КТО ПОДХВАТИТ ПЕСНЮ КАМДЕССЮ

19 ноября, 1999, 00:00 Распечатать

Сказать просто, что Мишель Камдессю покидает свою должность управляющего директора Международного валютного фонда, будет не совсем справедливо...

Сказать просто, что Мишель Камдессю покидает свою должность управляющего директора Международного валютного фонда, будет не совсем справедливо. Есть смысл говорить о том, что в МВФ заканчивается эпоха Камдессю - человека, который расширял власть и поднимал степень влияния МВФ (плюс свою собственную), используя каждую возможность. Или просто создавая ее. Руководимый им финансовый институт порой определял судьбы наций, а мировые кризисы «играли» в его руках. Но он уходит. И вопрос о новом человеке на верхушке могучего Фонда уже, пожалуй, затмил еще не начавшиеся проводы.

И так, Мишель Камдессю

официально объявил на прошлой неделе о том, что покинет свой пост в начале следующего года (скорее всего, в середине февраля) и призвал 182 членов МВФ начать поиски преемника. Однако в финансовом и околофинансовом пространстве, где слухи никогда не возникают из ничего и, как правило, со временем обретают реальное воплощение, эту тему постепенно тянули из кокона на свет, по меньшей мере, последние три месяца. И хотя на сентябрьском ежегодном собрании МВФ и Всемирного банка окружение Камдессю отрицало возможность отставки патрона, ноябрьское ее оглашение уже никого не удивило. Эксперты, обозреватели и остальной понимающий люд приступили к обсуждению возможных кандидатур.

В свое время, прервав успешную карьеру главы Банка Франции, Мишель Камдесcю начал первый пятилетний срок в качестве управляющего директора МВФ в январе 1987 года. Затем было переизбрание на второй - в 1992-м. И на третий (что беспрецедентно) срок - с января 1997-го, который должен был завершиться в 2002 году. Поводом для отставки 66-летний Камдессю называет «личные причины» и пишет в письме к Совету директоров МВФ, что «пришло время,.. перспективы мировой экономики позволяют нам почувствовать благоприятные тенденции. Поэтому я считаю своим долгом предложить вам сейчас воспользоваться этими благоприятными обстоятельствами для выбора мне замены».

Однако нет особого секрета в том, что обтекаемые «личные причины» произрастают из критики в адрес МВФ, усиливавшейся на протяжении последних двух лет. Именно кризис новых рынков, начавшийся в Азии, пронесшийся через Россию и достигший Латинской Америки, привел к обвинениям МВФ и его руководства в неспособности предвидеть обвал и разглядеть заранее его симптомы. Фонду не простили подталкивание к рецессии некоторых азиатских стран путем принятия болезненных программ «затягивания поясов». Камдессю также подвергся критике за чрезмерную скрытность и даже авторитаризм в методах руководства. Летом же нынешнего года МВФ оказался главным героем обвинений в необоснованности огромных кредитных вливаний в Россию и последовавших затем утверждений (пока еще не доказанных), будто Москва выкачала из МВФ и скрыла ни много ни мало 4 млрд. долл. Камдессю защищался, отвечая, что российская программа МВФ работает прекрасно, что не найдено никаких доказательств нарушений и что экономика России превосходит прогнозы. Не исключено, что последней горькой точкой стали намеки в прессе на то, что займы МВФ, поступавшие в Россию, сливались с потоками, отмывавшимися через Bank of New York.

Кроме того, у Камдессю «не сложилось» с консервативными кругами в Конгрессе США. Некоторые называли его «социалистом из Франции». Другие же республиканцы считали, что Камдессю и прочие руководители МВФ путешествуют по миру на «диете, состоящей из шампанского и черной икры». Глава МВФ, принимая это стоически, заметил однажды, что во Франции его наоборот рассматривают как «ультра-неолиберального англосакса, члена эксклюзивного «Вашингтонского консенсуса».

Как только Камдессю заявил о «сдаче» поста, те же американцы решили подсластить пилюлю. Ларри Саммерс, министр финансов США, высказался в том смысле, что среди заслуг Камдессю - обеспечение решения ряда многих мировых проблем - от латиноамериканского долгового кризиса 80-х годов до трудностей переходных экономик новой Европы после падения Берлинской стены и становления в последние годы новых рынков.

И правда, 13-летним пребыванием во главе МВФ Мишель Камдессю установил своеобразный рекорд «долголетия» руководителя в истории международных финансовых организаций. Фонд, по сути, стал первым и часто был единственным финансовым институтом, удерживающим на плаву многие бедные и развивающиеся страны. (Та же программа «прощения долгов» для беднейших стран мира.) Но время требует нового стиля, ищет свежие головы и новых лидеров. Посему эпоха Камдессю уходит.

В ысшая должность в МВФ

традиционно числится за представителем Европы, в то время как во Всемирном банке кресло председателя - американское.

Поэтому весь финансовый, а также политический истеблишмент Европы сегодня озабочен поисками преемника Камдессю. Обсуждаются реальные и нереальные кандидатуры, с каждым днем в список претендентов вклинивается или приписывается в конце кто-то новый. На место претендуют, конечно же, не все европейские страны, а лишь самые амбициозные из них - Великобритания, Франция, Германия, Италия.

Так сложилось, что Франция стала постоянным «поставщиком» людей в высшую финансовую элиту. Предшественником француза Камдессю в МВФ был его же соотечественник Жак де Ларозьер, одна из самых мощных фигур финансового мира (после МВФ он - председатель Банка Франции, затем - президент ЕБРР). Сегодня французы предлагают для обсуждения двоих: Жана-Клода Трише, нынешнего главу Банка Франции, и Филиппа Лагайета, председателя тамошнего Сбербанка. Позиции обоих не очень сильны. Лагайет в прошлом году оказался побежден немцем Хорстом Келлером в борьбе за президентство в ЕБРР, а Трише должен через два года сменить Вима Дуйзенберга на посту председателя Европейского центрального банка.

Кроме того, напряженные отношения с США отбирают у Франции изрядную долю шансов на победу. Что касается французско-британских отношений (особенно последнего месяца), то из-за «говяжьего» кризиса они настолько обострились, что один известный английский обозреватель высказался даже в том смысле, что дело британской национальной чести - не допустить француза на высший пост в МВФ.

Сами же британцы с удовольствием плюхнулись бы в международное финансовое кресло. Однако на поверку у них не оказалось, с одной стороны, особо желающих, с другой - достаточно «тяжеловесных» претендентов. Гордон Браун, финансовый мозг британского правительства, поспешил разочаровать своих коллег-министров, заявив, что МВФ его не прельщает. Мервин Кинг, заместитель управляющего Банка Англии, вообще растерялся, когда от него попросили ответа, поскольку был не готов даже к самой постановке вопроса. Сэр Найджел Уикс, один из наиболее известных экономических чиновников Британии, в преддверии пенсии хочет остаться в родной стране. Таким образом, в списке остается англичанин Эндрю Крокетт, руководитель Банка международных расчетов (BIS), базирующегося в Швейцарии.

Недавно к лагерю претендентов примкнул итальянец Марио Драги, генеральный директор Итальянского казначейства. (С тех пор, как бывший премьер Романо Проди возглавил Еврокомиссию, Италия тоже старается не упустить случая «поиграть» в «большие» игры).

С германской стороны вырисовываются пока две фигуры - Кайо Кох-Везер, заместитель министра финансов, и Хорст Келлер, президент Европейского банка реконструкции и развития. 55-летний Кох-Везер, придя в правительство Шредера с поста вице-президента Всемирного банка, имеет все шансы получить поддержку германского кабинета и статус официального кандидата. Келлер же, лично рекомендованный в ЕБРР бывшим канцлером Гельмутом Колем, может, и не уверен в такой поддержке, однако на его стороне международный опыт и вес. Правда, возникают сомнения, согласится ли Европа отдать два мощных финансовых института - МВФ и ЕБРР - в руки немцев.

В общем, нелегким будет выбор достойного среди желающих. Пока как ни крути, ни один из претендентов по «мощи, весу и силе» не может сравняться с двумя последними руководителями МВФ - де Ларозьером и Камдессю. Хотя пост чрезвычайно престижный, к нему в качестве «довеска» часто прилагаются шквал критики, пристальное внимание прессы и жесткая наблюдательность акционеров. И хотя необлагаемая налогом зарплата в 241 700 долл. США в год выглядит довольно привлекательно, это лишь часть того, что мог бы заработать талантливый профессионал в области международных финансов.

Возможно, идеальным кандидатом был бы человек, давно и прочно «сидящий» в деле, как, например, Стэнли Фишер, первый заместитель директора МВФ, экономический мозг организации. Но, говорят, не было еще прецедента по выдвижению «внутренних» кадров. Кроме всего прочего, по мнению искушенных в закулисных кадровых играх, фигуры, которые называются в самом начале торга, как правило, «маскировочные». Настоящий же претендент может всплыть уже на финишном рывке.

А финиш этот не так уже и далек. На саммите Европейского союза в середине декабря в Хельсинки главы европейских правительств должны назвать согласованную кандидатуру на высший пост в МВФ. Если вспомнить болезненную процедуру назначения голландца Дуйзенберга на должность председателя ЕЦБ в мае 1998-го, когда скрестились немецкие и французские «шпаги», то и в данном случае можно ожидать нечто похожее.

И последнее. Несмотря на то, что многие европейские обозреватели считают Кох-Везера самой подходящей фигурой, это еще ничего не значит. Окончательный кивок одобрения (по неписаной традиции) сделают за океаном. Музыку в МВФ, как известно, заказывают и исполняют преимущественно американскую.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно