КПУ: КТО ПОД КРАСНЫМ ЗНАМЕНЕМ РАНЕНЫЙ ПОЙДЕТ

3 сентября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №35, 3 сентября-10 сентября

Избирательная кампания первого секретаря ЦК КПУ Петра Симоненко остается самым загадочным и интригующим явлением сезона...

Избирательная кампания первого секретаря ЦК КПУ Петра Симоненко остается самым загадочным и интригующим явлением сезона. Кажется, не осталось уже ни экспертов-политологов, ни политических журналистов, которые не высказались бы по этому поводу. Общее мнение: Симоненко вполне способен выйти во второй тур и не имеет никаких шансов во втором туре победить. Вероятно, Петр Николаевич уже утомился читать и выслушивать прогнозы о незавидной участи, ожидающей Компартию и особенно его самого, как лидера этой партии, в случае повторного избрания нынешнего Президента. Скорей всего, все эти прогнозы, в том числе и самые мрачные, - вполне реальны, однако хочу обратиться к собратьям по цеху с одним простым вопросом: с чего мы взяли, что сам Петр Симоненко не знает обо всех интригах в самой КПУ и вокруг нее и не понимает всей сложности ситуации?

Что знают о КПУ сторонние наблюдатели? Очень немного: самая большая партия в стране, самая крупная партийная фракция в Верховной Раде. Прекрасный парламентский оратор Сергей Гмыря и народная артистка Валерия Заклунная известны куда больше, чем реальные руководители украинских коммунистов. Хрестоматийным стал образ «схватки бульдогов под ковром» - так Черчилль пытался описать взаимоотношения в кремлевском руководстве. Именно по «тушкам», регулярно выбрасываемым из-под политических «ковров», проще всего отследить ход политических процессов - в правительстве, в президентской администрации, в большинстве наших партий. Но не в КПУ. У коммунистов категорически не принято выносить сор из избы. Однако в том и заключается одно из преимуществ публичной политики, что многие ключевые моменты выходят наружу, несмотря на самую строгую конспирацию и партийную дисциплину.

Ситуация в партии действительно сложилась непростая. За шесть лет, прошедших после своего воссоздания (летом 1993 г.), Компартия добилась замечательных успехов: от полуподпольной, запрещенной организации - в одну из самых влиятельных политических сил в стране. Однако характер взаимоотношений Компартии с властью (по крайней мере, с формальной точки зрения) остался прежним. Выражаясь языком классиков, назрел конфликт между производительными силами и производственными отношениями. В руководстве КПУ немало влиятельных людей, уже вполне созревших для того, чтобы этот конфликт благополучно разрешить. Речь идет о том, чтобы адаптировать КПУ к существующей системе власти. Превратить ее в главную (по возможности, единственную) и, что особенно важно, вечно оппозиционную структуру. Тогда с ней будут считаться, договариваться и делиться. Один из примеров такого в высшей степени трогательного сотрудничества - согласованный подбор членов Совета Нацбанка, при котором коммунисты, сблокировавшись с парламентскими банкирами, сформировали «коммуно-банкирский» состав Совета. Насколько известно, неформальным лидером «реформистского» крыла партии является «последний первый секретарь КПУ/КПСС» Станислав Гуренко, вернувшийся в политику из сферы частного предпринимательства. Этим летом Гуренко уже вспомнил сладостный вкус власти, когда, по свидетельству очевидцев, целые очереди выстраивались у него в приемной, дабы обсудить важную партийную проблему: будущее ряда министерских портфелей - не в расчете, разумеется, на победу Петра Симоненко, а в ожидании «честного дележа» после его неизбежного поражения. Нет оснований сомневаться в том, что Гуренко находит понимание у таких членов президиума ЦК КПУ, как Евгений Мармазов (давно замечено, что в сессионном зале Евгений Васильевич проявляет особенную активность при обсуждении вопросов, связанных с торговлей нефтепродуктами), Леонид Грач (крымский спикер тоже неплохо адаптировался). Проблема заключается в том, что Петр Симоненко (по целому ряду личных качеств, а также в силу сложившегося стереотипа политического поведения) - не очень подходящая фигура для руководства внутренне «обновленной» Компартии. На эту роль гораздо больше подходит нынешний второй секретарь ЦК Адам Мартынюк. С одной стороны, в радикализме ультрареволюционной риторики Адам Иванович явно превосходит Петра Николаевича и почти не уступает Наталье Михайловне. С другой стороны, пригревший уютное кресло первого вице-спикера Мартынюк, кажется, вполне готов к тому, чтобы успешно заниматься «конвертированием» риторики в конкретные дивиденды (в том числе административно-политические). Неудивительно, что именно Станислав Гуренко и Адам Мартынюк являются главными сторонниками того, чтобы Петр Симоненко «сражался до конца». Речь не идет даже о «заговоре». Надо учитывать весьма «хмурое» настроение руководителей низовых парторганизаций, которое можно сформулировать приблизительно так: «Мы, конечно же, сделаем все что можно, но все равно проиграем... Как же.... надоело проигрывать!!». После неизбежного поражения коммунистического кандидата в президенты логика событий диктует очевидные «оргвыводы».

Вернемся к вопросу: допустимо ли предположить, что сам Петр Симоненко ни о чем таком не подозревает? Такого быть не может, просто потому, что «не может быть никогда». Петр Николаевич не небожитель, а партийный функционер с большим, «дореволюционным» стажем аппаратной работы. Поэтому все резоны своих «друзей» он просто не может не понимать. Возможно, до какого-то момента он не вполне представлял себе масштабы происходящего. Рассказывают, что в начале своего избирательного турне «по городам и весям» Симоненко с некоторым удивлением обнаружил, что единовластным лидером партии он является только в Донецкой и Луганской областях. В остальных регионах партийцы признают уже не одного, а двух вождей: предприимчивый второй секретарь, еще недавно как «галичанин» категорически не воспринимавшийся в «большой» Украине, став первым вице-спикером, заметно укрепил свое влияние и авторитет. И вот теперь попытаемся еще раз взглянуть на избирательную кампанию Петра Симоненко, но уже под правильным углом.

Мастера политических технологий считают, что многотысячные митинги по всей стране, на которых выступает коммунистический кандидат, малоэффективны, поскольку собираются на них почти исключительно партийцы, которых и так не надо агитировать. Получается: «свiй до свого про своє». С точки зрения избирательной кампании - это действительно нерациональная трата сил, однако именно на таких собраниях укрепляется авторитет партийного лидера, его связи с первичными организациями. Разумеется, проводить подобные мероприятия с должным размахом Петр Симоненко может только в статусе кандидата в президенты, а отнюдь не снявшего свою кандидатуру «экса». При этом все партийные активисты просто обязаны в рамках предвыборной партдисциплины петь ему самую громкую «осанну», вне зависимости от собственного отношения к Петру Николаевичу. Помимо всего прочего, в сознании рядовых партийцев жестко закрепляется образ «КПУ - это Симоненко и никто другой». Это - крепкий задел на случай ЛЮБЫХ решений вождя, даже самых неожиданных. Другой аспект: за последние месяцы Петр Николаевич достаточно убедительно продемонстрировал (в том числе и лидерам «реформистов»), что вполне способен идти на конструктивные компромиссы с самыми неожиданными «попутчиками»: блокирование по вопросу о Совете НБУ - самый яркий, но далеко не единственный тому пример.

Еще один, исключительно важный момент. В ходе закрытых, «узкоруководящих» совещаний по вопросу «вовремя отойти или сражаться до конца» первый секретарь КПУ имеет возможность, в самых лучших аппаратных традициях, посмотреть, какую линию занимают его ближайшие сподвижники: кто из них искренне пытается найти оптимальное решение проблемы, кто аккуратно подталкивает к «персональной пропасти». Есть, наконец, и такие, как Валентин Матвеев и Сергей Чичканов, которые искренне считают, что победа возможна. Для будущей работы такой опыт просто незаменим. В том числе и для того, чтобы выработать безотказные механизмы «очистки» и обновления партии, но уже по собственному сценарию, а не по либретто «Гуренко-Мартынюка». В этом смысле грядущий пленум КПУ может стать действительно «переломным». Вопрос: вести ли первого секретаря на избирательный жертвенник «до конца»? - может стать «вопросом на засыпку» в самом полном смысле. Это, пожалуй, самое простое решение проблемы: искренне заблуждавшиеся получают возможность «покаяться перед партией», а «злостно упорствующих» беспощадно клеймят по принципу «вывести из состава и расстрелять у вагона». Единовластие восстанавливается абсолютно.

Скорей всего, первый секретарь КПУ вовсе не лукавит, когда на вопрос журналистов «да или нет?» он раз за разом отвечает, что решать будет пленум. Как уже отмечалось, большинство руководителей областных и районных парторганизаций довольно скептически оценивают вероятность победы. Насколько известно, они скорей бы предпочли решение в той или иной форме «плавного выхода»: отказ в пользу Мороза или Ткаченко или - ни в чью пользу, с безупречной аргументацией «коммунисты в принципе против института президентства». Любое подобное решение устроит их прежде всего потому, что «развяжет руки» для того, чтобы принимать относительно самостоятельные решения применительно к особенностям ситуации на местах.

Что касается личной задачи Петра Симоненко, то она решается не по итогам предвыборной гонки, а в самом ее процессе. Образно говоря, речь идет о том, состоится ли в ноябре маленькая «варфоломеевская ночь» в рамках отдельно взятой партии, и если состоится, то кому придется играть в этой драме роль «мальчиков для битья».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно