МАНИПУЛЯТОРЫ

24 декабря, 1999, 00:00 Распечатать

О результатах российских парламентских выборов написано за последнее время немало: о позициях ше...

О результатах российских парламентских выборов написано за последнее время немало: о позициях шести предвыборных объединений, которые будут формировать свои фракции в Государственной думе, о возможных коалициях и расколах, о том, как поведут себя депутаты-одномандатники… Мне же показалось наиболее интересным посмотреть, как изменятся теперь позиции основных действующих лиц предвыборной кампании. Начнем с премьера.

Путин

Владимир Путин может ощущать себя настоящим победителем этих парламентских выборов. Совершенно очевидно, что своими высокими результатами ему могут быть обязаны сразу два политических объединения, которые будут формировать фракции в новой Государственной думе - «Единство» и Союз правых сил. И если у СПС и до Путина была своя идеология и собственные, весьма противоречиво воспринимаемые, но все же достаточно известные лидеры, то «Единство» возникло из ничего, как фантом, как удачная выдумка, случившаяся в момент поиска Борисом Абрамовичем путей борьбы с Евгением Максимовичем. Главной идеей «Единства» - в отличие, например, от «Выбора России» в 1993 году или «Нашего дома - России» в 1995-м - было не создание «партии власти», а стремление не позволить утвердить эту партию самозванно, без кремлевского одобрения. И, как ни парадоксально, именно из этого противопоставления и родилась «партия власти», добившаяся на выборах гораздо большего успеха, чем «Выбор» и НДР. При этом я не стал бы «романтизировать» ситуацию, утверждая, что вклад Путина связан прежде всего с его высоким рейтингом и реакцией населения на чеченскую войну, в которой, кстати говоря, и «Единство», и СПС поддержали действия премьер-министра. Нет, это была прежде всего трудная и очень грязная работа - дискредитация противников, беспредел в проправительственных средствах массовой информации, жесткое давление на региональных лидеров. Ни Черномырдин, ни тем более Гайдар не могли решиться на такой прессинг, а Путин пошел на него играючи, еще раз доказав, что в своей политической - пусть даже и публичной - деятельности он будет прежде всего руководствоваться методами, позаимствованными со своей прошлой службы. Поэтому не стоит опасаться, что рейтинг Путина рухнет в случае прекращения чеченской войны или из-за нарастания негативных явлений в экономике. Работа с социологами - такая же деликатная вещь, как работа с губернаторами: мало кого интересует, как это делается, зато важен результат. Рискну предсказать, что рейтинг Путина останется на высоте до президентских выборов (в том случае, разумеется, если Ельцин окончательно остановится именно на этом преемнике). Чечня, экономика - это не те обстоятельства, которые должны сказываться на росте рейтинга. При этом результат Путина на президентских выборах будет отвечать выводам социологов: нечто подобное произошло и с «Единством».

Вывод прост: социологи не должны ошибаться, а губернаторы не должны подводить. Комбинированный подход!

Чубайс

Одним из главных победителей этих выборов следует признать Анатолия Чубайса, руководившего избирательным штабом Союза правых сил. Именно Чубайсу удалось привести вчерашних аутсайдеров во власть, причем в весьма приличной роли главной демократической фракции российского парламента. Конечно, расположение Владимира Путина к правым также сыграло свою роль, однако кто-то же должен был переориентировать СПС на премьера и добиться этого расположения! Можно, конечно, долго размышлять о моральной стороне дела, о внезапном «прозрении» Чубайса и содержательной стороне его запомнившейся многим дискуссии с Григорием Явлинским на телеканале НТВ. Однако Чубайс может предъявить критикам результат. Изменив имидж правых, он смог изменить и собственный имидж. Еще недавно считавшийся «всероссийским аллергеном», Чубайс быстро превратился в яркого публичного политика, непринужденно чувствующего себя в телеполемике с оппонентами. Еще одно достижение Чубайса - то, что он-то остался вне парламента и ему не придется теперь выбирать между Государственной думой и РАО «ЕЭС», как, например, удачливому лидеру «Единства» Сергею Шойгу, которому явно не хочется уходить из Министерства по чрезвычайным ситуациям. Чубайс может спокойно ожидать в кресле главы РАО «ЕЭС» президентских выборов, когда его усилия, скорее всего, понадобятся Владимиру Путину. Ну а после президентских выборов ситуация изменится для всех…

Явлинский

Лидер «Яблока» сегодня выглядит одним из проигравших предвыборную кампанию. Шесть процентов голосов, полученных «Яблоком», - конечно же, не результат. И по сравнению с предыдущим выступлением «Яблока» на парламентских выборах. И, главное, на фоне ожиданий ошеломляющего успеха: накануне выборов в Думу казалось, что Явлинский окончательно утвердился в звании даже и не главного, а единственного действующего демократа, а после союза, заключенного «яблочниками» с бывшим премьером Сергеем Степашиным, социологи утверждали, что рейтинг движения возрастет чуть ли не вдвое. Теперь за Явлинским - лишь небольшая фракция, которой больше не удастся монополизировать демократическое представительство в Государственной думе ввиду наличия куда более мощной фракции Союза правых сил. К тому же в СПС достаточно много ярких и интересных личностей, а фракция Явлинского - в этом, собственно, и состоит политическое лицо «Яблока» - лишь бесцветная, хоть и профессиональная массовка, подчеркивающая яркую индивидуальность лидера. Так что «Яблоко» просто обречено на поиск компромисса даже и не с СПС - в этом случае фракция Явлинского будет выглядеть лишь «младшим партнером», не очень-то нужным правым, - а с любой антиправительственной оппозицией (так нередко случалось и в предыдущей Думе) - лишь бы подчеркнуть свою исключительность. Тем не менее я ни в коем случае не стал бы хоронить Явлинского. Во-первых, мы должны ясно понимать, что он во многом поплатился за свой призыв к прекращению войны в Чечне - остающееся далеким от ценностей второй половины уходящего столетия российское общество не прощает цивилизованности и действительно трудно быть вегетарианцем среди людоедов. У правых, между прочим, так и не хватило мужества осудить предвыборно-рейтинговую акцию Владимира Путина, и на наших глазах они легко превратились из либералов в консерваторов и из демократов в конъюнктурщиков. Вот СПС добился такой впечатляющей победы, а Гайдар где? Где Гайдар?

Но поскольку выборы закончены, к концу подходит и чеченская война. Не случайно еще до подведения окончательных итогов выборов теневой автор многих кремлевских операций последнего времени, а теперь еще и депутат Государственной думы Борис Березовский заявил на спешно собранной в офисе «Интерфакса» пресс-конференции, что силовая акция в отношении Чечни себя исчерпала, а Владимир Путин после встречи с Борисом Ельциным отметил, что военная операция близка к завершению, а сопровождать ее, оказывается, нужно политическим процессом. Примерно то же самое и сказал Явлинский несколько недель тому назад! Поэтому не исключено, что теперь, когда война в Чечне может закончиться в любой момент, а российское руководство, заинтересованное в западных кредитах, будет доказывать Вашингтону и Брюсселю свое миролюбие, Явлинский вполне в том или ином качестве может быть затребован властью в качестве живого доказательства ее демократичности. А главное - вполне реабилитирован в глазах несколько успокоившегося общества.

Примаков

Прошедшую предвыборную кампанию вряд ли можно признать удачной для бывшего премьера. Примакову так и не удалось стать руководителем самой большой фракции в Государственной думе. Ему не удалось даже стать лидером самой большой номенклатурной группировки в нижней палате российского парламента. «Единство» опередило «Отечество»-«Всю Россию» настолько серьезно, что вряд ли можно определять ОВР в качестве «партии власти». Более того, запланированный раскол ОВР грядет: несмотря на заявление московского мэра Юрия Лужкова о необходимости сохранения единой фракции ОВР, председатель «Всей России» и санкт-петербургский губернатор Владимир Яковлев (которому вследствие решения Верховного суда РФ приходится теперь задумываться о весенних губернаторских выборах в северной столице) уже утверждает, что «Вся Россия» должна существовать в парламенте отдельно от «Отечества». Возникает вопрос, чем тогда вообще будет руководить Примаков и не провалится ли он между двух стульев? Ведь если Примаков возглавит фракцию «Всей России» ( что маловероятно), ему придется примириться с проправительственной, пропутинской ориентацией региональных лидеров. А если возглавит фракцию «Отечества», с которой он особо сблизился в последнее время, - превратится в заложника не всегда логичных маневров Юрия Лужкова. И уж, конечно, в случае раскола ОВР шансы Примакова стать председателем Госдумы приближаются к нулевой отметке. Но если единство ОВР сохранится, бывший премьер еще может претендовать если не на кресло спикера нижней палаты российского парламента, то по крайней мере на положение руководителя альтернативного номенклатурного блока, который будет поддерживаться всеми недовольными Кремлем и Белым домом. Этот блок не будет иметь шансов на успех, но зато станет этаким зародышем двухпартийной системы с «плохой» и «хорошей» номенклатурными группировками. О чем-то подобном задумывался в 1995 году Борис Ельцин, инициируя создание полуудавшегося «Нашего дома-России» Виктора Черномырдина и неудавшегося «Блока Ивана Рыбкина». А теперь этот план может воплотиться в жизнь как бы сам собой…

Лужков

То, что московскому мэру удалось сохранить за собой столицу, почти ничего для него не означает: возможность поражения Лужкова на московских выборах никем даже не предусматривалась, максимум, о чем могли мечтать его оппоненты, - это проведение второго тура выборов мэра. Даже 11 процентов, полученных в столице бывшим премьером Сергеем Кириенко, - это очень неплохой результат. Однако Лужкову не удалось добиться главного - стать влиятельным федеральным политиком. Он так и остался руководителем субъекта федерации, чьи позиции в верхней палате парламента зависят от сиюминутной конъюнктуры, а позиции в нижней пока что выглядят и вовсе неопределенными. При этом Лужков хорошо понимает, что следующий год будет для него непростым именно как для руководителя субъекта федерации. Он может оказаться уязвим и как мэр города, положение в котором становится неблагополучным, и как глава находящегося под прицелом правоохранительных органов семейного клана. Стоит напомнить, что супруга Юрия Михайловича - Елена Батурина потерпела поражение, баллотируясь в Государственную думу в Калмыкии, и по-прежнему открыта для судебного преследования.

Пока Лужков еще продолжает действовать в конфронтационном стиле. В частности, он обратился в суд, требуя признать незаконным указ президента Ельцина о смещении с должности начальника московского ГУВД генерала Николая Куликова. Однако рискну предположить, что уже в ближайшем будущем мэр попробует договориться - если не с Кремлем, то с Владимиром Путиным.

Зюганов

и Жириновский

Для Зюганова почти ничего не изменилось: он остается лидером влиятельнейшей оппозиционной фракции, может ежедневно доказывать своему электорату, насколько принципиальны критикующие антинародную власть коммунисты… Когда говорят о том, что впервые после 1993 года КПРФ потеряла монополию в Думе, несколько преувеличивают. В 1993-1995 годах никакой монополии коммунисты тоже не имели: казавшийся оппозиционером и союзником КПРФ Жириновский на поверку оказался еще одним изданием «партии власти»; казавшийся представителем КПРФ на посту спикера нижней палаты Иван Рыбкин и вовсе был человеком Кремля… В 1995-1999 годах положение КПРФ было получше, но принципиально повлиять на власть коммунисты все равно не могли: скорее уж власть влияла на них или использовала их имидж в непростые для себя времена. Можно было бы отнести к успеху коммунистов назначение премьером Евгения Примакова (если забыть, что автором этого компромисса был Валентин Юмашев, а озвучил его впервые Григорий Явлинский). Но проголосовав за Примакова, коммунисты прочно перекрыли дорогу в премьеры главному объекту кремлевского раздражения - Юрию Лужкову. А когда примаковское правительство пало, коммунисты, угрожавшие акциями неповиновения, спокойно утвердили новым премьером Сергея Степашина. Для коммунистов сегодня главное - не власть, а положение ведущей оппозиционной силы, что позволяет сохранять своих избирателей и неплохо чувствовать себя в роли сильных лоббистов того же ВПК.

Но если с Зюгановым по тем или иным вопросам придется договариваться, то с Жириновским больше договариваться всерьез не придется. Лидер самой крупной фракции в Думе-93 будет руководить самой маленькой фракцией в Думе-99. Это вполне закономерно: Жириновский за прошедшие годы отяжелел, перестал выглядеть радикалом - и растерял свой удивительный электорат. Разумеется, власти будут по-прежнему нужны его услуги, но впервые он больше нуждается в ее внимании, чем она - в его помощи…

Таковы позиции основных тренеров и игроков парламентского состязания сразу же после выборов в Государственную думу. Уже распределение руководящих должностей в Думе продемонстрирует, какие коррективы можно вносить в этот расклад, кто сможет удачным маневром вернуть себе хотя бы часть потерянного, а кто упустит предоставленный шанс. Подождем начала заседаний последнего парламента эпохи Бориса Ельцина.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно