тему «Какая избирательная система нужна Украине?». Опасения, чтобы депутаты не стали вдруг «страшно далеки от народа», конечно, понятны. Как и забота об интересах беспартийных граждан, попадание которых в избирательные списки партий будет затруднено. Однако идея представления депутатом интересов ограниченного круга своих избирателей, напоминает заместитель главы парламентского комитета по вопросам госстроительства Юрий Ключковский, была отброшена еще Великой французской революцией. Первым декретом Национального собрания ликвидировалась полиция, а вторым аннулировались выборы по округам. Мнение о том, что при мажоритарной системе парламентарий близок к избирателю, в определенной степени связано с патерналистским отношением к власти, от произвола или невнимания которой кто-то должен защищать народ. Однако при этом почему-то упускается из виду то обстоятельство, что характер представительского мандата означает: его обладатель должен отстаивать интересы народа всей страны, а не отдельной ее части. И судить об эффективности работы депутата нужно, скорее, по тому, насколько успешно он отстаивает общегосударственные интересы, а не интересы отдельно взятого округа. Яркой же иллюстрацией приоритетов наших мажоритарщиков могут служить ежегодные схватки, в которые они вступают за капитальные вложения в свои округа во время бюджетного процесса. Но разве не кроется за этими, на первый взгляд, благородными порывами элементарное стремление подлизаться к своим избирателям, чтобы те не вздумали на следующих выборах голосовать за кого-то другого?

Думается, мало кто станет утверждать, будто принятый год назад закон о выборах народных депутатов безупречен. И при нашем уровне развития партий введение пропорциональной системы выборов, возможно, действительно несколько преждевременно. Но, с другой стороны, мажоритарная система— вовсе вчерашний день мировой истории. Так что спорить по этому поводу мы, конечно, можем продолжать, только без каких-либо последствий для избирательного законодательства. В той его части, где утверждается основополагающий принцип, по которому проходят выборы. Что же касается норм закона, регламентирующих процедуру проведения выборов, обжалование решений, действий или бездеятельности субъектов избирательного процесса, ответственности за нарушения избирательного законодательства и прочих вещей, то изменения вполне допустимы. Более того, они необходимы. Хотя бы исходя из того, что закон о выборах в парламент текстуально очень близок к закону о выборах президента. Это не случайно: по словам Юрия Ключковского, Верховная Рада сознательно шла по пути унификации избирательного законодательства. Однако это означает, что все слабые места закона о президентских выборах, которые проявились в ходе его применения, присущи и закону о выборах народных депутатов. И бездействовать в ожидании, когда страна по второму разу «наступит» на те же самые проблемы, было бы неразумно.

Первое, с чего начинается практически любой разговор о возможных изменениях правил игры на парламентских выборах, — это проходной барьер. Справедливо было бы напомнить, что снижение его с четырех до трех процентов было тем компромиссом, который дал возможность принять закон, основанный на пропорциональной системе выборов. Именно при таком условии наименее стойкие приверженцы «мажоритарки» согласились проголосовать за пропорциональную систему. И те, кто сегодня ратует за пересмотр «проходного балла», выглядят не вполне честными по отношению к своим коллегам. Объясняют же они свою позицию, как, например госсекретарь Украины Александр Зинченко, тем, что трехпроцентный барьер «может поставить под угрозу создание парламентского большинства» из-за прохождения в парламент множества мелких партий. Что, в общем-то, пока не подтверждается социологическими исследованиями. Опросив в конце февраля своих респондентов, Центр Разумкова пришел к выводу: если бы выборы проходили в ближайшее время, то трехпроцентный барьер преодолели бы пять партий («Народный союз «Наша Украина», Партия регионов, «Батьківщина», КПУ и СПУ). Конечно, по мере приближения дня голосования активность остальных партий, чей рейтинг не превышает двух процентов, существенно возрастет, что может повлиять на окончательный список фаворитов парламентской гонки. Однако на радикальные изменения в партийном хит-параде едва ли стоит надеяться.

По мнению Юрия Ключковского, увеличение проходной планки для партий на один процент (по подсчетам депутата, это около 300 тысяч голосов) вряд ли способно существенно повлиять на исход выборов. Вот если эту цифру увеличить до семи-восьми, последствия будут куда заметнее. Но вероятность такого резкого повышения барьера мала. А потому, считает народный депутат, «барьерная» тема в избирательном законодательстве сегодня вовсе не является основной. Поскольку есть гораздо более важные проблемы. Например, резкое увеличение числа партий, зарегистрированных в Минюсте в последние два месяца. В чем причина такой активности? Ведь ни три, ни даже два процента этот партийный молодняк не наберет. «Делается это для того, чтобы можно было участвовать в формировании избирательных комиссий, — убежден Юрий Богданович. — Поскольку они формируются по такому же принципу, что во время президентских выборов (каждая партия, зарегистрировавшаяся в качестве участника кампании, имеет право делегировать своего представителя в избирательную комиссию) кто-то просто пытается обеспечить себе количественное преимущество в избиркомах через подставные партии». Вот почему изменения должны коснуться прежде всего той части закона о выборах народных депутатов, где говорится о способе формирования избирательных комиссий. Абсолютная неадекватность многих избирательных комиссий, перегруженность их людьми, главной задачей которых было не работать, а заваливать выборы либо конкретного кандидата, — одна из наиболее острых проблем, возникших на президентских выборах. Все это использовалось в качестве технологии с целью исказить реальный ход избирательного процесса. Во избежание подобного на парламентских выборах нужно ограничить круг тех, кто может подавать свои кандидатуры в состав избиркомов. Например, предоставив преимущество парламентским партиям.

Существенной корректировки требует и та часть закона, которая описывает правила голосования за рубежом. Незабываемая история, связанная с попытками открыть несколько сотен дополнительных участков для голосования в России, не должна оставить парламентариев равнодушными к этой проблеме. «Я в своих руках держал документы, на основании которых Центризбирком собирался открывать дополнительные участки в соседнем государстве, — рассказывает Юрий Ключковский. — Все они были сфальсифицированы». Но если подойти к этому вопросу более тонко и не так грубо подтасовывать документы, то может хватить и пятидесяти дополнительных участков, чтобы с их помощью существенно «подкорректировать» результаты голосования. Поскольку защищенность мест голосования за пределами наших дипломатических представительств за рубежом невозможно обеспечить никакими украинскими законами. Это в компетенции местных властей, которые, как, например, показывает опыт голосования в Приднестровье, могут без объяснений депортировать наблюдателей. Где гарантия, что там будут сформированы нормальные избирательные комиссии, составлены реальные списки избирателей? Все эти вопросы требуют дополнительной проработки, результатом которой должны стать изменения к закону о выборах. Не исключено, что депутатам придется пойти на некоторые ограничения избирательных прав. Без этого, по всей видимости, невозможно максимально обезопасить результаты выборов от фальсификаций. Как это ни парадоксально звучит. Увы, здесь не избежать противоречия: справедливость требует обеспечить, с одной стороны, право проголосовать максимальному количеству наших граждан, а с другой — чистоту и прозрачность процесса. Что важнее — решать украинским законодателям. Правда, тот же Юрий Ключковский считает, что их решение не должно быть навязано обществу. А потому необходимо широкое обсуждение этой темы, чтобы конечный выбор большинством граждан считался справедливым.

Не менее противоречивой является также идея учета избирателей. Дело в том, что списки избирателей призваны обеспечить две противоположные задачи: это способ предоставления возможности проголосовать как можно большему количеству избирателей, а с другой стороны, списки существуют еще и для того, чтобы гражданин не смог злоупотребить своим правом, проголосовав больше одного раза. Вот почему проблема с избирательными списками, ставшая притчей во языцех на президентских выборах, обязательно возникнет и на парламентских. Призванный хоть как-то смягчить ее, закон о государственном реестре избирателей уже проголосован в первом чтении. Однако принять его в целом, считают в комитете по вопросам государственного строительства, будет очень сложно. И сложности эти носят не политический характер, а технологический: чтобы реестр выполнял возложенную на него функцию, необходимо крепко подумать, как вести учет граждан, кто это должен делать, каким образом обеспечивать достоверность сведений и их постоянное обновление. Так что пока среди депутатского корпуса доминирует мнение о том, что сначала нужно максимально сформировать списки для проведения выборов-2006, а затем использовать их в качестве базы для госреестра. Оптимизма подобная позиция не вызывает. Остается только надеяться, что в закон о выборах народных депутатов будут внесены поправки, способствующие более корректному составлению и использованию списков избирателей.

Не мешало бы также усовершенствовать статью закона, описывающую голосование на дому. При рассмотрении закона об особенностях применения закона о выборах президента в ходе голосования 26 декабря Конституционный суд вынес решение о том, что голосовать за пределами участков имеют право избиратели, не способные передвигаться самостоятельно. Независимо от наличия или отсутствия инвалидности. Но в то время как инвалидность устанавливается согласно определенным законам, неспособность передвигаться не фигурирует в каких-либо юридических нормах. Как определять эту категорию граждан? Необходимо найти какую-то формулу. И желательно пораньше, чтобы можно было подготовить специальный транспорт для доставки людей на участки, определенное количество урн для выездного голосования, сделать выписки из общих списков избирателей…

Так что изменения закона о выборах народных депутатов неизбежны. Как бы кто ни сокрушался по поводу того, что это приходится делать перед каждыми выборами. Впрочем, Юрий Ключковский считает этот процесс закономерным: он обусловлен достаточно быстрым развитием общества, его самосознания, политической культуры. «То, что нам казалось очевидным перед президентскими выборами, уже не кажется таковым теперь, — замечает народный депутат. — Необходимо предусмотреть дополнительные защитные механизмы против тех злоупотреблений, которые были зафиксированы на прошлых выборах». Это как меч и щит, где меч — фальсификации и административный ресурс, а щит — способы защиты от них. Развитие способов нападения, как и в обычных вооружениях, всегда немного опережает совершенствование способов защиты. Главное, чтобы этот разрыв не увеличился до критических размеров… Остается только удивляться, что подобные речи исходят не от оппозиционеров, а от представителей провластных политических сил. А также надеяться, что их слова не разойдутся с делом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно