КОНЕЦ ЭПОХИ ДИНОЗАВРОВ

12 ноября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 12 ноября-19 ноября

«Теперь наш сыр едят более хитрые» - фраза, произнесенная Александром Ткаченко девять месяцев назад на Всеукраинском совещании крестьян, может оказаться пророческой...

«Теперь наш сыр едят более хитрые» - фраза, произнесенная Александром Ткаченко девять месяцев назад на Всеукраинском совещании крестьян, может оказаться пророческой. Александр Николаевич, пользующийся заслуженной репутацией человека смекалистого, судя по всему, перехитрил сам себя. Даже победа Симоненко (в пользу которого спикер предусмотрительно снялся) отнюдь не гарантирует ему безоблачного политического существования. А весьма вероятная победа нынедействующего делает весьма призрачными шансы председателя Верховной Рады и далее оставаться обладателем спикерского «жезла».

Ткаченко, один из самых матерых аппаратчиков страны, привык в любой политической комбинации рассматривать себя в качестве активной действующей фигуры, но сейчас собственно от него зависит очень мало. По большому счету, судьба спикерского кресла решается без участия спикера.

В процессе новейшей дележки сфер влияния (затеянной многочисленными организаторами и вдохновителями будущего триумфа Леонида Кучмы) Ткаченко отведена незавидная роль созерцателя. И чем дальше идут переговоры, тем меньше у Александра Николаевича оснований верить в свою счастливую звезду и в надежность своих союзников-коммунистов. Тем более что отношения со своим тезкой Волковым главный селянин страны, похоже, испортил всерьез и надолго.

«Все мы старательно учились, смягчая знаниями свои мозоли», - поэтически заметил главный селянин страны на упомянутом выше Всеукраинском совещании крестьян. Наученный горьким опытом позапрошлых президентских выборов, Ткаченко тем не менее выпустил ситуацию из своих мозолистых рук. Семь лет назад в одном из интервью он искренно сокрушался, что в 1991-м «уступил лыжню» Леониду Кравчуку, и не менее искренно пообещал, что впредь подобной ошибки не допустит. Из контекста тогда не было вполне ясно, что именно Ткаченко считал ошибкой - то ли участие в избирательном марафоне, то ли сдачу голосов сопернику.

Как бы там ни было, в 1999-м он аккуратно повторил обе. Удивительная вещь: по-мужицки сметливый, он, по сути, уподобился легкомысленной вороне из басни Крылова. Комфортное сидение на верхушке законодательной ветки, стройный хор бескорыстных и небескорыстных льстецов простимулировали желание исполнить лебединую песню. Не вышло ни соло, ни в квартете. Не исключено, что очень скоро сыр хитреца Ткаченко будут есть более хитрые.

Как это ни забавно звучит, но до сих пор есть политики, верящие в то, что «четверка» была не эмоциональным порывом и даже не технологическим приемом. Есть люди, убежденные, что каневское соглашение - комбинация имени Волкова, ни больше ни меньше. Цель - ускорение политической кончины Александра Мороза. Призовой фонд для участников - кресло секретаря СНБОУ и председателя ВР. В первое (если все выгорит) якобы обещали посадить Марчука, второе клялись сохранить за Ткаченко. Опасения беспокоиться за свою политическую судьбу у спикера должны были быть. Давно замечалось, что его влияние на депутатский корпус ослабевает. И не только потому, что растет влияние Виктора Медведчука. Правда, разговоры о ротации руководства парламента так и остались разговорами, но в процессе них выяснилось, что найти повод и голоса для отстранения спикера - проблема решаемая.

У Ткаченко были два пути. Первый - не идти на выборы, поддержать (в какой именно форме - это уже детали, зависящие от конкретных обстоятельств) Кучму и заручиться поддержкой Леонида Даниловича. Второй - идти на выборы, «дораскрутиться» и создать нечто вроде коалиции. В которой Александр Николаевич мог бы стать если и не первым, то и не вторым. Чтобы в случае чего использовать эту коалицию как щит. Ситуативное большинство, формирующееся на почве общей любви к МПА СНГ, на роль подобного щита откровенно не годилось. Селянская партия - тем более.

Многие резонно полагали, что Ткаченко изберет первый путь. Потому что он выглядел более надежным. Потому что тайны из почти дружеских отношений между Президентом и спикером не делали ни первый, ни второй. Потому что существовал «фактор Волкова» - человека, имевшего влияние на обоих. Потому что парламентскому лидеру «простили» «дело о «Земле и людях». И наконец потому, что к «делу о «Земле и людях» можно было в любой момент вернуться.

Ткаченко достаточно долго и достаточно добросовестно демонстрировал свою лояльность к действующему главе государства. Знатоки политических душ и сборщики политических сплетен божатся, что объективных причин идти на выборы у Ткаченко не было. Была причина субъективная - внутренняя потребность к абсолютной власти. Говорят, что спикер окончательно «созрел» зимой 1999-го, после посещения Белоруссии. Окружению не составило большого труда «додавить» патрона - он был готов. Но долгое время темнил.

3 февраля (когда, по заслуживающей доверия информации, решение уже было принято) на пресс-конференции парламентский лидер заявит: «Я избран на четыре года. Какой же я председатель Верховной Рады, если сегодня, не успев еще год поработать, не дав соответствующей отдачи и результативности своей работы, стану претендовать на другой пост?» Но несколькими минутами позже он вольно или невольно приоткрыл карты: «Человек в 60 лет, если он в своем уме, имеет неплохую физическую подготовку, светло мыслит, видит сегодняшний и завтрашний день, может руководить государством». Эти слова можно было отнести на счет Кучмы, а можно - и на счет самого Ткаченко. Учитывая, что с физической подготовкой у него, говорят, все-таки получше.

9 февраля, обращаясь к руководителям отечественного АПК, Ткаченко призовет их поддержать «доверие к вам, человечность и доброту Президента Украины Кучмы Леонида Даниловича». Призыв зампредседателя СелПУ носил до такой степени ритуальный характер, что должен был бы насторожить Президента. Но Президент как минимум догадывался. И дальнейшее неловкое «заметание следов» только подтверждало его догадки. Но Ткаченко упорно продолжал наводить «тень на плетень». Через неделю орган парламента «Голос Украины» объявит: «Не пытаемся писать с А.Ткаченко икону. Ее невольно пишут его оппоненты. Те, кто заподозрил в А.Ткаченко возможного претендента на президентскую папаху. И хоть открещивается Александр Николаевич от этой чести, где только может, - не успокаиваются. Как будто подталкивают - да оправдай же наши прогнозы!»

Оправдал. Ткаченко в первую очередь оправдал прогнозы многочисленных технологов, с самого начала не рассматривавших его в качестве реального конкурента Кучме. Ничего удивительного нет в том, что Александр Николаевич не дожил даже до первого тура. Удивительно, что он решился на столь резкий разрыв отношений с Президентом. Самодостаточность опытного политика взяла верх над осторожностью старого функционера?

Демонстративная «неявка» на «Людину року», пространные антипрезидентские спичи, выяснение отношений с Волковым, суета вокруг «четверки» - все это было настолько же эффектно, насколько и неэффективно. Единственным безусловно логичным ходом был, пожалуй, только «пас» на Симоненко, сделанный в условиях полного цейтнота. Независимо от исхода выборов он должен гарантировать Ткаченко поддержку фракции коммунистов в парламенте. По крайней мере, так казалось до сегодняшнего дня.

Принято считать, что в «обход» партячейки Компартии в высшем законодательном органе спикера нельзя ни избрать, ни снять. Данное утверждение скорее теорема, чем аксиома, но оно неоднократно доказывалось практикой. Так было с Морозом, которому коммунисты однажды помогли сесть в кресло парламентского лидера и как минимум дважды помогли это кресло отстоять. Так было во времена недавней спикериады, завершившейся триумфом Ткаченко.

Будет ли так впредь? По мере того, как растет вероятность повторного успеха Кучмы, растет и вероятность формирования прокучмовского большинства в ВР. Допустим, что Волков, Пинчук, Медведчук, Суркис, Деркач и Шаров все-таки выяснят (под патронатом Президента), кто из них сколько сделал для родины и сколько соответственно возьмет за это для себя. Допустим, что все (пусть на время) удовлетворятся полученными «паями». В этом случае пропрезидентская коалиция в парламенте сможет собрать под своими знаменами более двухсот народных избранников. При соответствующей «обработке» сомневающихся данное сообщество способно натянуть до искомых 226. Особенно если оправдаются прогнозы о скорой гибели «Громады», развале фракции СелПУ и обоих Рухов, сокращении фракции СПУ, а также резком росте «Батьківщини» и фракции СДПУ (о) за счет бывших руховцев, «селян», «громадян» и «независимых».

А теперь представьте, что случится с этим «временным большинством», если, к примеру, Виктор Медведчук заявит вдруг о своих спикерских претензиях? Угадайте с трех раз, как проголосуют в этом случае «Відродження регіонів», «Трудова Україна», «Батьківщина»? Коалиция коалицией, а бизнес-то врозь.

Кстати, амбиции Виктора Медведчука, судя по всему, считающего свой (и Григория Михайловича) вклад в будущую победу гаранта воистину неоценимым, говорят, изрядно напугали его заклятых друзей из президентского окружения. То вроде бы Медведчук хотел быть спикером, то вдруг (надо признать, несколько неожиданно) замахнулся на пост премьера, но при этом все равно не расстался с намерением оставить своего человечка в руководстве ВР. В итоге лидеру СДПУ(о) якобы посулили пост первого вице-спикера. И якобы он его устроил. В конце концов у Виктора Владимировича все еще впереди - приведет в 2002-м в парламент самую большую фракцию и пускай становится спикером на здоровье. В обойме возможных кандидатов в спикеры и вице-спикеры (где числятся также Тимошенко, Шаров, Костенко) Медведчук выглядит самой проходной фигурой. И не потому, что юрист. А потому, что раньше других «партнеров» по коалиции понял: без коммунистов, похоже, не обойтись. За Медведчука депутаты от Компартии при определенных условиях готовы проголосовать.

У Ткаченко есть шанс остаться. Но шанс призрачный. Во-первых, его «голову» (с целью моральной сатисфакции) почти наверняка потребует в случае своей победы Кучма. Если не потребовал уже. Во-вторых, коммунисты вполне могут Александра Николаевича «сдать». Невзирая на оказанную им «гуманитарную помощь» на выборах.

Разберем ситуацию. Нужно ли Кучме разгонять нынешний парламент и объявлять выборы в новый, двухпалатный? Скорее нет, чем да. Во-первых, неизвестно, сколько наберут на новых выборах коммунисты. Во-вторых, неизвестно, как поведут себя нынешние «ручные» губернаторы, когда они станут сенаторами и Кучма утратит возможность их снимать. В-третьих, сегодня у него есть шанс создать коалиционное парламентское большинство на базе существующих «депутатских холдингов», а в новом парламенте все придется начинать сначала. И наконец, если случится чудо и обе палаты будущего парламента окажутся до неприличия дрессированными, Кучма потеряет больше, чем приобретет. Он потеряет врага. На которого можно списать все неудачи и провалы. Который в глазах Запада считается главным тормозом реформ, а в глазах народа - главным источником бед.

Резюме: Кучме необходимо формировать «свое» большинство в ВР, но при этом сберечь внешнюю «красную» атрибутику парламента. Пусть коммунисты имеют самую большую фракцию, но недостаточно большую, чтобы диктовать условия. Пусть левый остается первым лицом высшего законодательного органа. Причем желательно, чтобы он был коммунистом. Тогда картинка получится цельной. И Ткаченко останется за бортом.

Дело за малым - договориться с коммунистами. Пойдут ли они на переговоры с президентской администрацией? Вероятнее всего, да. Должны же они получить осязаемую пользу от избирательной кампании. Кроме того, когда у них еще появится шанс получить кресло спикера? Хотя для КПУ это очень серьезный компромисс. Потому то, что коммунисты и Президент договорятся, еще онюдь не факт. И потом, Кучма, кажется, еще не решил, что он будет делать с парламентом. Он проведет плебисцит, посмотрит, как вверенный его попечению народ отреагирует на предложения ввести бикамерализм и отменит депутатскую неприкосновенность и тогда, наверное, определится.

Есть еще один момент, личностный. Кучма, скорее всего, был бы не против спикера Симоненко, но Симоненко, скорее всего, будет против. Сегодня для него этот пост - шаг назад. И партию бросать «на самотек» рискованно. И для Петра Николаевича, и для его команды наиболее приемлемым вариантом видится спикер Мартынюк, но кандидатура Адама Ивановича, в свою очередь, не вызывает восторгов ни у Кучмы, ни у его ближайших соратников, ни у видных членов коалиции. Хотя, конечно, если понадобится для дела, будущее «конструктивное большинство» проголосует даже за Моисеенко.

Как это ни грустно, но сегодня не только судьба спикерского кресла решается без участия спикера, но и судьба парламента, похоже, решается без участия парламентариев. Ползучая «предвыборная реструктуризация», проявившаяся в дроблении партий и клонировании фракций, привела к тому, что ни в стране, ни в парламенте не осталось ни одной реальной политической силы, способной постоять за себя. Кроме коммунистов. Но им и ухудшение ситуации, и сужение рамок демократии, и даже разгон парламента скорее на руку, чем во вред.

А все остальные борются за себя. В депутатских кругах - разброд. Пессимисты готовятся к худшему, оптимисты ищут ходы в администрацию. Реалисты из Рухов размышляют, за чьи деньги честнее существовать. Последние романтики-реформаторы добросовестно заставляют себя поверить в искренность рыночных порывов Медведчука и Тимошенко.

Уходит эпоха динозавров. Динозавров-партий и динозавров-политиков. Если уход Ткаченко со сцены состоится, это должно стать одним из символов новой эпохи. Эпохи более хитрых хищников. Которые до поры до времени почтительно прячут клыки под взглядом практически беззубых вожаков.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно