КОНЕЦ НАШЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

30 декабря, 1999, 00:00 Распечатать

Насколько общий ход событий в Украине свидетельствует о типично постсоветской (характерной для Р...

Насколько общий ход событий в Украине свидетельствует о типично постсоветской (характерной для России и государств Средней Азии) модели развития, настолько же у нас принято говорить о европейском выборе, интеграции в европейские и евроатлантические структуры и т.п. вещах. Причем, европейская модель развития подается как безальтернативная, а утверждения о правильности европейского пути - бесспорными. Хотя парадигму развития следовало бы строить исходя из существующих реалий, в т.ч. - реальных тенденций в развитии. На рубеже веков и тысячелетий не мешало бы посмотреть и назад, и вперед, чтобы задуматься над избранным (пусть даже на словах, декларативно) путем.

О чем только не говорят в связи с окончанием второго тысячелетия: о конце света, о компьютерной катастрофе, о том, в каком году начнется новое тысячелетие (в 2000 или 2001)... Некоторый интерес к истории исчерпывается фактажом, а не постижением духа времени. Мало кто пытается осмыслить, чем было для нас уходящее тысячелетие. История утратила свои позиции в пользу популистской футурологии.

Один из определяющих аспектов второго тысячелетия состоит в том, что это было европейское тысячелетие. В эту тысячу лет наиглавнейшие события в наиболее важных аспектах человеческого существования так или иначе были связаны с Европой. Почти тысячу лет она была силовым центром мира, его властелином...

ХІ век - опомнившись (а может, так и не дождавшись) от ожидаемого конца света, Европа сама пошла к Гробу Господню. Началась эпоха крестовых походов - первая экспансия новой молодой христианской Европы. Правда, окончились походы неудачно, но экспансия осталась главным методом европейской внешней политики на протяжении еще многих столетий.

Очень скоро Европе снова стало тесно в своих границах, и она стала искать новые земли. Началась эпоха великих географических открытий, которая плавно переросла в эпоху колониальных воен и захватов и продолжалась до начала ХХ века. Европа смогла покорить и частично даже заселить целые континенты, безжалостно загнав в резервации или даже уничтожив аборигенов. Возникли новые нации, новые государства. Европейские проблемы были перенесены в самые отдаленные уголки мира. Весь мир, все человечество функционировало в европейских интересах. Фактически, белый человек завладел в этом мире всем, чем, по его мнению, стоило завладеть. Лидеры в этом процессе менялись - сначала Испания, потом Англия - но незыблемым оставалось одно - всепреодолевающий прогресс Европы во всех аспектах человеческого бытия: в экономике, науках, военном деле, искусстве. В конце ХІХ - начале ХХ века Европа достигла вершин своего могущества.

Первая мировая война стала апогеем европейского развития. Европейским нациям стало тесно уже не только на своем континенте, но и в целом мире. Они не смогли его поделить и поэтому втянули в выяснение своих отношений... Но Европа надорвалась. Прозорливый немец Шпенглер еще в первой четверти ХХ века разглядел «Закат Европы». Но впереди были еще Муссолини и Гитлер, Черчилль и Сталин. Вторая мировая война - после ее окончания Европа перестала быть центром мира. В августе 1945 года взрыв атомной бомбы в Хиросиме возвестил человечеству, кто теперь будет определять его судьбу (кстати, именно это событие американцы считают наиболее важным в ХХ веке, утверждают американские же социологи). В чем-то прав был таки Йозеф Геббельс, когда в последние дни войны записал в своем дневнике: «Вы думаете, это гибнет Германия? Нет, это гибнет дух».

Сейчас Европа напоминает Римскую империю периода «начала конца». За процветанием и стабильностью, которыми так гордится Старый Свет, кроется ощутимое замедление темпов НТП, катастрофическое уменьшение рождаемости, старение европейских наций... И как бы правительства некоторых стран не старались стимулировать рождаемость коренной нации, это не дает ощутимых результатов. Европейских лиц стает все меньше не только в Америке, но и в самой Европе. На улицах европейских городов курды выясняют отношения с турками.

Бомбардировки Югославии ощутимо ударили и по Европе в целом, о чем свидетельствует хотя бы падение курса евро по отношению к американскому доллару (пример с евро примечателен прежде всего потому, что именно общеевропейская денежная единица символизировала в начале 1999 года возрождение сил Старого Света). События на Балканах ощутимо дестабилизировали всю Европу, а главное - показали, что европейские дела решаются за океаном. Все это заставляет усомниться, что благодаря объединению Европа удержит свое былое величие.

Европа цепляется за традиции, но даже тут преимущественно осталась лишь форма, внешняя оболочка, но уж никак не содержание. Вот, например, шведский король Густав ХVІ Адольф в интервью заявляет: «Монархия - это торговая марка Швеции». Когда-то монархии служили, ради ее славы отдавали жизнь, а власть монарха считалась данной от Бога и ограничивалась лишь чувством долга... Теперь это всего лишь «торговая марка».

Философы, которые, анализируя ситуацию, делают человеческий опыт предметом критического осмысления, первыми заметили (почувствовали) эту тенденцию. Неудовлетворение ситуацией, в которой оказалась Европа, высказывают мыслители всех направлений: либеральный Хосе Ортега-и-Гасет (знаменитое «Бунт масс») и консервативный Освальд Шпенглер (не менее знаменитый «философский бестселлер» «Закат Европы»); фашистский «гуру» Юлиус Эвола, критиковавший Муссолини и Гитлера с еще более правых позиций, и вдохновитель левацких террористических группировок Герберт Маркузе («Одномерный человек»). Их работы, дополняя одна одну, создают полную и всеохватывающую картину европейского упадка.

Все они почти единогласно главную причину европейского упадка видят в том, что в абсолютном большинстве случаев европеец стал самодостаточным - наибольшей ценностью для самого себя. Общество утратило чувство долга и способность критически и вместе с тем чувственно осмысливать действительность, желая лишь хлеба и зрелищ. «Средства к существованию стали теперь важнее, чем сама жизнь. Да они и сами превратили жизнь в свое средство», - эти слова Ю.Эволы («Языческий империализм», глава «Корни европейского недуга») удивительно емко отражают общее настроение этих размышлений. И что хуже всего, все предчувствуют наступление того, что еще больше размоет понятия человека и человеческого, окончательно разрушит те принципы, благодаря которым Европа долгое время была впереди. Никто пока что не видит никакой реальной альтернативы.

Кто будет следующим властителем мира?.. Тяжело сказать. Остается надеяться, что он будет не таким однозначным и жестоким, каким во втором тысячелетии после Рождества Христова была Европа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 21 июля-10 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно