КОНСТИТУЦИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ КОНСТИТУЦИОННОЙ

19 июля, 1996, 00:00 Распечатать

Как только парламент ушел на каникулы, Президент приступил к самостоятельному освоению нового конституционного поля...

Как только парламент ушел на каникулы, Президент приступил к самостоятельному освоению нового конституционного поля. Указ о первоочередных задачах исполнительной власти в этой сфере предписывает Кабмину разработать законопроекты о Кабинете министров, о статусе столицы и статусе города Севастополя. Такой выбор первоочередных законопроектов среди более чем 50, которые предусмотрены Конституцией, не вызывает удивления, поскольку далее речь идет о задачах Минюста и Комитета законодательных инициатив при Президенте - представить план дальнейшей конституционнотворческой работы, привести в соответствие с Конституцией действующие указы Президента и постановления правительства и т.д. Удивление вызывает только одно: почему Президент не дал задания своему же Комитету законодательных инициатив немедленно разработать законопроект о Совете национальной безопасности, который только что стал конституционным органом и тут же приступил к более чем открытой и заметной работе. Возможно, 12 июля, когда указ Президента подписывался, СНБ не предполагал, что произойдет 16 июля, однако и тогда уже Конституция требовала узаконить данный орган, не только не менее весомый, чем правительство, но и дающий ему указания. По крайней мере, после выхода постановления об угрозе национальной безопасности, принятого президиумом СНБ, очень хочется знать, что такое президиум этого координационного органа, и каков статус постановлений данной структуры, которая хотя, по Конституции, и контролирует деятельность силовых ведомств, однако свои решения может вводить в действие только указами Президента. Кстати, заодно хотелось бы видеть распоряжение Президента об ускорении доработки и окончательного принятия Концепции национальной безопасности, чтобы иметь представление, относительно каких норм делает свои мрачные заключения СНБ.

Поскольку ничего такого в указе Президента от 12 июля нет, приходится признать, что в тот день никакой угрозы национальной безопасности еще не существовало, иначе Президент не мог бы ее не заметить и не предвосхитить соответствующими решениями. Тем не менее, в указе Президента от 12 июля есть некоторые «предвосхищения», хотя упоминаются задачи, на первый взгляд, куда менее свойственные исполнительной власти. Так, в десятидневный срок (то есть к 22 июля) премьер должен представить Президенту список кандидатур для участия в работе вновь созданной Комиссии по координации мер по внедрению Конституции. Странно. Слово «внедрение» в самом Основном Законе не упоминается, нет его ни в полномочиях Президента, ни премьера. Есть, повторимся, законы, которые должны дооформить до сих пор неоформленные законодательно полномочия различных властных структур. Соответственно, и все правоохранительные органы, блюдущие Конституцию и законы, должны работать только с этими актами, но как им работать с категорией «внедрение» - становится новой загадкой.

Дальше еще интереснее. Тем же указом Президента в тот же 10-дневный срок Академия правовых наук обязана сформировать авторский коллектив по подготовке научно-практического комментария к Конституции Украины. Причем обязательно включить в него разработчиков проекта Конституции, ведущих ученых-обществоведов и практических работников. Трудно не догадаться, что речь идет об авторах проекта, погибшего вместе с референдумом. Страшно подумать, но не инструкцией ли для Конституционного суда должен стать этот научно-практический комментарий? А если нет, то какой, собственно, статус будет иметь сей документ, как и кому с ним работать? И не придется ли этому комментарию выполнять функции самого Конституционного суда, если вдруг по какой -то случайности опять не удастся его вовремя сформировать?

К счастью, в ряде последующих инициатив Президента - больше ясности. Например, создана очередная рабочая группа по разработке полного налогового пакета. Впрочем, идее этой - комплексного президентского наступления на налоговую систему Украины - уже года два - два с половиной. В само наступление Президент все это время не переходил, надо думать, ожидая, что вот-вот новая Конституция даст ему такие полномочия, при которых даже вести диалог с законодателями не придется. Теперь вот Конституция есть, однако с законодателями не то что приходится вести диалог, но даже, не исключено, и возобновить серьезные препирательства в налоговой сфере - ибо ВС за прошедшие два года все же успел принять ряд налоговых законов и грозится за полтора года завершить полное формирование налоговой системы. Президент же не просто хочет ускорить это дело, но и принципиально реформировать всю налоговую систему. Как это сделать на законном основании? Да очень просто. По Конституции: вносятся одновременно законопроект и издается указ совершенно аналогичного характера. Если ВС за 30 дней закон не принимает - указ вступает в действие. На практике: запускается в ВС упомянутый пакет, часть его принципиально противоречит уже действующим законам, парламент начинает копаться в противоречиях, доказывать свою правоту - и 30 дней пролетают незаметно. Указы - тоже, очевидно, пакетом, вступают в действие. Все просто. Просто, если предположить, что подобную налоговую «реформу» Президент сумеет провести до 15 сентября, когда обязан подать на рассмотрение ВС проект бюджета. А если не успеет ввести новые налоги до подачи бюджета, то как потом будет ломать ими этот самый конституционный из всех конституционных законов?

Учитывает ли Президент при этом, что парламент заведомо вводится в очередной цейтнот? Несомненно. По части того, как добиться недееспособности ВС, в администрации Президента немало специалистов. Да и сами обстоятельства «благоприятствуют». С одной стороны, парламенту по-быстрому надо 50 конституционных законов принимать, с другой, Президент с Кабмином свои экономические пакеты готовят, да плюс еще старые законодательные долги, отложенные из-за конституционного процесса. И тот же закон о бюджете... А ведь весенне-летние «упражнения» показали, какова бывает цена дней и даже часов. Не случайно глава парламента А.Мороз, закрывая пятую сессию ВС и набрасывая перспективу шестой, специально отметил, что правительство не должно рассчитывать на то, что его законодательные предложения будут идти в первоочередном порядке. Ну, правительство еще парламент может «осадить» (то есть это будет зависеть от наличия или отсутствия и в будущем такой же поддержки, как при даче согласия на утверждение премьера). Но Президент обладает конституционным правом первоочередной законодательной инициативы. Поэтому многое зависит и от того, в какой мере Л.Кучма будет поддерживать законотворчество правительства. Это вопрос отдельный, но уже сейчас ясно: Кучма поддержит Лазаренко в той мере, в какой сам Лазаренко правильно поймет, чего от него хочет вся президентская рать, в лице президиума СНБ, требуя в двухмесячный срок разработать программу не чего-нибудь, а ликвидации (!) самой теневой экономики...

Впрочем, вернемся к освоению конституционного поля. Надо думать, хотя это и не отражено в Президентских решениях, что не забывает он и о таких перспективах, как принятие законов о партиях и выборах. Учитывая, что до реальных выборов ветвям власти еще предстоит преодолеть множество конъюнктурных проблем, приходится признать, что путь к законам о партиях и выборах эти ветви, и в первую очередь Президент, не могут не рассматривать как вопрос политической поддержки. Тот, кто заговорил о чрезвычайном положении (впрочем, заговорил не Президент, а пока только его советник и еще пресс-служба), тот не может не позаботиться о политической поддержке. Иначе никакая борьба с преступностью (тем более, что после первоначального объявления о ней прошло как минимум два года), не оправдает естественного желания одной из ветвей власти все-таки быть «равнее» среди всех размежеванных Конституцией.

Пока насчет поддержки именно в этом смысле (как бы в ответ на предупреждение А.Мороза, что не следует солидным парламентским фракциям метаться на Банковскую при каждом удобном или неудобном случае) определились две группы не самых влиятельных партий. Одни, под руководством ПЗУ, 17 июля возобновили попытки создать «постоянно действующий круглый стол политических партий» при парламенте. Другие, под предводительством ДемПУ, как бы в ответ, но уже на следующий же день - 18 июля - заявили о намерении образовать совершенно то же самое, но при Президенте. Уж какое беспартийный Президент имеет формальное отношение к подготовке законов о выборах и партиях - Бог весть. И можно ли с помощью партийного «стола» заменить чрезвычайное положение декларацией о национальном примирении, если и в менее сложных обстоятельствах Президента Кравчука подобные столы не уберегли от кризиса всех ветвей власти в 1993 году? Кстати, хорошо рассуждать о национальном примирении ДемПУ, а каково либералам, у которых после истории с их лидером возникают нешуточные проблемы, может быть, вплоть до существования самой партии? А о каком примирении и с кем будут говорить не то что КПУ, но и СПУ, уже объявленные советником по национальной безопасности «левыми экстремистами» и «антиконституционными силами»? Нет, если В.Яворивский заговорил о декларации примирения, то не случайно он упомянул завершение его подписания Президентом и главой парламента. Кажется, дело клонится к «Конституционному договору-3»...

Все вышеперечисленное и еще ряд обстоятельств действительно указывает на то, что не миновать Украине очередного «перемирия» между размежевавшими свои полномочия ветвями власти. Минувшая неделя уже показала, что соблазн так или иначе нарастить свои полномочия и возможности у исполнительных структур не только не пропал, а совсем наоборот. Еще при назначении премьера кое-кто из депутатов предсказывал, что осенью П.Лазаренко придет в парламент просить дополнительных полномочий. Но это еще впереди.

А поиск врага начался уже теперь. И на глазах не у кого-нибудь, а представителя американской администрации С.Тэлботта, уполномоченного от лица президента США дать официальную оценку украинской Конституции. Причем партия, возглавляемая спикером парламента Украины, была названа в числе кандидатов в «антиконституционные экстремисты» именно в тот день, когда лично спикер удостоился личной высокой оценки представителя администрации Президента США за принятие Конституции. Более того, именно после беседы с А.Морозом у С.Тэлботта открылись глаза на то, что не победой Президента Л.Кучмы, как было напечатано в «Вашингтон пост», а победой обеих ветвей власти стало завершение конституционного процесса в Украине. Что, собственно, сам Тэлботт и повторил слово в слово за А.Морозом, назвав это «официальной оценкой» Вашингтона. Гость даже обмолвился (и об этом сообщило украинское радио!), что Вашингтон до сих пор не имел достоверной информации о политической жизни Украины, в частности, о ее парламенте, то есть по сути признал, что был вводим в заблуждение своими постоянными собеседниками из украинской исполнительной власти...

Возможно, именно в связи с этим открытием американского партнера уже при публикации постановления президиума СНБ об угрозе национальной безопасности конкретные партии названы не были. Но где гарантия, что они не будут постоянно склоняться в других документах, менее официальных? Например, в тех же выше упоминавшихся «инструкциях» по использованию Конституции - научно-практическом комментарии и проекте внедрения...

Чтобы добиться-таки оснований для введения «чрезвычайки» - именно это и требуется. А вот чтобы добиться материальной помощи от той же Америки - нет, требуется все тот же конституционный мир. Америка-то ведь признала, что нет и не будет уже Конституции Украины с президентской моделью правления, как бы это ни было неудобно для всех. Значит, придется признать и нам. А признав, идти на очередное подобие «Конституционного договора-3», где на этот раз и кое-каким партиям найдется место. Кстати, когда гнев В.Горбулина пройдет, не исключено, что Президент, уже «простивший» даже коммунистов после голосования Конституции, и даже ведший с ними переговоры по формированию правительства, и на этот раз исполнит свой конституционный долг - помилования. Между прочим, лично Леонид Данилович ни одного грубого слова о левых экстремистах так и не сказал, даже за последнюю неделю. Дальновидность главы государства - это ведь и есть прерогатива гаранта Конституции.

В конце концов, схема отработана до идеала. Угроза плебисцита - КД-1. Угроза референдума - Конституция. Угроза «чрезвычайщины» - ну, декларация примирения. Но мы-то с вами знаем, господа, что главное - это лишь бы фондовый рынок зашевелился, да векселя с прочими ценнейшими бумагами вроде ваучеров побыстрее забегали, да инвестиции ломанулись, да собственность (ох, и надоело) расприватизировалась как-нибудь.

А Конституция... Да, она должна быть. А кто говорит, что нет?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно