КАКОЙ ВЫБОР СДЕЛАЕТ АЗЕРБАЙДЖАН

5 ноября, 1999, 00:00 Распечатать

Прежде чем начать беседу с одним из наиболее известных политических деятелей сегодняшнего Азербайджана Исой Гамбаром, коротко напомню читателям Украины некоторые штрихи политической биографии своего собеседника...

Прежде чем начать беседу с одним из наиболее известных политических деятелей сегодняшнего Азербайджана Исой Гамбаром, коротко напомню читателям Украины некоторые штрихи политической биографии своего собеседника. С 1988 года аспирант-историк Азербайджанского университета Иса Гамбар вошел в актив стремительно набирающего политический вес в республике Народного фронта Азербайджана. Вскоре он становится заместителем председателя НФА Абульфаза Алиева, а в последующем, после того как Азербайджан объявил о своем государственном суверенитете и республику возглавили представители НФА (1991 г.), - председателем парламента республики. В июле 1993 года к власти в стране пришел нынешний президент Азербайджана Гейдар Алиев. Сразу же после этого Иса Гамбар был подвергнут аресту и провел 10 месяцев в заключении. В июне 1994 года был выпущен из тюрьмы по подписке о невыезде и возобновил политическую деятельность, возглавив наиболее влиятельную политическую партию Азербайджана - «Мусават».

В ноябре 1988 года, накануне президентских выборов, уголовное преследование против него со стороны властей было отменено.

- Расскажите, пожалуйста, о своей партии, о том, чьи интересы она представляет и каков ее рейтинг в политической табели о рангах сегодняшнего Азербайджана?

- Партия «Мусават» возникла в Азербайджане в начале века и поначалу представляла собой небольшую группу просвещенных интеллигентов, ставящих задачу культурного просветительства своего народа. В последующие годы «Мусават» трансформировался в политическую партию, стремившуюся к культурной консолидации тюркских народов Российской империи. Спустя десятилетие политическая программа партии «Мусават» поставила задачу достижения для Азербайджана статуса национально-государственного суверенитета. Сразу же после распада Закавказской Федерации (26 мая 1918 года) партия «Мусават» объявила о государственном суверенитете Азербайджана. В основе идеи построения нового государственного уклада Азербайджана легли принципы создания светской, демократической и унитарной демократической республики. Спустя 23 месяца со дня своего возникновения (28 апреля 1920 года), в результате вторжения в Азербайджан регулярных войск Красной Армии, Азербайджанская Демократическая Республика прекратила свое существование.

Это, так сказать, предыстория возникновения нашей партии.

Добавлю, что основными приоритетами нашей партии остаются идеи, сформулированные партией «Мусават» еще в начале века: «свободу людям - независимость нации».

Наше понимание политического и социально-экономического развития Азербайджана можно определить также и основными программными целями партии, в соответствии с которыми Азербайджан как государство, ориентированное на систему рыночной экономики, должен интегрироваться в международные демократические политические и экономические структуры. Мы также - за создание режима добрососедских и взаимовыгодных отношений внутри Каспийско-Черноморского региона.

Что же касается социальной базы нашей партии, то ее ядром является научно-техническая и творческая интеллигенция Азербайджана, осознающая всю безысходность и бесперспективность положения, в которую завел азербайджанское общество ее нынешний режим.

Что же касается вашего вопроса о степени влияния идей партии на население страны, то анализ возникшей ситуации позволяет мне утверждать, что в условиях честных и демократических выборов мы можем твердо рассчитывать на то, что нижний предел мест в парламенте может составлять 50%. Что же касается верхнего предела, то он во многом будет зависеть от привходящих и конъюнктурных обстоятельств.

- Каковы, на ваш взгляд, перспективы образованного недавно коллективного международного экономического сообщества ГУУАМ?

- Позволю себе короткий экскурс в историю возникновения идеи этого межгосударственного образования. Дело в том, что реальные очертания регионального межгосударственного сообщества определились сразу же после распада СССР. Еще в феврале 1993 года, во время Международной ассамблеи стран-участниц Черноморского содружества, проводимой в Стамбуле, я - в то время будучи председателем парламента Азербайджана, - предложил руководителям парламентских делегаций Украины, Молдовы и Грузии скооперироваться на основе общности интересов при решении широкого комплекса вопросов экономического и политического характера. Тогда это предложение было воспринято с интересом. Однако в июне 1993 года ситуация в Азербайджане радикально изменилась, это обстоятельство отбросило решение вопроса на неопределенное время. К счастью, не надолго. Уже в 1997 году вопрос о межгосударственной кооперации был реанимирован Э.Шеварднадзе.

В силу объективных инерционных причин, во многом связанных с выходом из постсоветского пространства, страны-участницы формирующегося регионального сообщества ведут себя пока еще довольно нерешительно. Однако сегодня никто уже не может отрицать безусловную перспективность этого проекта. Последние события, связанные с поставкой сырой каспийской нефти в Украину, убедительно это подтверждают.

Хочу при этом добавить, что ограничивать региональную кооперацию только лишь вопросами, связанными с транспортировкой углеводородного сырья, на мой взгляд, было бы неверно, поскольку потенциал нашего сотрудничества несопоставимо шире - практически весь спектр политического, экономического и социокультурного обеспечения жизнедеятельности жителей региона.

Особое место в этих вопросах занимают проблемы коллективной безопасности.

Обращает внимание, что некоторые страны ГУУАМ уже высказали желание более активно сотрудничать с НАТО, как с надежным гарантом, обеспечивающим безопасность и стабильность в регионе. На мой взгляд, наиболее приемлемым статусом, обеспечивающим национальную безопасность стран, вошедших в ГУУАМ, мог бы стать австрийский вариант. То есть, такое положение, когда наиболее влиятельные страны международного сотрудничества взяли бы на себя обязательства по защите государственных интересов стран Каспийско-Черноморского региона.

В этом случае можно было бы пойти на широкую демилитаризацию. Однако должен признать, что на сегодня такая перспектива малореальна.

- Во всем мире наблюдается повышенный интерес к тому, какими путями будут формироваться идеологии постсоветских республик. В частности, в новых постсоветских государственных образованиях, имеющих в своей истории исламские традиции. По моим наблюдениям, в Азербайджане имеется своя особенность - население страны традиционно ориентировано на две исламские конфессии - ислам шиитского и суннитского толка. Кроме того, я хотел бы уточнить ваше видение взаимоотношений между государством и религией.

- Должен признать, что на сегодня в Азербайджане не реализованы ни деструктивный, ни консолидационный потенциал ислама. Позиция нашей партии по вопросу места и роли ислама в обществе остается неизменной с начала века. Она состоит в том, что государство и религия должны существовать в автономных пространствах и не подменять друг друга.

За советский период в нашей стране религии были нанесены сокрушительные удары. Особо это относится к исламу. В результате преследований в обществе возобладал не то чтобы атеизм, но какая-то индифферентность по отношению к религии. Процесс возрождения национальных традиций и культуры, начавшийся повсеместно с начала обретения независимости, дал мощный импульс для восстановления исламских традиций в азербайджанском обществе. Однако я не вижу возможностей, в силу которых ислам в нашей стране может занять ведущие политические позиции. Ведь даже в начале века ислам не мог сколько-нибудь существенно влиять на политические ориентации азербайджанского общества.

Ничего не имею против того, чтобы Азербайджан интегрировался в межгосударственные экономические структуры стран исламского содружества. Что же касается существования в Азербайджане, как вы выразились, двух исламских конфессий, то не думаю, что это имеет сколько-нибудь значимое и актуальное воздействие на жизнь общества. Эта проблема (и то, лишь потенциально) возникает только тогда, когда исламские страны пытаются концентрировать внимание на них.

- И все же. Может ли ислам в Азербайджане оказать существенное воздействие на формирование государственной идеологии?

- Однозначно нет, поскольку в Азербайджане существует мусаватская идеология, ставшая в начале века нашей общенациональной идеологией. Когда в 1991 году мы провозгласили независимость Азербайджана, то идеологической платформой страны стали восстановленные нами политическая, экономическая и социальная программы партии «Мусават». Мы возвратили народу всю государственную символику этой партии - герб, знамя и гимн. Общество с воодушевлением приняло идеи «Мусавата», поскольку они совпадали с социальными ожиданиями народа. Даже коммунист № 1 Азербайджана - Гейдар Алиев, вступая во власть, вынужден был преклонить колени и поцеловать трехцветное знамя «Мусавата» как символ независимости и будущего нации и государства.

- В середине ноября в Азербайджане будут проводиться муниципальные выборы. Как оппозиционный блок строит свою предвыборную кампанию?

- Сегодня, в условиях жесткого давления властей, у нас нет возможностей для честного и демократического конкурса политических идей и партийных программ, каковыми по определению являются выборы. Не исключено поэтому, что предстоящие выборы могут быть нами бойкотированы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно