КТО ЗА КОМИССИЕЙ, СОЗДАТЕЛЬ?

3 ноября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №43, 3 ноября-10 ноября

Конфликтная ситуация, возникшая между органами власти после оглашения выводов комиссии Евгения М...

Конфликтная ситуация, возникшая между органами власти после оглашения выводов комиссии Евгения Марчука, которая была призвана разобраться в данных о наполнении бюджета, предоставляемых Юлией Тимошенко и Николаем Азаровым — еще раз как на рентгеновском снимке высветила все больные места объектов политических и экономических игрищ на украинском поле.

Премьер-министр еще раз убедился в том, что его Кабинет — это не команда, а лишь перечень разносориентированных министров и чиновников. Иллюстрация оказалась настолько яркой, что Виктор Андреевич позволил себе принять не только внутренние меры, но и не особенно заботился о сохранении видимого спокойствия при комментариях оценок, данных комиссией секретаря СНБОУ. По мнению представителей ближайшего окружения премьера, возможность его добровольного ухода в отставку оценивается как 40 на 60. При этом многое будет зависеть, во-первых, от того, как сложится судьба вице-премьера по ТЭКу, а во-вторых, от того, кто же в случае отставки Тимошенко займет ее место.

Рейд Евгения Марчука по средствам массовой информации, имеющим отношение к олигархам, засвидетельствовал, что магнаты, похоже, вступают, если не в последний, то в предпоследний решительный бой за возможности заработать в этой стране. В последнее время президентские шаги, сделанные в сторону от тех, кого все еще по инерции называют в Украине олигархами, сеют панику среди людей, которые уже начали отдавать себе отчет в том, что все большие деньги в Украине уже заработаны. Теперь предстоят только траты: выборы и приватизация. Таким образом, борьба за возможность работать на энергетическом поле старыми методами — это единственный шанс для ряда людей сохранить экономический вес, позволяющий остаться в высшей политической лиге.

Ситуация, возникшая вокруг выводов упомянутой комиссии, еще раз показала, что несмотря на девять лет строительства правового общества, межведомственные взаимоотношения определяются и регулируются не законами, не нормативными актами и даже не статистическими данными, а характерами и личностными интересами. Публичная перебранка по вышеупомянутому поводу свидетельствует не столько о намерении сделать более прозрачными для населения процессы подготовки к зиме, сколько заработать капитал. Причем не для представляемой партии или государственной организации, а лично для себя и в глазах Президента. Президента, который, кажется, никак не может определиться с тем, чего он больше хочет: отправить Тимошенко в отставку или по-прежнему посредством ее держать в узде всех тех, кто клянется в верности ему или монополизированному Президентом телефонному праву. Небольшая неувязочка в данной ситуации заключается в том, что право то Президент имеет, но пользоваться им в особенности в разговорах с премьером в последнее время не особенно торопится. И этот момент тоже вносит существенную сумятицу в ряды беднеющих олигархов.

Сам же отчет комиссии, под которым стоит более десятка собранных разными методами подписей, еще раз заострил внимание общественности на проблемных вопросах ТЭКа. И в этом нет ничего дурного. Любопытно, правда, что основной вывод, который сделал Евгений Кириллович после оглашения приговора, заключался в том, что теперь свое слово в отношении ТЭКа должен сказать парламент. При этом секретарь СНБОУ напомнил, что рассмотрение вопроса о подготовке к осенне- зимнему сезону, которое парламент отложил в ожидании результатов расследования, проводимого комиссией, должно непременно состояться. И если депутаты не сделают соответствующих выводов, то они возьмут на себя ответственность за происходящее в топливно-энергетическом комплексе. В свое время «Зеркало недели» писало о причинах вице-премьерского долгожительства Юлии Тимошенко, и материал этот был озаглавлен: «Сниму вице-премьера. Ищу посредника». Кажется, Евгений Кириллович такого посредника нашел... Нас же собственно, как, впрочем, надеемся, и наших читателей больше интересуют выводы не односторонние, а собственные, базирующиеся на возможности услышать аргументы обеих сторон. В Украине сложно найти средство массовой информации, не предоставившие слово главе судейской комиссии — Евгению Марчуку. Мы же посчитали, что вторая сторона тоже имеет право голоса, поэтому в пятницу по телефону связались с вице-премьером по вопросам ТЭК Юлией Тимошенко.

— Выводы комиссии, возглавляемой секретарем СНБОУ, достаточно эмоционально прокомментировал премьер. Он четко дал понять, что не согласен с выводами комиссии. Однако, к сожалению, не подкрепил свои слова аргументами. И поскольку именно вы как вице-премьер по ТЭКу находились в эпицентре событий, то было бы интересно услышать аргументированную точку зрения по поводу существующих выводов. Идет ли речь о том, что «стакан» либо полупуст, либо полунаполнен. Или же действительно есть расхождения в цифрах?

— Во-первых, я полностью разделяю эмоции премьера. Подобные отчеты без эмоций воспринимать невозможно. Это находится за гранью профессионализма и здравого смысла. А что касается отчета, его можно разделить на четыре части: первая — откровенная неприкрытая ложь, вторая — полуложь, прикрытая стыдливыми кусочками правды. В третьей части — концентрат негатива реально существующего в топливно-энергетическом комплексе, но абсолютно не имеющего отношения к тем моментам, по изучению которых и была создана комиссия. Поскольку эта информация не звучала в моем докладе, просто была собрана и вложена в этот отчет. Это не есть компрометация или некомпрометация данных — это изложение всего плохого, что они нашли. И четвертая часть — это ничего не значащие фразы, которые вписывались для того, чтобы собрать ряд подписей под этим отчетом. Это, если коротко.

— А если все-таки с аргументами?

— Относительно откровенной лжи. Например, она состоит в том, что тепловые электростанции, которые называются эксплуатационными, вообще не имеют запасов угля. Дело в том, что отчет отчетом, но каждый день на стол всех руководителей топливно-энергетического комплекса, на стол премьер- министра кладется диспетчерская сводка, о том, сколько накоплено угля, мазута, газа. Эта сводка открыта, ее представляют диспетчеры. Вчера я смотрела последнюю сводку — 3 млн. 902 тыс. тонн энергетического угля есть, и 160 с чем-то тысяч тонн мазута. То есть такое могли написать только люди, которые вообще не могли найти никаких аргументов.

Второй момент — это по доходам бюджета. Нами считаются только дошедшие денежные средства, а то, что взаимно списались долги в бюджет и долги ТЭКа по энергетическим ресурсам, — это не учитывается. Разница составляет 3,5 млрд., которая прошла как исполнение доходной части бюджета, это шестидесятая статья государственного бюджета.

Третий — наличие газа в хранилище. Сказанное в отчете — нонсенс. Существует бухгалтерская справка НАКа, приложенная к моему докладу и в ней говорится, сколько газа в хранилище. И говорить о том, что это не восемнадцать, а тринадцать миллиардов — значит, по крайней мере рассчитывать на политическое шоу не пользуясь бухгалтерскими документами.

— Но в отчете Евгения Кирилловича речь шла о том, что это не наш газ, а «Газпрома» и «Итеры», а НАКовского там чуть больше 300 млн.

— Дело в том, что у нас почти никогда нашего газа и не было. Закачивала Россия, «Итера» — это всегда был газ общий и разный, а уже когда он продавался, то продавался конкретным потребителям и платились деньги конкретному собственнику. И вопрос не в том, сколько и чьего газа, я таких комментариев в своем докладе не давала, а вопрос в том, что существующий объем газа в состоянии технологически обеспечить возможность работать зимой. В этом ключевая разница.

Но вернемся к полулжи. Ее там 80%. У меня сейчас нет перед глазами этого отчета. Но она в основном связана с тем, как наполняется бюджет и каким образом осуществляется ручное управление. Я с парламентской трибуны говорила о том, что в условиях отсутствия стопроцентной оплаты за потребляемое тепло, электроэнергию и газ обойтись без ручного управления невозможно, поскольку дыру необходимо закрывать.

И еще хочу остановиться на некоторых моментах. Вернее, для чего они были там вставлены. Я переговорила с людьми, которые подписывали этот отчет. Оказывается, каждый человек подписывал свой маленький абзац или несколько. Например, председатель КРУ Каленский подписал два абзаца, которые вообще выпадают из общего контекста этого отчета. Но таким образом подписи, собранные под каждой частичкой оказались под всем актом.

— Существует информация о том, что распоряжением премьер-министра все генерирующие мощности, НАК Нефтегаз Украины и Энергоатом переподчинены вам, а глава Минтопэнерго Сергей Ермилов дэ-факто устранен от исполнения своих обязанностей. Соответствует ли это действительности?

— Дело в том, что на осенне-зимний период вводится жесткое управление системой для того, чтобы кто-то нес за нее ответственность. Такую ответственность несу я по должности, и в рамках начала осенне-зимнего периода премьер этим поручением возложил на меня дополнительную ответственность. Впрочем, мне и так все время приходилось заниматься не только стратегией, но и тактикой.

Таким образом премьером была создана четкая вертикаль на осенне-зимний период по ведению всех проблем топливно-энергетического комплекса. Еще раз говорю, это и так входило в рамки моих обязанностей как вице-премьера по ТЭКу, а Ермилов как министр должен подчиняться мне безоговорочно. А о немилости лучше спросить у премьера, потому что отношения министра с премьером — это его личное дело.

— Сейчас с новой интенсивностью поползли слухи о вашей отставке. Даже называются кандидатуры, которые могут занять ваше место. Среди которых упоминается как один из восточных губернаторов, так и руководитель одной из национальных компаний. Как вы можете это прокомментировать?

— В принципе с этой информацией я живу с первого дня работы в правительстве. Слухи то усиливаются, то ослабевают. Но самое главное, это то, что достигнуты мощные результаты работы в ТЭКе. Поэтому весь этот скандал, на мой взгляд, связан с тем, что можно либо признавать данные, о которых мы говорим и тогда нужно давать позитивную оценку реформам и достижениям в топливно- энергетическом комплексе, либо не признавать, и тогда делать то, что делает Марчук по поручению определенных кругов, то есть дискредитировать. Абсолютно логичное с их точки зрения поведение. А что касается отставки... В нашей стране все может быть.

— А можно об «определенных кругах» поконкретнее?

— Об этом уже столько раз было говорено. Думаю, что эти круги связаны с получением теневых прибылей. В энергетике сегодня устранены все теневые доходы. Я считаю, что это было сделано очень быстро, профессионально. Я говорила о том, что есть оценки, сколько денег было в тени, как они распределялись. Сегодня этого нет и пока я на этом месте, этого не будет. Те люди, которые потеряли эти деньги, хотят вернуть ситуацию на круги своя. Ермилов постоянно вносит постановления, которые пытаются вернуть нас в прошлое. Что касается «Укрнефти» — тоже понятная ситуация. Прошлых распределений нет, деньги поступают и в бюджет, и в «Укрнефть».

Юлия МОСТОВАЯ
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно