КАПЛЯ И КАМЕНЬ КАК И ПРЕДСКАЗЫВАЛИ ОПТИМИСТЫ, ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА В УКРАИНЕ СТАРТУЕТ 1 ЯНВАРЯ 2004 ГОДА. ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ ПОЛЕ ДЛЯ НЕЕ НАКОНЕЦ СОЗДАНО

11 июля, 2003, 00:00 Распечатать

…Почему-то вспоминается пасмурный осенний день 1998-го, замок Лаксенберг близ Вены и представительная международная конференция под эгидой Всемирного банка по проблемам пенсионного реформирования...

…Почему-то вспоминается пасмурный осенний день 1998-го, замок Лаксенберг близ Вены и представительная международная конференция под эгидой Всемирного банка по проблемам пенсионного реформирования. Украинская делегация выглядела более чем бледно — даже на фоне Грузии, Узбекистана, не говоря уж о балтийских или центральноевропейских государствах. «За душой» — лишь концепция пенсионного реформирования да полусырые наброски пенсионного закона, впереди — годы переписывания, шлифовки и проталкивания необходимого законодательства через Верховную Раду. В периоды неудач (а они случались ох как часто!) этот труд казался не просто бесконечным — Сизифовым…

Тогда, в 1998-м, никто не знал, что на создание только законодательных основ новой пенсионной системы уйдет целая пятилетка. Но капля точит камень. И это ничего, что он густо порос косностью, популизмом, политиканством, страхом перед новыми трастами. Пенсионная реформа, в основе которой — суперпривлекательная с точки зрения человека возможность делать личные пенсионные накопления, передающиеся по наследству, внедрилась-таки в общественное сознание и завоевала право на жизнь.

Еще год назад эксперты гадали, какой из пенсионных законов будет принят первым. На что народных избранников будет легче уломать — на создание негосударственных пенсионных фондов или же новых, достаточно строгих правил игры в государственной пенсионной сфере. О принятии документов в один день и час, никто, кажется, и не мечтал. Тем более впечатляющим и значимым оказался результат, достигнутый 9 июля вопреки усилиям господ Пинзеника, Рудьковского, Тимошенко и ряда их сторонников в сессионном зале.

Теперь осталось получить автограф Президента, однако за этим, надо думать, дело не станет. Поскольку самые существенные замечания (вплоть до предложения о президентском вето на закон об общеобязательном государственном пенсионном страховании) могут возникнуть только у Минфина, а мнение финансистов отечественные политики привыкли слушать вполуха. Даже неспециалисту понятно, что вето на пенсионный закон (или же подача в ВР замечаний к документу) явилось бы сильнейшим ударом по реформаторской репутации Леонида Даниловича. Так что мы можем быть спокойны: ничего такого никто из экспертов и советников Президенту не присоветует, никаких неожиданностей не последует, и пенсионная реформа стартует
1 января 2004 года, когда оба закона вступят в действие.

Будет ли она полнокровной или половинчатой — вот это действительно вопрос. Эксперты уже успели подсчитать, что, прежде чем новое законодательство реально заработает, необходимо подготовить и утвердить еще порядка 60 документов. Иногда это новые, более «узкие» законы. Одним из них предполагается, в частности, урегулировать проблему участия в общеобязательном пенсионном страховании плательщиков единого налога.

В чем суть договоренностей, поддержанных и законодателями, и исполнительной властью, и представителями предпринимателей? За своих наемных работников плательщик единого налога делает ежемесячные взносы в ПФ на общих основаниях — 32% заработка каждого такого работника. А вот за себя — ежемесячный фиксированный взнос, размер которого будет определен в специальном законе, проект которого уже осенью Кабмин должен подать в Верховную Раду.

Будет ли платеж единоналожника в ПФ хотя бы на уровне минимального пенсионного взноса, который новым законом определяется как установленный процент (на сегодняшний день — 32%) от минимальной по стране заработной платы (с 1 декабря — 237 грн.)? Услышав такой «простецкий» вопрос, близкие к предпринимательским кругам народные депутаты лишь ухмыляются. Тогда как депутаты-социальщики к подобной перспективе относятся более серьезно: а почему бы и нет, вся тонкость — в юридической технике. Если закон будет хорошо выписан, если в нем будет указано, что ставка единого налога уменьшается на сумму, нынче поступающую через Казначейство в Пенсионный фонд, и вместо этого сравнимую сумму предприниматель будет перечислять в ПФ по отдельной платежке, то так ли уж велики неудобства?

Оставим наши сомнения на осень и перейдем к следующим пенсионным новшествам. На этапе подготовки к третьему чтению депутаты наконец решили, как быть с плательщиками фиксированного сельзохналога — чтобы люди, на данных предприятиях работающие, не теряли пенсионных прав. Схема выбрана сложная и для госказны, честно говоря, обременительная. Плательщик фиксированного сельхозналога вносит за каждого своего наемного работника положенные 32% его месячного заработка в Пенсионный фонд, однако эти деньги должны быть компенсированы из госбюджета. Что и следует предусмотреть при подготовке главной финансовой сметы страны на 2004 год.

Обязательным пенсионным страхованием не обошли и безработных (за них взносы в ПФ будет платить Фонд занятости, что, по некоторым пока не подтвержденным прогнозам, может вынудить парламентариев к увеличению ставки взноса в этот фонд на 0,5%). Бюджет будет также платить в ПФ за матерей, находящихся в отпуске по уходу за ребенком, и за военнослужащих срочной службы: в 2004-м — 10% минимального пенсионного взноса, в 2005-м — 20% и т.д. А вот отчисления за студентов не предусмотрены: казна такого бремени явно не потянет, да к тому же часть нашей молодежи учится в вузах негосударственной формы собственности. Так что, согласно новому законодательству, студенты вузов и колледжей смогут участвовать только в добровольной пенсионной системе. А в обязательной — лишь когда приступят к работе.

Думается, даже этот, далеко не полный перечень позиций, согласованных в самый канун голосования, показывает, что же для успеха пенсионной реформы важнее всего. Не кадры (хотя их и не хватает), не квалификация работников сверху донизу (хотя и она зачастую оставляет желать лучшего), даже не уровень информированности населения о планируемых и принимаемых мерах. Все украинские новшества на пенсионном поприще воплотятся в жизнь только в том случае, если бюджет (или, если угодно, Минфин) будет скрупулезно, до последней запятой, финансировать прописанные в пенсионном законе обязательства государства. Точная их сумма, даже на 2004 год, пока неизвестна, однако мы можем предположить, что она окажется на уровне 5—6 млрд. гривен. Что больше, чем годовая поддержка то ли аграриев, то ли угольной отрасли...

Если же повторится ситуация с печально известной ст.57 закона об образовании… Вы еще не знаете последних новостей? Не далее как во вторник на совместном заседании с мэрами городов по вопросам формирования бюджета-04 первый вице-премьер Николай Азаров заявил, что данная статья не соответствует реальным возможностям ни государственного, ни местных бюджетов. И посоветовал мэрам: «Работайте с судами!» (потому как многие обиженные государством учителя уже подтвердили свое право на более высокую зарплату в суде. — Н.Я.). Мэры посмеялись. Но смех этот был грустным. Не хотелось бы, чтобы из-за банальной нехватки денег курам на смех оказалась вся гигантская работа по подготовке в Украине пенсионной реформы.

К счастью, запуск в действие второго закона — о негосударственном пенсионном обеспечении — не требует государственных финансовых вливаний. И прямых государственных гарантий сохранности пенсионных средств также не содержит, поэтому бюджету не придется расплачиваться за нерадивых или неумелых специалистов по инвестированию. А чтобы не пришлось расплачиваться и вкладчику, на этапе подготовки ко второму чтению документ очень и очень серьезно подправили. По словам главного консультанта комитета ВР по вопросам финансов и банковской деятельности Наталии Ковалевой, в очередной раз были пересмотрены нормативы инвестирования, и теперь они больше соответствуют реалиям и перспективам развития инвестиционного рынка. Так, до 40% общей стоимости активов НПФ позволяется вкладывать в ипотечные ценные бумаги, до 10% — в банковские металлы, и еще до 10 — в недвижимость (это не считая традиционных гособлигаций, местных облигаций, акций, банковских депозитов и пр.).

Во-вторых, законодатели ужесточили очень важную норму, позволяющую контролировать эффективность работы самого НПФ и управляющих его активами. Звучит она примерно так: в случае, если стоимость единицы пенсионных взносов НПФ снизится более чем на 20%, банк-хранитель обязан информировать об этом сам пенсионный фонд, а также обе госкомиссии (осуществляющие контроль за финансовым и фондовым рынком). Далее, по логике, госорганы должны разобраться: одно дело, когда один пенсионный фонд «барахлит» (непрофессионализм, злоупотребления?) — и совсем другое, когда происходит падение на всем финансовом рынке Украины.

В-третьих, согласно закону, в договоре на управление активами НПФ можно предусматривать обязательство управляющего активами обеспечить их минимальную доходность на уровне официального индекса инфляции…

Как все эти положения сработают на практике, мы узнаем не раньше, чем через год. По мнению большинства специалистов, лишь к июлю-августу 2004 года первые негосударственные пенсионные фонды — уже на основе нового закона — будут созданы, получат надлежащие лицензии и начнут привлекать средства граждан. А еще через полгода-год можно будет судить, родилась ли в Украине многоуровневая пенсионная система, о которой так мечтали реформаторы...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно